Автор: Intex-press

15:00, 2 декабря 2017

Общество

remove_red_eye 3947

«Может, оно того и стоило». История девушки, получившей 14 лет тюрьмы за убийство отца

Фото: сайт pixabay.com

Сейчас Кристина отбывает наказание в исправительной колонии в Гомеле. «СБ» поговорила с ней и узнала, за что она, мама годовалого на тот момент сына, убила своего отца, которого до этого не видела почти двадцать лет.

Зимой 2011 года егерь обнаружил в лесу под Дзержинском человеческое тело, наспех присыпанное снегом. Вызванные сотрудники следственно-оперативной группы сначала подумали, что имеют дело с жертвой криминальной разборки: найденный задушенным мужчина средних лет кавказской национальности был обильно покрыт характерными татуировками. При нем не нашлось ни документов, ни телефона – ничего, что помогло бы установить личность убитого. Узнать, кто он, удалось лишь по отпечаткам пальцев и тем самым татуировкам. Им оказался 42-летний армянин по имени Граер. 

Расследование показало, что в Минске у ранее судимого мужчины есть дочь Кристина. С ней он часто созванивался, в том числе и в день его гибели. Вахтер общежития, в котором жила девушка, сообщила, что видела, как вечером та выходила с мужчиной кавказской национальности. 

Кристину задержали, она призналась в убийстве. Ей и двоим ее знакомым дали по 14 лет лишения свободы, пишет «СБ».

РЕКЛАМА

Трагедия для всей семьи

– Все началось, когда моя мама вышла замуж за моего отца. Бабушка и дедушка были категорически против этого брака. Семья военных, очень положительная и довольно состоятельная… Они мечтали выдать дочь за какого-нибудь хорошего парня из своего круга. А папа был нерусский, армянин, нигде не работал. Потом бабушка с дедушкой узнали, что мама беременна мной, и мои родители все-таки поженились. Зятя одели, обули, купили ему машину. Тогда никто не знал, не понимал, а он употреблял наркотики. Стали пропадать из дома деньги, золото, ценные вещи. Мало того, скоро он начал сильно избивать маму. Тогда уж дедушка не выдержал и велел маме его выгнать. Отец стал звонить, угрожать: мол, не пустишь обратно – мало вам не покажется, – рассказывает Кристина.

Однажды ночью у семьи Кристины загорелся дом. Поднялась суматоха, все принялись второпях одеваться. Дедушка тоже выскочил на крыльцо – и тут же упал и умер.

– Оказалось, отец взял в гараже канистру, облил бензином веранду и с ножом затаился поблизости, – рассказывает Кристина.

Это была трагедия для всей семьи. От мамы Кристины все отвернулись, считая ее виновной в произошедшем. Она уехала в Минск, устроилась работать медсестрой, получила общежитие.

«Мы стали о нем забывать»

– Со временем жизнь наладилась. Мама помирилась с родными и встретила другого мужчину. Он меня вырастил. Дай Бог каждому такого отца! – говорит Кристина.

В семье родилось еще двое детей, они построили квартиру. Когда Кристине исполнилось 16 лет, она взяла фамилию и отчество вырастившего и воспитавшего ее отчима. Закончила школу, стала жить гражданским браком с молодым человеком, которому родила сына.  Граера объявили в международный розыск, через какое-то время задержали в Ереване, за убийство тестя его приговорили к 11 годам лишения свободы. Позже были еще судимости – Кристина точно не знает, за что. 

— Мы стали о нем забывать, –  говорит девушка. – Родительских прав его не лишали, на алименты мама не подавала – для этого нужно было с ним связаться, чего она категорически не хотела. Но знаете, подростком я панически боялась мужчин кавказской национальности. 

«Я очень его боялась»

Однажды Кристине позвонил мужчина, который представился посланцем Граера, и попросил встретиться. 

–  Я сразу догадалась, что это сам он, – признается девушка. – Не знаю, почему я согласилась встретиться. Надеялась, что он изменился. Ну и посмотреть интересно было. Я ведь его почти не помнила. Но нормального разговора не вышло. Я ожидала услышать хотя бы «Прости!». А вместо этого: «Как ты могла взять чужую фамилию? Как ты можешь называть его папой? Почему ты мне не писала?»

