10:12, 20 декабря 2017

Происшествия

remove_red_eye 30467

ОНЛАЙН. Суд над мужчиной, который в Барановичах избил и затащил в машину 15-летнюю школьницу

20 декабря. Обвиняемый перед началом судебного заседания. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Первое судебное заседание началось 20 декабря. Процесс будет открытым. Подозреваемый – 39-летний житель Барановичей. Первоначально он обвинялся в особо злостном хулиганстве (ч. 3 ст. 339 УК РБ), однако СК переквалифицировал обвинение. За похищение с применением насилия в отношении несовершеннолетней обвиняемому грозит до 15 лет лишения свободы.

Читайте также: Онлайн трансляцию второго дня заседания

16.30

Обвиняемый:

– Я виноват полностью. Не знаю, как вымолить прощения. И никогда его не вымолю! Я виновен!

Он начинает снова плакать. Плачет также его жена. Плачут Маша и ее мама.

РЕКЛАМА

Маме Маши стало плохо.

Суд продолжит рассмотрение дела 21 декабря.

16.20

Судья:

– Как вы думаете, зачем Маше говорить, что вы били ее ключом и куском асфальта?

Обвиняемый:

– Я не знаю. Ни ключа, ни камня у меня не было.

– Вы понимали, что она не хотела с вами ехать?

– Когда я открыл багажник, то понял. Но подумал, что она боится ехать именно в багажнике. А посадил ее туда, потому что пока расстилал бы покрывало на сиденье, девочка убежала бы.

Обвиняемый говорит, что рассмотрел девочку уже возле машины.

– Я понимал, что Маша примерно одногодка моей падчерицы.

Обвиняемый перед началом заседания суда. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Обвиняемый перед началом заседания суда. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

16.10

В свое оправдание мужчина говорит, что в поле невозможно найти кусок асфальта.

Судья просит пояснить, почему обвиняемый не спросил у жены по телефону, где собака. Он говорит, что не хотел расстраивать супругу.

Судья:

– Почему вы решили, что собака с вами?

Обвиняемый:

– Я думаю, что она оказалась у меня в голове. Потому что я нанюхался растворителя в гараже и всего, что там стоит. Я выезжал из гаража и чувствовал себя хорошо. Собака сидела реальная, как в тех случаях, когда ездит со мной.

Про окровавленные перчатки он пояснил, что те всегда лежат в багажнике. Они были новые, и мужчина ими не пользовался. Он говорит, что кровь на них появилась от его рук после случайного прикосновения, когда доставал покрывало из багажника. По мнению обвиняемого, кровь на перчатке – его собственная. Добавляет, что Маша поцарапала ему нос и плечо.

РЕКЛАМА

16.05

Гособвинитель просит обвиняемого объяснить суду свое поведение. Тот отвечает, что спрашивал у психиатра, но даже врач не знает ответа.

– Когда дома я увидел собаку, то понял, что совершил. Думал найти Машу и попросить прощения. Хотя, наверное, никогда не выпрошу прощения. Однако милиция приехала раньше и задержала меня.

Прокурор отмечает, что если мужчину признают виновным, то машину как орудие преступления конфискуют.

Адвокат спрашивает у своего подзащитного, во что он был одет в тот день. Тот говорит, что в коричневые шорты и черную майку.

Адвокат:

– Когда вы вышли из машины и шли по пустырю, что у вас было в руках?

Обвиняемый:

– Ключи от машины, сигареты, зажигалка.

Мужчина утверждает, что ключа в руках у него не было. В машине были покрышка, перчатки, ящик с инструментами, покрывало и канистра. Ключ лежал в чемодане. Говорит, что было только кольцо на руке – оно после ударов погнулось.

16.00

Судья:

– В чем вы признаете себя виновным?

– Я признаю, что обручальное кольцо, которым я бил, нанесло девочке такие травмы. И что выбил Маше зубы.

– В обвинении написано, что вы били ключом…

– Я не бил Машу ключом.

– Девочка теряла сознание?

– Она присаживалась на корточки, но она не лежала не земле. Я не знаю. Я не медик. К багажнику я ее подвел, она сама села, я помог ей закинуть ноги.

Прокурор спрашивает, куда и зачем обвиняемый собирался везти девочку. Мужчина говорит, что искать собаку.

