20:16, 15 ноября 2017

Отношения

remove_red_eye 5795

Дети от первого брака. Истории жителей Барановичей, которые на своем опыте испытали проблемы со «своим-чужим» ребенком

Фото: сайт pixabay.com

«Я понимала, что нас связывает только общая жилплощадь, а по факту он и его дети – это одна семья, а я с дочкой – совсем другая». Каково это – выстраивать отношения с детьми от первого брака своего избранника, Intex-press рассказали горожане, испытавшие это на себе.

Светлана, 32 года. «Выходных я ждала со страхом: придет не придет»

– С моим будущим мужем Сергеем мы познакомились пять лет назад. У нас обоих до этого были браки, закончившиеся разводом. Еще на первой нашей встрече Сергей рассказал, что у него есть дочь (ей тогда было 12 лет), которая живет с его бывшей женой и ее новым супругом. За первый год нашего с Сергеем общения я видела его дочку всего несколько раз. Сергей рассказывал, что его бывшая жена была категорически против их встреч и отпускала дочь к нему очень редко.

Буду просто хорошей тетей

РЕКЛАМА

Как-то Сергей пригласил меня в гости и сказал, что дочка у него. Перед первой встречей я волновалась, как перед экзаменом. Не знала, как себя вести, что говорить. Решила зайти в магазин, купить торт. Наверное, час стояла в кондитерском отделе – в голове были не торты, а то, как все пройдет. Как лучше сказать – «привет» или «здравствуй», где сесть, куда смотреть.

Хорошо, что всю инициативу тогда взял на себя Сергей. Он привел меня в кухню, представил. Мы пили чай, ели торт, говорили почему-то о моей работе. Какой-то особенной реакции на меня у девочки не было – она чувствовала себя как дома, как мне казалось, совсем не стеснялась. Где-то через полчаса она ушла в комнату смотреть телевизор, и я выдохнула.

После этого я часто думала, как строить с ней отношения дальше. Пытаться стать для нее мамой – неправильно, ведь у нее есть родная мама. Подругой – тоже не то, ну какая может быть дружба между взрослой женщиной и девочкой, которые видятся раз в два-три месяца. Я решила, что буду просто хорошей тетей, которая любит ее отца и желает им обоим только хорошего.

Она еще ребенок, ничего не понимает

После года отношений мы решили съехаться. Жить стали у него в квартире, у меня своего жилья не было. Где-то через месяц мой будущий муж (он мне тогда уже сделал предложение) между делом сообщил, что его дочь поживет у нас недели три на летних каникулах. Я была не против, хотя мое мнение, если честно, никто и не спрашивал. Сергей взял на весь июнь отпуск. Я такому решению даже порадовалась: какой хороший отец, хочет побыть с дочерью.

Девочка приехала к нам. Я целыми днями пропадала на работе, все вместе мы встречались только вечером. Я уже потом поняла, что лишь поэтому мы какое-то время ладили. Я старалась не обращать внимания на горы грязной посуды, разбросанные по всей квартире вещи и даже на постоянное присутствие друзей девочки. Я себя успокаивала: она еще ребенок, ничего не понимает, к тому же скоро уедет.

Ее с папой квартира

Прошел июнь, потом июль, но никто от нас уезжать не собирался. Сергей сказал лишь, что его дочке у нас нравится, поэтому она «еще побудет». Если до этого я гнала от себя мысли о том, что не выдерживаю всего этого, то в тот момент поняла, что у меня окончательно сдадут нервы.

Меня раздражало, что она без спроса пользуется моей косметикой, шампунями, полотенцем (хоть первое время она брала их только с моего согласия), ночами сидит в интернете (а папа в это время мирно спит), при любом удобном случае подчеркивает, что это ее с папой квартира, а я у них в гостях. Когда я уходила на работу, она хозяйничала в спальне – вечером я могла найти на нашей с Сергеем кровати ее белье, расческу с волосами, даже тапочки.

