Новости / Люди

«Загадывала хорошо учиться и красиво петь» – жители Барановичей разных поколений о том, как встречали Новый год

2.01.2018, 10:09 / remove_red_eye 1457 / chat_bubble

Игрушки из ваты, разукрашенные зеленкой и фурацилином, шапка с конфетами на подоконнике, костюм Звездочета из постельного белья и волнение перед встречей с Дедом Морозом – горожане разных поколений поделились своими новогодними воспоминаниями.

«Загадывала хорошо учиться и красиво петь» – жители Барановичей разных поколений о том, как встречали Новый год

«Елку украшали конфетами, печеньем, ватой, гирляндой из бумаги»

Нинель Гудзь, 91 год:

Нинель Гудзь. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Нинель Гудзь. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

– Во времена моего детства Новый год был не таким праздником, как сейчас. Все было проще. Елочных игрушек не было – елку украшали конфетами, печеньем, ватой, гирляндой из бумаги. На столе были пирожки, свежие яблоки, изюм и компот. В Новый год я загадывала хорошо учиться и красиво петь.

Помню, еще до войны в школе устраивали утренники. Когда мне было 13 лет, мы ставили «Сказку о рыбаке и рыбке». Мама из своих старых вещей сшила мне костюм и красиво его украсила. А еще я помню, как на Новый год мама сшила мне в подарок юбку в складку. Это был самый дорогой для меня подарок.

1926 год. Десятимесячная Нинель со своими родителями. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

1926 год. Десятимесячная Нинель со своими родителями. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Потом пришла война. Я попала на фронт медсестрой, но Новый год мы отмечали. В 1944 году собрались с коллегами, выпили по 100 грамм. Пели в землянке фронтовые песни и загадывали, чтобы поскорее закончилась война. В тот год я первый раз попробовала пиво, и мне оно не понравилось.

РЕКЛАМА
1944 год. Восемнадцатилетняя Нинель в военное время была медсестрой. Фото: архив Нинель ГУДЗЬ

1944 год. Восемнадцатилетняя Нинель в военное время была медсестрой. Фото: архив Нинель ГУДЗЬ

А в 1945-м я уже отмечала Новый год дома со своей семьей – родителями, сестрой и тремя братьями. Жили скромно, к праздничному столу мама готовила ватрушки и пирожки, были рыбные консервы и колбаса, а еще ставили «бражку». Мы ходили в гости, к нам приходили соседи и знакомые. Поздравляли друг друга, пели песни, танцевали, выходили на улицу и играли в снежки. Чтобы украсить елку, я делала игрушки из ваты – яблоко, лимон. Скатывала вату, потом раскрашивала зеленкой и фурацилином, а из плотной бумаги делала листочки и стебли.

«Оливье» стали готовить к новогоднему столу в 60-х. Тогда же я впервые попробовала «Советское» шампанское. На праздник пекла печенье, пироги, хворост, сама делала колбасу и полендвицу. В нашем доме собиралось много гостей. После застолья мы ходили к городской елке, танцевали, участвовали в конкурсах. А сколько почтовых открыток приходило на Новый год! Поздравляли знакомые из Украины, Казахстана, Литвы.

Нинель с родственниками. Фото: архив Нинель ГУДЗЬ

Нинель с родственниками. Фото: архив Нинель ГУДЗЬ

Теперь Новый год я отмечаю с сестрой, а на следующий день к нам приезжают внуки и правнуки. На нашем столе сейчас всегда есть и сладкое, и мясное, и фрукты – денег на праздник не жалею.

Правда, елку ставлю искусственную: нет столько сил, чтобы потом убирать осыпавшиеся иголки. Мне кажется, раньше на Новый год было веселее. Сейчас люди перестали общаться друг с другом. Раньше двери всегда были открыты для гостей, а теперь я даже не знаю своих соседей.

«В начале 70-х лучшим друзьям дарили полиэтиленовые пакеты с надписью The Beatles

Татьяна Швед, 61 год:

Татьяна Швед. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Татьяна Швед. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

– Новый год моего детства – это большая, до потолка, елка, запах хвои, мандарины и грецкие орехи.