Гособвинитель:

– Так собака же была дома!

Обвиняемый:

– Я не знаю, что со мной было. Я бы отвез Машу домой.

– А вы думали о своих детях в тот момент?

– Я не понимал, что со мной творится в тот момент.

15.55

Мужчина утверждает, что бил девочку рукой, а не ключом и куском асфальта.

– У меня не было ключа. Маша, прости меня. Маша, извини.

Девочка плачет.

Гособвинитель:

– Маша утверждает, что вы ее душили.

Обвиняемый:

– Я, возможно, сильно нажал на горло. Но после того, как она выбросила телефон, я ее больше не трогал. Я ее бил, потому что она обманщица.

Подсудимый утверждает, что у него было обручальное кольцо и он бил девочку не камнем, а рукой с кольцом. Такие ссадины оставило, по его словам, именно кольцо.

Обвиняемый начинает сильно плакать. Девочка тоже плачет.

15.50

Обвиняемый говорит, что накануне не пил, не курил, наркотики не употреблял.

Еще раз поясняет, что дома свою собаку называл котиком. И когда Маша сказала про котика, то подумал, что она знает, где животное.

Гособвинитель:

– У вас были галлюцинации? Зачем вы били Машу?

Обвиняемый:

– Не знаю. Если бы Маша показала мне, что собака у нее дома, я бы пошел к ней домой. Но она сказала, что собака на речке.

– Зачем было девочку садить в машину?

– Откуда я мог знать, где именно на речке собака? Маша бы мне показала.

РЕКЛАМА

В это время Маша плачет, ее обнимает мама.

– Когда я открыл багажник, то просто хотел достать и застелить покрывалом салон, чтобы Маша его не вымазала, – продолжает обвиняемый. – Но она, наверное, подумала, что я ее посажу в багажник, и побежала. Я за ней. Я ей говорил, что отвезу домой, когда найдем собаку.

Перед началом заседания Маша расплакалась, когда увидела обвиняемого. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Перед началом заседания Маша расплакалась, когда увидела обвиняемого. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

15.45

Обвиняемый просит прощения у Маши и ее родителей, смотрит в одну точку. Девочку трясет.

Гособвинитель Светлана Пасемко спрашивает, почему он отпросился с работы. Тот отвечает, что со знакомым хотели отремонтировать двигатель. Отпрашивался, поскольку после 17 часов знакомому нужно было забирать дочку из садика и он бы не смог помочь ему. 

Прокурор задает следующий вопрос:

– Где была собака, когда вы уходили в гараж?

Обвиняемый говорит, что оставалась дома.

В 16.30 ему нужно было ехать к знакомому за двигателем.

— Я поехал по Бадака. А потом какое-то безумие! Я пять месяцев задавал этот вопрос себе и психиатру. Ко всем приходит конь, а ко мне собака!

15.40

«Я даже и не понял, что со мной было», – удивляется обвиняемый. Он рассказывает, что бросил майку в стиральную машину и поехал с женой к родителям и по магазинам.

В суде в это время мама Маши дает девочке таблетки.

Обвиняемый подробно рассказывает, где был и куда ездил. Говорит, что в тот момент, когда его остановили милиционеры на улице Брестской, понял, что его ищут.

– Если бы я был один, то я бы признался. Но жена, ребенок, собака… Я решил, что сначала отвезу их домой.

Подсудимый утверждает, что дома жене сказал, что выйдет ненадолго, а сам собирался заехать к потерпевшей, а потом сдаться. Однако возле подъезда увидел милиционеров, спустился и спросил у них: «Вы ищете хозяина машины «Опель Зафира»? Потом сказал, что это он бил девочку, после чего его задержали.

15.35

– Мы поехали дальше искать собаку. На улице Вильчковского девочка пыталась перелезть на пассажирское сиденье. Я ей сказал не вымазывать машину: пятна крови были на потолке. На улице Вильчковского она чуть-чуть открыла двери. Я сказал ей, что мы только заберем собаку и я отвезу Машу домой. Она снова попыталась открыть двери. 

По словам обвиняемого, около АЗС он ехал со скоростью 60 км/час, а когда увидел, что девочка хочет выпрыгнуть, то притормозил до 10–15 км/час.