На мои замечания она никак не реагировала – просто молчала, убирала свои вещи, демонстративно закрывала дверь в свою комнату, и на следующий день все повторялось. Она меня никак не воспринимала. Я пыталась разговаривать с Сергеем, его родителями. Я считала, что они должны помочь наладить наши отношения с девочкой, поговорить с ней, что я не пустое место в жизни ее отца и с моим мнением тоже нужно считаться. Но они мне твердили, что девочку против меня настраивает бывшая жена Сергея, что мне надо потерпеть, и на этом все. Когда Сергей пытался поговорить с дочкой насчет того, чтобы она хотя бы попыталась меня воспринимать как его будущую жену, любимую женщину, она обижалась, говорила, что не нужна ему, что уйдет к маме и больше не вернется.

Медленно сходила с ума

С каждым днем все становилось хуже. При отце она делала вид доброй и послушной девочки, улыбалась мне, а когда он уходил, начинался кошмар. Если я пыталась с ней поговорить, она грубила в ответ, когда я в кухне включала телевизор, она могла прийти, стать ко мне спиной, переключить канал и разговаривать с кем-то по мобильному.

Сергей говорил, что все разрулится, что я себя накручиваю, а я плакала ночами и медленно сходила с ума. Она присутствовала во всей нашей жизни – когда мы отдыхали с друзьями, когда выбирали новую мебель. Даже на все звонки по домашнему телефону отвечала она. Девочка всеми поступками пыталась мне доказать, что она главная, а я все чаще осознавала, что лишняя в этой семье.

Меня как будто и не было

Когда закончились летние каникулы, в будние дни девочка жила у мамы, по выходным приходила к нам. В октябре мы расписались. Дочки Сергея на празднике не было, ее не пустила мама.

Каждых выходных я ждала со страхом: придет не придет. До нового года она у нас не появлялась. Сергей говорил, что даже звонила редко – в основном, когда нужно было что-то купить или куда-то ее отвезти. Несмотря на то, что отношения между нами с Сережей были хорошими, я стала замечать, как изменилось ко мне отношение его родственников. Его мама, когда приезжала к нам в гости, почти каждый раз отмечала, что «внучка почему-то перестала к папе ходить», а его дядя как-то сказал, что дочь Сергея – гордость их семьи, продолжение моего мужа, наследница. Меня как будто и не было, никто даже не задумывался, что у нас могут быть еще и общие дети.

Фото: сайт pixabay.com

Фото: сайт pixabay.com

Почему я должна ее любить?

РЕКЛАМА

Зимние каникулы дочь Сергея провела у нас, и потом опять стала приходить каждые выходные. Я понимала, что не имею права что-то кардинально менять, ведь это его родная дочь, да и квартира его. Просто плыла по течению. Как-то в очередные выходные, когда Сергей был занят своими делами по работе, а его дочь сидела в интернете, я решила поехать к маме – поговорить, отвлечься. Когда вернулась, реакция мужа была ужасной: он обвинил меня в том, что я специально уехала, чтобы не видеть его дочь, что я не имею права так поступать, что я взрослая и должна сделать все, чтобы полюбить девочку. Мне стало обидно до слез: как я могу любить ребенка, который меня ненавидит и портит мне жизнь? Да и почему я должна это делать? Неужели я не имею права на личное пространство, на счастье с ее отцом?

Я переехала к маме. Первые несколько дней мой муж мне даже не звонил, и я стала накручивать себя, что Сергей меня просто использовал – хотел вызвать реакцию у бывшей, чтобы та начала отпускать дочку к нему.

Решила, что больше не вернусь

Потом мы снова пытались сходиться. Но ситуация повторялась. Как-то однажды во время ссоры муж сказал, что из-за меня может потерять родную дочь. Я поняла, что, если останусь там, мне нужно будет навсегда забыть о себе, о своих желаниях, поставить крест на своей жизни и делать все, чтобы угодить его дочери. Однажды я пришла с работы и услышала, как девочка по телефону рассказывает своей маме, что вчера я полчаса разговаривала с подругой, что сегодня мы с Сергеем опять ссорились и я командую в чужой квартире. Я собрала вещи и ушла.

Около года я жила у родителей. Муж звонил, приезжал, говорил, что любит, просил вернуться, но я понимала, что жизни не будет. Страдала, отвыкала. Подала на развод, и уже два года, как мы не в браке. От общих знакомых узнала, что у его бывшей жены с новым мужем родился мальчик, а дочь живет то у них, то у папы.

Иногда во всем я виню себя – видно, как-то не так себя поставила, раз не получилось. Часто считаю, что виновата бывшая жена Сергея или он сам. В любом случае, сомневаюсь, что Сергей встретит женщину, которая сможет терпеть все это.