Папа был военным, и мои детские годы проходили в Польше. Поэтому подготовка к Новому году начиналась с 25 декабря. В этот день папа ставил дома елку. А я с младшими братом и сестрой украшала ее печеньем, конфетами и самодельными игрушками из ваты. Также украшали дом: делали из ваты шарики, нанизывали их на нитку, и получались ватные сосульки. На окна клеили снежинки, а на входные двери вешали скрученную ветку елки, украшенную ватными игрушками. Дома у нас был живой уголок, и аквариумы, домики, где жили рыбки, хомяки, ежики, мы тоже старались как-то украсить.

К новогоднему столу мама готовила «Оливье», пекла пироги и пирожки, запекала в духовке гуся или утку. Мы ходили к папе в воинскую часть, где нас поздравлял Дед Мороз и дарил сладости.

Дети Татьяны на утреннике в детском саду. Фото: архив семьи ШВЕД

Дети Татьяны на утреннике в детском саду. Фото: архив семьи ШВЕД

Новый год праздновали дома с родителями. По телевизору смотрели специальную программу, которую транслировали из Советского Союза, и слушали новогоднее обращение Леонида Брежнева.

Новогодние подарки – обычно игрушки – Дед Мороз (понятно, что родители) оставлял на подоконнике. Там же лежала новогодняя шапка с конфетами «Мишка на Севере», «Кара-Кум», «Красный Мак», «Грильяж». Как мы радовались этим подаркам!

В школьные годы мы сами шили себе новогодние костюмы, красили волосы чернилами. Моим любимым новогодним нарядом было голубое платье в стиле Наташи Ростовой из фильма «Война и мир». Лучшим школьным друзьям делали небольшие новогодние сувениры. Помню, в начале 70-х в моду вошли полиэтиленовые пакеты с надписью The Beatles, и мы дарили их друг другу.

В конце 80-х мы с мужем и сыновьями жили в общежитии от «Торгмаша». Под Новый год собирали по комнатам подарки для детей, а потом я переодевалась в Снегурочку, муж – в Деда Мороза, ходили и раздавали эти подарки. Весело было.

1984 год. В общежитии Торгмаша. Фото: архив семьи ШВЕД

1984 год. В общежитии Торгмаша. Фото: архив семьи ШВЕД

Для меня Новый год – волшебный, семейных праздник. Я до сих пор верю в Деда Мороза, сама жду подарков и готовлю подарки для своих родных. Только оставляю их не на подоконнике, а под подушками. Как моя мама, к новогоднему столу я запекаю утку, мясо и подаю различную выпечку.

Самым запоминающимся для меня стал Новый год в 2002-м. Мы с мужем тогда получили квартиру и отметили праздник уже в своем доме в кругу большой семьи – с сыновьями и их женами.

Татьяна с родными людьми. Фото: архив семьи ШВЕД

Татьяна с родными людьми. Фото: архив семьи ШВЕД

«Перед встречей с Дедом Морозом я всегда волновался»

Дмитрий Лизевич, 31 год:

Дмитрий Лизевич. Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Дмитрий Лизевич. Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

– У меня Новый год ассоциируется с конфетами «Грильяж» и салатом «Оливье» – неизменным атрибутом праздничного стола. Помню, как родители начинали готовиться к Новому году за две недели: ставили большую настоящую елку, украшали ее игрушками и мишурой. Мы вместе развешивали по дому «дождик», вырезали снежинки и разрисовывали окна гуашью.

Помню свои новогодние костюмы, которые мама шила из того, что было. Например, ушки зайчика сделала из своей старой шапки, а костюм Звездочета – из постельного белья. Этот костюм мама шила три ночи, потом мы вместе красили его в черный цвет и гуашью рисовали на нем звезды.

Дима в костюме зайчика. Фото: архив Дмитрия ЛИЗЕВИЧА

Дима в костюме зайчика. Фото: архив Дмитрия ЛИЗЕВИЧА

Домой к нам приходили Снегурочка и Дед Мороз, раздавали подарки за стихотворение или песню. Перед встречей с Дедом Морозом я всегда волновался. Обещал ему, что буду послушным, но после праздника о своих обещаниях забывал. И лишь перед Новым годом мое поведение менялось в лучшую сторону.

На Новый год у нас собиралась вся родня, было шумно и весело. Родители организовывали два стола: для взрослых и отдельно для детей. Я помогал маме накрывать на стол. И мне всегда так хотелось попробовать какое-нибудь блюдо со стола! Дожидаться, когда все сядут за стол, было сложно.