– Она выпрыгнула, я остановился, увидел, что она бежит от меня, махая встречным машинам. «Фольксваген» остановился, ну я и поехал дальше.

Мужчина говорит спокойно, без эмоций. Дальше, по его словам, он поехал на речку. Там у компании молодых людей спросил про собаку. Но они животное не видели.

– Я смочил майку, надел ее на голову и пошел в машину. Открыл багажник, протер мокрой майкой стекло, чемодан с инструментами, канистру. Кровь на потолке вытирать было бесполезно.

Потом мужчина еще немного поискал собаку и поехал домой.

– Приехал домой, а собака – дома!

Обвиняемого ведут в зал заседания. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Обвиняемого ведут в зал заседания. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

15.33

Обвиняемый рассказывает, что, когда подошел к машине, сказал Маше, что они сейчас поедут на речку искать собаку. Мужчина открыл багажник, и в это время Маша убежала.

Обвиняемый говорит, что догнал девочку, занес и положил ее в багажник. Утверждает, что Маша все понимала, сидела спокойно, то есть была в сознании. В это время рядом проходил мужчина, который нашел Машин телефон. Прохожий их не видел. 

В суде Маша в этот момент смотрит в глаза обвиняемому.

Мужчина продолжает. Когда они поехали на машине, девочка вдруг стала махать руками всем проезжающим машинам и вымазывала кровью окна, стучала в них кулаками. На светофоре успокоилась.

Машу снова начинает трясти при этих словах.

Обвиняемый утверждает, что после светофора увидел у девочки в руках ключ-трещотку из его чемодана с инструментами и приказал ей не бить окна. По словам мужчины, когда машина остановилась возле «Евроопта» на улице Бадака, Маша успокоилась.

15.30

Помолчав, подсудимый продолжает:

– Мы дома тоже называем собаку котиком. Поэтому я подумал, что Маша знает, где моя собака. Я схватил Машу, ударил, она стала кричать, я сказал «Не кричи!». Ударил еще раз, она присела, я еще раз ударил. Держал за шею. Когда она опустилась на землю, я сдавил ей шею. Она сказала, что знает, где собака, и просила ее не бить.

По словам обвиняемого, девочка сказала, что вместе с подругами взяли собаку с собой на речку. Он взял Машу за шлейки и приказал вести его к животному.

– Я увидел, как она что-то набирает в телефоне. Подумал, что набирает sms друзьям, чтобы те спрятали собаку. Я ударил ее, потащил, она мне говорила, что у нее тоже был щенок, но он умер. Я сказал, что мои дети тоже будут переживать из-за собаки.

15.25

Обвиняемый говорит, что Машу до этого случая не знал. 2 августа с утра он был на работе, а после обеда отпросился и поехал домой. Там поел и сказал жене, что пойдет в гараж ремонтировать двигатель. В гараже сделал уборку. Примерно через час сел за руль, чтобы ехать за двигателем к знакомому. Когда тронулся, то увидел рядом с собой на пассажирском сиденье собаку.

– Она стала прыгать и лезть в окно. Я подумал, что она хочет в туалет, и выпустил ее возле стройки. Потом вышел сам, но собаки нигде не было. Я отъехал в другое место, чтобы искать собаку. Ходил, смотрел, снял майку, обмотал вокруг головы, стал искать в кустах.

По пути обвиняемый встретил выпившую компанию, которая шла с озера. Но отдыхающие не видели животное. Не видел собаки и мальчик, который ехал на велосипеде.

Когда мужчина рассказывает это в суде, Машу начинает сильно трясти, слезы текут у нее по лицу.

– Потом возле стройки со мной сравнялась девушка. Я спросил у нее, не видела ли она собаку. Она сказала, что нет, и добавила, что видела котенка. Она пошла дальше.

Обвиняемый надолго замолкает и всхлипывает.

15.20

Еще один милиционер дает аналогичные показания. Троих свидетелей, которые не пришли на процесс, допросят завтра.

Начинается допрос обвиняемого.

15.10

– Мы спросили у него, зачем ты напал на девочку? – продолжает милиционер. – Обвиняемый нам сказал, что спросил у Маши, где собака. А она его обманула: сначала сказала, что знает, где животное, но в итоге не знала, а потом стала убегать.