Кристина до сих пор не знает, как отцу удалось разыскать ее. Слышала, что через справочную: позвонил, рассказал душещипательную историю, мол, любовь в молодости, только сейчас узнал о существовании дочери… 

 – Я очень его боялась! – говорит девушка. – Но попыталась объяснить, что их с мамой отношения давно закончились, у всех своя жизнь. Предлагала ему забыть обо всем, снять жилье, найти работу и просто общаться. Спрашивала, за что дедушку убил, ведь тот девятерых внуков так и не увидел. Он ответил: «Да, дед твой был хорошим человеком, просто выскочил первым, а мне было все равно, кого резать». Он не скрывал, что приехал мстить моей матери. Причем знал о ней все: адрес, место работы, количество детей. 

Кристина стала избегать встреч с отцом, и тогда он взялся за остальных: названивал бабушке и требовал денег, звонил матери и рассказывал, как будет у нее на глазах резать ее детей.

–  Мама обратилась в милицию, – вспоминает девушка. – Ей предложили идти к участковому и написать заявление. Она объяснила, что боится выйти за дверь – мы еще жили в общежитии квартирного типа. Тогда прислали двух сотрудников. Он позвонил при них, я включила телефон на громкую связь, и тут он все выложил! Еще раз рассказал, как будет нас убивать. Милиционеры что-то записали и ушли, пообещав, что с нами свяжется участковый. Он перезвонил через пару дней и сказал, что максимум, который грозит отцу, — полгода ареста за угрозы. Я просила: «Вышлите его в Армению! У него был запрет на въезд в нашу страну. Или в Рязань – его там ищут за избиение жены». Участковый сказал, что ничего не может сделать.

Задушили тросом

РЕКЛАМА

Жизнь в страхе продолжалась несколько месяцев. Однажды февральским вечером Граер позвонил бывшей жене и предупредил, что сейчас приедет убивать ее семью. Супруги с тремя сонными детьми на руках выбежали через черный ход и сели в такси. Кристина отказалась уезжать. Она надеялась, что ее родной отец не тронет. Он явился только через три дня. Девушка была со своими приятелями.  

–  Подсознательно мы понимали, что будем делать, – признается Кристина. – Но ни о чем не договаривались. Отец с порога учинил скандал: бегал по комнатам, искал мать. Я приготовила для него кофе, куда бросила несколько таблеток снотворного. Они у нас давно лежали, когда-то бабушке лежачей по четвертинке прописывали, уже и срок сошел. Зачем добавляла? Я не знаю! Притормозить его как-то хотела. Это потом расценили как жестокость, стремление привести его в беспомощное состояние. Но они не подействовали, ни в его крови, ни в желудке следов этого препарата не нашли, это я сама призналась на следствии, что подсыпала. Он вышел из общежития в нормальном состоянии, вон и вахтерша видела. 

Молодые люди покатали Граера по городу в арендованной Кристиной машине, надеясь, что он все же уснет, а потом отправились за город. Заехали на заправку за буксировочным тросом, захватили с собой лопату. Этим тросом мужчину и задушили в лесу.

«Некуда нам было бежать»

–  Я понимаю, что сделала! – говорит Кристина. – Тогда убийство казалось мне единственным выходом. Это сейчас думаю, что надо было стучаться во все двери, просить защиты. Но как бы жестоко это ни звучало, может, оно того и стоило! Он уже убивал, а сейчас детей полон дом! Ну некуда нам было бежать! А так все мои родные живы, не боятся теперь выпустить в деревне детей на улицу, бабушка перестала держать возле кровати железный кол. 

Девушка признается, что после убийства испытала облегчение – как ни страшно это звучит. Она съездила к матери, отвезла ей детское питание и памперсы, призналась в своем поступке, попрощалась с сыном и отправилась ждать сотрудников милиции. Вскоре за ней пришли.

–  Я была готова к тому, что придется сидеть в тюрьме! Не бегала, не пряталась, сотрудничала со следствием. Надеялась, что суд учтет характеристики Граера и нам дадут лет восемь – десять. Такого приговора я не ожидала! – говорит Кристина.

Сначала она обращалась с кассационными жалобами в вышестоящий, а потом и в Верховный Суд – пыталась доказать, что нет в ее действиях особой жестокости. Не вышло. Последние два года она никуда не жаловалась, пишет «СБ».

–  Себя жалеть нечего! – говорит Кристина. – Здесь не так страшно, все накормлены, есть порядок, условия. Если ты их выполняешь, все нормально. Тяжело там. Сын растет без меня. Тяжелее всех маме. Она очень сильно себя винит. И за отца, и за меня – за все! 

Читать также

Поможем Александру жить!

4 часа назад remove_red_eye 1839
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up