 

Фото: сайт pixabay.com

Фото: сайт pixabay.com

Ольга, 29 лет. «Я понимала, что он и его дети – это одна семья, а я с дочкой – совсем другая»

– Когда полтора года назад я познакомилась с Олегом, у него в жизни был сложный период. Он недавно развелся, но судебные разбирательства продолжались: Олег с бывшей женой не могли решить вопрос с детьми. У них двое сыновей (тогда им было 4 года и 6 лет). Сразу после развода его бывшая жена стала запрещать Олегу видеться с ними, хоть он исправно платил алименты и хорошо к ним относился. Суд даже назначил время и дни общения Олега с мальчиками, но его бывшая под разными предлогами этому препятствовала: то уходила с детьми в гости, то забирала их раньше времени из детского сада, чтобы Олег не успел забрать их к себе.

У меня с моим бывшим супругом таких проблем не было: он платил алименты, с нашей общей 10-летней дочкой виделся примерно раз в месяц, так как жил в другом городе.

Первая встреча «без напряга»

Со своим ребенком я познакомила Олега примерно через полгода после знакомства – на мой день рождения. Волновались все – и я, и он, и дочка. Но все, как мне показалось, прошло хорошо. Мы разговаривали об учебе, погоде, интернете… Я даже сама удивилась тому, что первая встреча прошла «без напряга». Потом мы несколько раз ездили за город, ходили в кино, кафе. Я стала замечать, как моя дочка тянется к нему, делится с ним своими школьными успехами. Видно было, что ребенок нуждался в отце.

«Без своей новой пассии»

Со своими детьми Олег почти не виделся. Когда я заводила эту тему, он отвечал, что все сложно, говорить об этом не хотел. Я видела, как ему тяжело и как он переживает.

После года отношений мы решили снять квартиру и жить вместе. У нас все складывалось хорошо, если не считать того, что Олег по-прежнему выяснял отношения с бывшей женой из-за детей. Она ставила условия: если хочешь их видеть, то «без своей новой пассии» и на нейтральной территории, то есть не у нас дома. Я не понимала, почему она так ко мне относится, ведь я не разбивала их семью, да и развелись они из-за того, что у нее появился другой мужчина. Как-то раз я взяла Олега телефон, нашла ее номер и, когда его не было дома, позвонила ей. Я пыталась объяснить, что ничего плохого я ее детям не сделаю, что от такой нервотрепки всем только хуже. Я уже потом поняла, что на тот момент выглядела в ее глазах глупо. Она сказала больше ей не звонить и бросила трубку.

Даже хомяка купила

После этого звонка все изменилось. Бывшая жена Олега без проблем стала отпускать мальчиков к нам по выходным. Я старалась им угодить: готовила разные вкусности, разрешала сколько угодно смотреть мультики, никогда не повышала голос, даже хомяка купила по их просьбе.

С моей дочкой мальчики практически не общались. Я пыталась как-то наладить их контакт, но не получалось – она стеснялась, а они ее игнорировали. Я надеялась, что со временем все наладится.

Он бросал все и ехал

Через какое-то время Олег сообщил, что его бывшая жена беременна, собирается замуж, поэтому мальчики будут приходить к нам чаще. Они стали жить у нас не только по выходным, но и в будние дни. Причем его бывшая жена могла позвонить за полчаса до закрытия детского сада и сказать, что Олегу нужно забрать детей, а на следующий день утром отвезти их обратно. Он бросал все и ехал. Из-за этого мы не могли спланировать какие-то дела, куда-то пойти, отдохнуть, в конце концов.

Я и мой ребенок остаемся в стороне

Олегу такие хлопоты были только в радость. Он покупал им дорогие игрушки, вещи, все свое внимание, когда дети были у нас, уделял только им. У меня начала появляться какая-то нездоровая ревность. Так как он еще и алименты платил, денег стало не хватать. Из своей зарплаты я начала оплачивать квартиру, покупать продукты. Деньги на обновки для своей дочки все чаще стала одалживать у мамы. Я понимала, что в этой большой семье и я, и мой ребенок остаемся в стороне. Просить деньги у Олега на себя и своего ребенка, требовать к нам внимания я считала неправильным. Ну кто мы ему? А они ведь для него родные дети.