Перед началом заседания суда. Фото: Алена СЕРИКОВА

Перед началом заседания суда. Фото: Алена СЕРИКОВА

15.05

Второй милиционер повторяет слова сотрудника ППС, которого опрашивали ранее. Говорит, что, когда обвиняемого остановили на Вторых Третьяках, у него была ссадина на носу и перебинтована рука. Мужчина пояснил милиции, что чинил мотор и поранился.

Милиционер вспоминает, что, когда мужчину задерживали у подъезда, тот спросил, все ли в порядке с девочкой.

15.00

Сотрудник ППС рассказывает, что, когда они приехали в Боровки, там был еще один наряд милиции. Из многоэтажки вышел мужчина и спросил: «Вы, наверное, ко мне?»

Милиционеры спросили, почему он так думает. Тот ответил: «Из-за девочки». Его задержали и отвезли к ГОВД.

Сотрудник ППС говорит, что, когда обвиняемого проверяли на улице Брестской, он вел себя спокойно. Но милиционеры заметили, что у него перебинтована рука. Видимых следов крови на машине не было.

Адвокат просит описать состояние мужчины в момент задержания в Боровках.

Милиционер говорит, что они шли конкретно к нему домой, но обвиняемый сам вышел к ним: «Он был адекватный на момент задержания, не был агрессивным, не нервничал. Спокойно сел в машину и не сопротивлялся».

14.52

Вызванный в качестве свидетеля сотрудник ППС рассказывает, как во время его дежурства поступила команда о начале плана «Перехват». Милиция стала проверять все машины с приметами – темная, сзади покрышка, детское кресло в салоне.

Потом сообщили, что следует искать «Опель Зафира».

– Мы обнаружили на улице Брестской похожую машину. Там был мужчина с семьей. Водитель подумал, что мы из ГАИ, но мы сказали, что ищем автомобиль по приметам. Мы его отпустили и поехали в больницу к потерпевшей, чтобы узнать подробные приметы. Там Маша вспомнила, что видела в машине рыжую шерсть животного.

Тогда милиционеры вспомнили, что в машине, которую проверяли на Вторых Третьяках, была рыжая собака. В дежурной части проверили данные автомобиля и сообщили, что водитель живет в микрорайоне Боровки.

14.47

Свидетель, врач «скорой помощи», рассказывает суду, как медиков вызвали на вызов. Диспетчер сказал, что на АЗС на улице Вильчковского на траве сидит девочка. У нее ссадины, ушибы на челюсти, руке и голове.

Врач повторяет рассказ Маши, который она говорила ему 2 августа. Гособвинитель уточняет у врача, называла ли девочка приметы мужчины и машины. Тот отвечает, что слышал про черное авто и невысокого мужчину.

14.45

Судья уточняет у Маши: «Вы говорили, что в авто вас накрывали тонкой тканью типа марли?» Девочке показывают фото покрывала. Маша рассматривает снимок и говорит, что это не та ткань.

14.40

Обвиняемый говорит, что готов заплатить за услуги стоматолога и лечение девочки. Но о компенсации морального вреда говорит, что это слишком большая сумма для его семьи.

«Если бы у меня были деньги, я бы не пожалел их для Маши. За такое и миллиард отдать можно. Но я пока не знаю, в какой сумме я признаю иск. Да, я сломал Маше зубы, но пока я затрудняюсь назвать сумму».

14.35

Мама девочки называет сумму компенсации морального вреда – 10000 рублей.

Она поясняет, что эти пять месяцев вся семья живет на нервах. О произошедшем все вспоминают каждый день.

Судья попросила пересчитать сумму материального ущерба, исключить стоимость покупки нового телефона и включить сумму на ремонт старого. Иски выделят в отдельное гражданское производство.

14.34

Папу Маши удаляют из зала суда за разговоры.

РЕКЛАМА

14.30

Перерыв закончился, заседание суда продолжается.

Мама Маши говорит, что требует компенсацию материального ущерба – 924 рубля. Это стоимость лечения, лекарств, услуг стоматолога. Маше также пришлось покупать новый телефон взамен разбитого. Сумма мобильного включена в обозначенную выше сумму.

Прокурор отметила, что нельзя просить компенсацию за новый телефон – можно включать только сумму за ремонт старого.

 

В суде объявлен перерыв до 14.15.