РЕКЛАМА

После полуночи мы выходили на улицу, где к нам присоединялись соседи, и мы шли на елку и продолжали веселиться.

В Деда Мороза я верил лет до восьми и каждый год писал ему письма. Просил то пистолет с пистонами, то лыжи. Самым дорогим и долгожданным подарком стала игра «Тетрис». Потом я узнал, что Дед Мороз – это переодетый сосед. Но виду не подал – хотел и дальше получать подарки. Впрочем, в глубине души я надеялся, что Дед Мороз все равно существует.

Дима в преддверии новогоднего праздника. Фото: архив Дмитрия ЛИЗЕВИЧА

Дима в преддверии новогоднего праздника. Фото: архив Дмитрия ЛИЗЕВИЧА

Став взрослым, я отказался от некоторых семейных традиций. Например, вместо живой елки ставлю искусственную: мне жалко вырубленных деревьев. Также мы с семьей перестали ходить на городскую елку: теперь там мало кто собирается, чтобы потанцевать и повеселиться.

А вот салат «Оливье» обязательно готовим – без него нет никакого праздника. Вместе с детьми раскрашиваем окна и украшаем квартиру. В новогоднюю ночь также, как и мои родители, накрываем для детей отдельный стол.

На мой взгляд, сейчас Новому году не хватает той всеобщей эйфории, которая была много лет назад. Люди стали хмурыми, необщительными, они празднуют Новый год дома, а потом укладываются спать.

«Перед тем, как часы пробьют 12, мы обязательно загадывали желания»

Илья Жингеровский, 24 года:

Илья Жингеровский. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Илья Жингеровский. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

– У меня Новый год детства ассоциируется с мишурой и бенгальскими огнями.

Помню родители за полторы недели до Нового года ставили настоящую елку, украшали ее стеклянными игрушками, фантиками, а также колокольчиками, елочками и снеговиками, которых делали из бумаги и разукрашивали красками.

Квартиру украшали гирляндой и мишурой, на окна клеили снежинки, разрисовывали стекла, а еще делали мягкие игрушки – Снегурочку и Деда Мороза. Можно сказать, только ради этой предпраздничной суеты я и ждал Новый год.

На новогодний стол мама готовила запеченную рыбу, пекла пироги, делала отбивные и свои фирменные мясные и сладкие рулетики. На столе всегда были мандарины, конфеты, компоты и шампанское. Моим любимым блюдом была «Селедка под шубой». Перед тем, как часы пробьют 12, мы обязательно загадывали желания: писали на бумажке, поджигали ее и бросали в шампанское, а во время боя курантов выпивали. Попробовать шампанское мне разрешили только в 14 лет.

1995 год. Илья у дедушки на руках за праздничным столом.                  2005 год. Новый год в кругу семьи. Илья с братом на руках.

1995 год. Илья у дедушки на руках за праздничным столом.                  2005 год. Новый год в кругу семьи. Илья с братом на руках.

После мы шли на елку, где играли в снежки с другими детьми и взрослыми, водили хороводы. А на следующий день обычно ездили в деревню к бабушке и дедушке.

В Деда Мороза я верил до 12 дет. Каждый год писал письма с просьбой подарить гоночную машину, приставку. Письма оставлял под елкой. Родители говорили, что если буду плохо себя вести, то не получу подарок, поэтому я старался слушаться.

Самым долгожданным новогодним подарком был робот на батарейках. Когда я получил его, то не расставался с роботом ни на минуту – спал с ним, брал с собой в детский сад.

Когда мне было 15 лет, я мечтал получить в подарок телефон и даже написал письмо Деду Морозу. Я знал, что Дед Мороз – это мама, но мне нравилось поддерживать веру в новогодние чудеса. Это лучше, чем просто попросить подарок. Телефон я получил только к 16-ти годам, позже мама подарила нам с братом компьютер. А потом я стал подрабатывать и уже не просил никаких подарков.

1997 год. Илья накануне Нового года. Фото: архив Ильи ЖИНГЕРОВСКОГО

1997 год. Илья накануне Нового года. Фото: архив Ильи ЖИНГЕРОВСКОГО

В нашей семье по-прежнему любят Новый год и тщательно готовятся к нему. Только вместо живой елки в доме стоит искусственная. Но мы все так же собираемся всей семьей, загадываем желания и ходим запускать фейерверки.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up