Но в то же время меня не оставляли мысли, что в настоящей семье так быть не должно. Почему его бывшая жена имеет право на личное счастье, а я должна жить как на перевалочной базе.

Мечта о счастливой семье рушилась

Проблемы были не только финансовые. Сыновья Олега стали обижать мою дочь – обзывать, говорить, что Олег – это не ее, а их папа. Бывшая жена Олега тоже не давала покоя. После пребывания детей у нас она могла позвонить и наорать, что дети голодали, мерзли, гуляли одни.

Мечта о счастливой семье рушилась. Я понимала, что нас связывает только общая жилплощадь, а по факту он и его дети – это одна семья, а я с дочкой – совсем другая.

Последний месяц от всех этих мыслей у меня просто едет крыша. Понимаю, что люблю Олега, хочу с ним быть. Но знаю, что так жить не смогу.

Фото: сайт pixabay.com

Фото: сайт pixabay.com

Александр, 47 лет: «Друзья говорили, чтобы бросил это все и нашел себе девушку без детей»

– Я развелся с женой 10 лет назад. У нас есть совместная дочь – ей уже 17 лет. Развод был сложным, прошел не один суд, пока нас развели. После развода мы некоторое время жили в одной квартире, которую построили вместе. Отношения были непростыми, мы часто ссорились. Где-то через полгода я уехал жить в другой город, потому что жизнь на одной жилплощади с бывшей женой была невыносимой, к тому же я понимал, что все наши разборки отражаются на дочке.

Я платил алименты, но с дочкой виделся очень редко. Когда я звонил, она никогда не отвечала. При встрече тоже неохотно рассказывала о себе.

Через какое-то время я встретил Марину. Отношения закрутились очень быстро. Уже через месяц она познакомила меня со своей двенадцатилетней дочкой. На первой встрече мне показалось, что я ей понравился. Я помню, как радостно она смеялась, когда мы с ней вместе играли в бадминтон.

Не просто друг для ее мамы

Потом мы ходили вместе в кино, ездили в агроусадьбы, в Минск. Отношения с моей родной дочкой не менялись, их практически не было. Но где-то через полгода после знакомства начали портиться отношения и с дочкой Марины. Я стал иногда оставаться у них ночевать, и, видимо, девочка поняла, что я не просто друг для ее мамы.

Сначала она просто молчала, когда я приходил, не хотела больше с нами никуда ходить. Потом при виде меня уходила в свою комнату, закатывала истерики, часами плакала. Марина пыталась с ней беседовать, успокоить, убеждала, что я ничего плохого им не сделаю, что ей тоже хочется счастья, что она по-прежнему больше всего на свете любит ее. Это не помогало. Она отвечала, что без меня им жилось лучше, что теперь она стала никому не нужна. У Марины начинались истерики, слезы, она во всем винила себя. Я помню, как однажды мы гуляли в парке, ей позвонила дочь и спросила: «Ты опять с этим? Ну зачем он нам нужен?» Марина расплакалась, мне было больно до ужаса.

Она хотя бы не плакала

Мне казалось, что я что-то делаю не так, если и моя родная дочь, и дочка Марины так ко мне относятся. Я переживал, срывался на коллегах по работе. С Мариной мы даже пытались расходиться, потому что, как нам казалось, наши отношения приносят всем одну боль. Одно время встречались тайком от ее дочери, на пару часов раз-два в неделю. Но долго так продолжаться не могло, и ей, и мне хотелось настоящую семью. Мы решили попробовать еще раз. Как-то после долгого перерыва я снова пришел к ним в гости. Подарил девочке медвежонка и кучу сладостей. Пока Марина готовила ужин, пытался поговорить с ее девочкой – интересовался школьными оценками, одноклассниками. Она отвечала «да» или «нет». Меня успокоило то, что она хотя бы не плакала и не уходила в свою комнату.

Я старался быть им нужным

Я решил, что постараюсь воспринимать этого ребенка как родного. Неужели я, взрослый мужик, не смогу? Одно время мы с Мариной специально придумывали разные ситуации, в которых мое присутствие в их жизни было действительно нужным. Она позже обычного будила дочку в школу, и, чтобы она не опоздала, звонила мне и просила, чтобы я подвез. Мы купили ей велосипед, его доставку тоже поручили мне. Я старался быть им нужным, но и не надоедать.