13.00

По очереди допрашивают коллег по работе обвиняемого. Они характеризуют обвиняемого положительно. Говорят, что он отличный и добросовестный работник. Вспышки агрессии у него никогда не замечали.

Один из коллег обвиняемого рассказывает, что в тот день мужчина примерно в 15 часов отпросился с работы. Сказал, что нужно отремонтировать машину.

12.55

Адвокат обвиняемого спрашивает, готова ли семья принять материальное возмещение от семьи обвиняемого. 

Отец отвечает, что материальное возмещение будут требовать с обвиняемого, а его родственники не виноваты: «Виновата во всем эта мразь».

Папа Маши плачет и просит суд хорошо разобраться в деле. Его голос дрожит. Он считает, что надо строго наказать обвиняемого:

– Не пожизненно и не смерть, но так, чтобы другим маньякам было неповадно. Я не знаю, как моя дочь выжила.

12.45

Начинается допрос отца Маши.

Повторяет слова жены, что ждали дома дочку с Мышанки. Говорит, что позвонила какая-то женщина, он ответил, что ошиблись номером. «Потом я понял, что это с Машиного номера звонили!»

Он перезвонил, ему сказали, что нашли телефон в крови. Отец поехал на место находки. Это было недалеко от дома. Там была звонившая женщина с сыном. Они сказали, что видели рядом темную машину.

«Я стал кричать, звать дочь, искать ее по кустам. Я думал, что там какой-то маньячила».

Адвокат делает отцу замечание за то, что тот называет обвиняемого «маньячилой».

Отец Маши продолжает рассказывать. Говорит, что в это время ему позвонили милиционеры и сказали, что нашли его дочь. Он поехал на АЗС.

Вспоминает, что Маша сильно кричала: «Папа, я жива! Папа, я знала, что ты найдешь меня!»

В это время все в суде плачут.

Папа девочки говорит, что видел место преступления. По его мнению, машина стояла в укромном месте, а нападение было спланировано.

12.40

Сын свидетельницы рассказал на суде, что наглядно знает обвиняемого. Вспоминает, что когда шел в магазин, то заметил машину с открытым багажником и покрывало на траве.

Пройдя еще 200 метров, он нашел рюкзак, телефон и тапочки. Мужчина позвонил своей маме, спросил, что делать. Примерно через 10 минут она пришла и позвонила на номер, подписанный «папа».

Сын женщины говорит, что рядом с машиной никого не было. Возле машины на траве было расстелено покрывало. 

12.33

Допрос свидетельницы – женщины, нашедшей телефон.

Рассказывает, что ей в тот день позвонил ее сын и сообщил, что нашел телефон в крови, шлепанцы и рюкзак. Свидетельница пришла туда и с окровавленного телефона позвонила на номер, подписанный «папа». Тот сразу сказал, что не туда попали, но потом перезвонил и приехал на место находки.

Женщина утверждает, что когда ее сын нашел вещи девочки, то еще видел машину обвиняемого. Женщина видела только кровь на телефоне и на дороге.

12.30

Допрос свидетеля Валерия Говши.

Повторяет рассказ жены. Говорит, что первые слова девочки были: «Увезите меня скорее. Меня хотят убить». Она была в шоке, испугана, в панике. Просила не говорить папе, что потеряла телефон. Рассказала, что ее бил камнем и ключом какой-то мужчина. Выбил ей зуб.

12.25

Допрос свидетеля Ольги Говши (к ней в машину запрыгнула Маша на АЗС). 

Рассказывает, что 2 августа собирались с мужем поехать в лагерь к детям. Выезжая с АЗС, они пропускали машины на улице Вильчковского. К ним подбежала девочка, которая просила о помощи и кричала, что ее убивают. Она села на заднее сиденье и рассказала о нападении. Девочка была без обуви – босиком.

Ольга повторяет слова Маши о нападении. Говорит, что у девочки была запекшаяся кровь на голове, сгустки крови в волосах и разбит палец. 

«Мы вызвали милицию и посадили девочку на травку возле АЗС».

12.20

Жена говорит, что муж на свиданиях в СИЗО и в письмах просил ее встретиться с родителями Маши и попросить у них прощения. Утверждает, что звонила родителям девочки. Однажды приходила к их дому, но те не хотели видеться.

– Я все время ждала экспертизу. Надеялась, что обвинение не подтвердится, что это не он, – поясняет она. – Я вообще не понимаю, как все это произошло.

Она очень сильно плачет. Говорит, что она и свекровь готовы возместить Маше часть ущерба.

Женщина говорит, что на покрывале из машины не было крови, только шерсть их собаки. У них – Фанни, шарпей. Животное часто вырывается из ошейника и убегает.

– Первое время я не верила, что это сделал муж. Но все подтвердилось. Я не знаю, что делала бы на месте Машиных родителей. Но мы оказались на другом месте…

Женщина просит прощения у родителей Маши.

Мама девочки отвечает: «А в чем вы виноваты? Ни в чем!»

12.10

Гособвинитель Светлана Пасемко спрашивает у жены обвиняемого, как вел себя муж во время проверки машины милиционерами. Та отвечает, что очень спокойно. Поясняет, что в гараж он уходил в черной майке и шортах. Когда вернулся, одежда была чистая.

Гособвинитель спрашивает «Что, по вашему мнению, случилось с мужем? Ведь у вас тоже есть дочь 17 лет». Женщина отвечает, что не знает. Говорит, что в семье не было конфликтов и ссор. Они в браке с 2006 года. Странностей за мужем не замечала.

Обвиняемый в это время не смотрит на супругу, сидит, опустив голову. Жена плачет. Маша спокойно слушает. 

Женщина говорит, что у обвиняемого с дочкой всегда были хорошие отношения. Поэтому она и не могла в это поверить.

Когда жена сказала, что ее дочь от первого брака называет мужа с пяти лет папой, обвиняемый заплакал.

12.00

По ее словам, позже милиция привезла мужа, чтобы он открыл машину.

Жена обвиняемого спустилась и спросила: «Это правда ты сделал?». Он сказал «да» и, по словам женщины, был отрешенный.

Жена вспоминает, что, когда садились в машину в 19 часов, ничего подозрительного там не заметила – все было чисто.

11.55

Примерно в 22 часа к ней пришел следователь и попросил спуститься открыть машину. Но ей не на кого было оставить ребенка и она не спустилась. Следователь сказал, что ее муж избил человека.

Около полуночи следователь вернулся. Ребенок уже спал. Следователь рассказал, что муж камнем избил девочку-подростка, затащил ее в багажник и увез.

«Я сказала, что такого быть не может», – женщина очень сильно плачет.

11.35

Вызывают в качестве свидетеля жену обвиняемого.

Она находится в декретном отпуске. От показаний не отказывается, немного плачет. Говорит, что узнала о случившемся от милиции.

Женщина рассказывает, что муж ушел с утра на работу. Вернулся домой около 15 часов, перекусил и пошел разбирать мотор в гараж. Вернулся домой после 17 часов. Показал рассеченную руку и сказал, что поранился, когда разбирал двигатель. Он помылся, и они поехали к родителям.

По дороге заезжали в магазины. Потом вместе с матерью мужа гуляли во дворе.

Когда возвращались назад, на Вторых Третьяках их остановили сотрудники ГАИ. Муж вышел из машины. Милиционеры осмотрели машину снаружи, сказали, что проверяют все машины такой марки. Муж был в это время спокоен. Инспекторы записали номер машины и отпустили.

По дороге домой супруги заехали в аптеку, чтобы купить средства для обработки раны. Около 21 часа вернулись домой. Потом обвиняемый сказал, что ему нужно выйти на 15 минут. Телефон оставил дома. Женщина посмотрела в окно и увидела, что мужа уводит милиция. Она выбежала на улицу. Мужчину садили в милицейское авто, и он сказал супруге идти домой. Милиционеры пояснили женщине, что мужа задержали до выяснения обстоятельств по одному инциденту.

11.25

Начинается опрос мамы девочки.

Она рассказывает, что с утра пошла на работу. Ей позвонила Маша и попросилась на речку. Женщина сразу не хотела отпускать дочь, но, когда услышала, что она пойдет с двумя подругами, разрешила. Договорились, что Маша придет домой в 16 часов покушать.

«Я была дома в 16.00. Мы готовили с мужем обед. Позвонила Маша и сказала, что уже подходит к дому. Потом пошел видеозвонок, а там какая-то трава».

Маши долго не было. Родители стали волноваться. Отцу девочки позвонила незнакомка и сказала, что нашла телефон дочки в крови. Отец Маши сразу сказал: «Вы не туда попали». Потом, когда понял, что звонили с номера дочери, перезвонил и спросил, где женщина нашла телефон. Он поехал на машине туда. «Мне муж только успел пояснить, что нашли Машин телефон в крови, и сказал звонить в милицию».

РЕКЛАМА

Женщина во время показаний плачет. Говорит, что сразу позвонила в милицию и все рассказала. «Я боялась, что дочки нет в живых. Все время разговаривала с милицией. Потом мне сказали, что нашли дочку. Рядом с ней папа».

Мать просит строго наказать напавшего на Машу человека. Говорит, что родственники обвиняемого с ними не связывались. Только его мать один раз звонила отцу Маши, но тот положил трубку.

11.23

Начинается допрос обвиняемого.

У него спрашивают, что он делал 2 августа. Он отказывается от дачи показаний. Поясняет, что хочет отвечать потом, когда выслушает всех – Машу и свидетелей.

11.20

Обвиняемый все это время на Машу совсем не смотрит. Он спрашивает у девочки, как она могла увидеть ключ, если он был в перчатке?

– Когда вы меня вели. Я видела его у вас руке, — отвечает она.

11.15

Маша добавляет, что ей во время нападения выбили зубы. Сейчас поставили временные, которые нужно будет менять. Нижние зубы от ударов искривились, сейчас ей нужно ставить брекеты.

Адвокат говорит, что показания Маши на следствии противоречат показаниям в суде. Она не так описала одежду, ключ и ткань.

– Тогда вы говорили, что он бил вас камнем, а сейчас говорите, что ключом.

Маша поясняет, что была в шоке и в то время плохо себя чувствовала.

Адвокат спрашивает, чем ее били в первый раз. Маша говорит, что ключом и что во время допроса запуталась в показаниях.

11.10

Адвокат обвиняемого спрашивает, был ли набор инструментов в машине? Маша говорит, что не было.

Защитник просит описать ткань, которой была накрыта девочка в багажнике. Школьница вспоминает: «Тонкая, бледно-голубая, длина во весь мой рост».

Адвокат: «Вы в багажнике что-нибудь брали?»

Маша отвечает, что нет.

11.05

В суде девочка говорит, что ее били камнем (куском асфальта) и ключом. Адвокат обвиняемого спрашивает, почему во время следствия Маша говорила, что ее били только камнем, и интересуется, куда тогда делся ключ.

Маша не знает. Поясняет, что ее били и ключом, и камнем, а кровь пошла после первого удара.

Адвокат говорит, что согласно рапортам милиции камня на месте преступления не было. Маша не знает, почему камень не нашли.

«Он все продумал и повел меня сразу в машину. Что было в багажнике, не помню. Когда очнулась, голова была на запаске».

11.00

Маша уточняет, что у нее до сих пор болит голова, суставы и сердце. Говорит, что родственники похитителя в больницу к ней не приходили.

Адвокат обвиняемого спрашивает у девочки, на каком расстоянии она увидела обвиняемого на месте преступления.

Она отвечает, что видела мужчину издалека, но не может сориентироваться в расстоянии.

Адвокат просит Машу вспомнить, во что был одет обвиняемый.

«Стоял мужчина, в руке ключ в перчатке. Он был одет в черную майку-боксерку. Была татуировка. Был в светлых бриджах. Цепочка на шее. Стоял спокойно. Ключ был примерно 15 см».

10.50

Там она попросила позвонить своему отцу.

Маша говорит, что раньше никогда не видела обвиняемого. По ее словам, она раньше ушла с карьера, потому что договорилась с мамой, что придет поесть. Дорогу с карьера домой хорошо знала, а подруги ее должны были идти домой через полчаса.

Гособвинитель Светлана Пасемко спрашивает, есть ли у потерпевшей моральные и материальные претензии к обвиняемому. Маша говорит, что есть, но оглашать их будет мама. Гособвинитель уточняет, какое наказание требует потерпевшая сторона. Маша просит наказать обидчика строго.

10.40

«Скоро должны были идти мои подруги. Я думала, они увидят мои вещи и помогут. Но он потащил меня к своей машине. Повалил. Сел на меня, обхватил двумя руками за горло, и я потеряла сознание».

Девочка не помнит, как попала в багажник.

«Очнулась уже в багажнике. Сразу подумала, что сплю дома и мне все это приснилось, но тряслась машина».

Девочка говорит, что стала бить окровавленными руками по стеклу, пытаясь привлечь внимание проезжающих мимо водителей. Но никто не останавливался и не замечал ее.

Тогда школьница перелезла в салон (автомобиль мужчины – минивен, и перегородки между багажником и салоном в нем нет. – Ред.).

«Я приоткрыла дверь, ехала и ждала, чтобы не было осколков на дороге. Прыгнула после заправки и моста. Побежала назад к АЗС. По дороге пыталась останавливать машины, но они проезжали мимо. Я запрыгнула в первое авто, которое стояло на заправке».

10.30

По словам Маши, мужчина молча и долго ее бил.

«Я не считала, сколько ударов. У меня шла кровь из головы и рта. Попал мне по пальцу, он повис».

В руке у девочки был телефон, и она стала по видеовызову звонить маме. Он сказал: «Я все вижу», повалил ее на землю и снова стал бить по голове. «Я думала, что я умру», говорит школьница.

Мама Маши плачет во время допроса дочери.

Мужчина сказал девочке, что у него украли собаку и ее нужно найти. «Он повел меня назад к ж/д путям. Я начала разбрасывать свои вещи по тропинке. Шлепки, рюкзак, телефон. Чтобы меня потом могли найти».

10.27

В присутствии психолога начался опрос пострадавшей.

Маша рассказывает, что 2 августа пошла с подругами на карьер у Мышанки, недалеко от деревни Боровцы. Около 16 часов ей позвонила мама, и она пошла домой. Подходя к ж/д путям, девочка снова позвонила маме. По пути, около пустыря, она увидела мужчину с большим гаечным ключом и натянутой на него строительной перчаткой.

Перед Машей на велосипеде ехал мальчик лет 11-ти, чуть дальше шла нетрезвая пара. Когда Маша подходила к мужчине, ни подвыпившей пары, ни мальчика на велосипеде уже не было – они свернули за угол забора недостроенного здания.

«Мужчина спросил, видела ли я собаку. Все было быстро. Рукой со спины схватил меня за шею и ударил ключом мне по макушке».

10.20

Обвиняемый выглядит растерянно и все время смотрит в пол. Зачитывают его характеристику. Гособвинитель быстро зачитывает обвинение. Мужчина с обвинением согласен.

10.10

Обвиняемый против съемок во время процесса. Родители потерпевшей девочки согласны на фото. Суд решает запретить фотографировать во время заседания. 

10.06

На обвиняемого, когда его вели в зал суда, набросилась мать Маши и попыталась ударить. Началась суматоха. 

Обвиняемого попытались ударить. Фото: Алена СЕРИКОВА

Обвиняемого попытались ударить. Фото: Алена СЕРИКОВА

Обвиняемый. Фото: Алена СЕРИКОВА

Обвиняемого ведут по коридору в зал суда. Фото: Алена СЕРИКОВА

9.50

В суд Маша пришла с родителями и подругой. Девочка говорит, что боится встречи со своим похитителем. Она плачет. Видно, что все волнуются. Маму Маши трясет. Рядом ожидают начала заседания жена обвиняемого, его двухлетний сын и мать.

Маша перед началом заседания суда. Фото: Алена СЕРИКОВА

Маша перед началом заседания суда. Фото: Алена СЕРИКОВА

Предыстория

Маша была похищена 2 августа, когда возвращалась с карьера возле Мышанки. Чудом ей удалось выпрыгнуть из машины. Подозреваемого задержали дома через несколько часов. Как отмечали милиционеры, которые его задерживали, мужчина выглядел поникшим и не вырывался.

С августа обвиняемый находился в СИЗО. Правоохранители не комментировали ход следствия. Когда дело передали в суд, стало известно, что инкриминируемую ему статью переквалифицировали. Судить мужчину будут по статье «Похищение человека с применением насилия в отношении несовершеннолетней (пункты 1 и 7 ч. 2 ст. 182 УК РБ). Максимальное наказание, предусмотренное данной статьей, – 15 лет лишения свободы.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up