Стал другом

Было сложно. Иногда друзья говорили, чтобы бросил это все и нашел себе девушку без детей. Но к Марине и ее дочке я очень привык, и расставаться с ними не хотел. Говорят, лучшее, что мужчина может дать ребенку, – сделать счастливой его маму. И я старался. Наши отношения стали налаживаться. Я даже иногда стал проверять уроки – слушать параграфы по истории, перевод текстов с английского, хоть, если честно, ничего в этом не понимал – историю забыл, а в школе я учил немецкий.

РЕКЛАМА

Еще через какое-то время мы стали жить вместе, поженились. Конечно, не все всегда гладко, но мы, наверное, счастливы. Как только я прихожу с работы, дочка Марины без умолку рассказывает мне, как прошел день, показывает новые фотки в Инстаграме. Хоть она не называет меня папой, я вижу, что стал для нее другом.

Отношения с бывшей женой и дочкой от первого брака так и не наладились. Бывшая супруга тоже вышла замуж, родила еще одного ребенка. Возможно, я не очень хороший отец для родной дочери, раз живу так далеко и не принимаю участия в ее жизни. Но, на мой взгляд, если бы я начал настаивать на встречах с дочкой, вырывал ее из той семьи, толку не было бы нигде – ни у них, ни у нас с Мариной.

Фото: сайт pixabay.com

Фото: сайт pixabay.com

 

Оксана, 25 лет: «Я мечтала о крепкой семье, где у мамы и папы общие детки»

– Мы с Дмитрием женаты один год. Получилось так, что у него от прошлых отношений есть сын, ему пять лет. Со своей бывшей девушкой, мамой мальчика, Дима женат не был, отцом ребенка он не записан.

О ребенке я узнала примерно через год после нашего с Димой знакомства, и то не от него, а от его мамы. Сам Дима о прошлых отношениях рассказывать не хотел. Говорил, что ребенка они не планировали, но раз уж так получилось, никуда от этого не денешься – сын есть сын.

Портит нашу жизнь при помощи ребенка

Хоть официально алиментов Дима не платит, материально сына он поддерживает: дает деньги, покупает вещи, игрушки. Несмотря на это, его бывшая мадам покоя нам не дает и просто портит нашу жизнь при помощи ребенка. Звонит ему практически круглосуточно и по любому поводу, видеться с сыном разрешает Диме только у нее в квартире, угрожает, что, если захочет, сможет и вовсе их общение прекратить. Муж говорит, что если бы не ребенок, то даже не здоровался бы с ней. Но терять контакт с сыном он не хочет.

Я видела мальчика только один раз: Дима водил его в поликлинику, а потом они вместе заехали ко мне на работу, минут на 15, чтобы мама не знала. Познакомились и все.

Принадлежит еще кому-то

Я не запрещаю Диме видеться с сыном, не устраиваю истерики, когда он собирается к нему, но меня бесит, что там всегда присутствует мама мальчика, что Дима сидит с сыном у нее дома. Как подумаю, что мой любимый мужчина принадлежит еще кому-то, что на его плечах лежит забота не только обо мне и наших будущих детях, но и о том малыше… Возможно, это эгоизм или что-то еще, но я так мечтала о крепкой семье, где у мамы и папы общие детки, общие заботы… а вышло непонятно как.

Боюсь рожать совместного ребенка

Дима говорит, что любит меня, дорожит нашими отношениями, но я даже боюсь представить, что было бы, если бы я запретила ему видеться с сыном или хотя бы поменьше с ним общаться ради моего спокойствия. Пока терплю, молчу. Но рожать совместного ребенка боюсь. Как я буду объяснять своему малышу, что его папа, например, пошел в гости к другому ребенку, тоже родному? Да и не уверена я, что Дима выдержит такое метание между двух огней.

 

Комментарий специалиста

Ольга Химичева, семейный психолог ООО «Центр Имаго»:

– Проблемы во взаимоотношениях с детьми супруга или супруги от первого брака возникают всегда и у всех. У психологов даже есть такое понятие – «свои-чужие дети». С одной стороны, это ребенок твоего любимого человека, их много связывает, но с другой – для вас он абсолютно чужой.

Но в каждой конкретной ситуации проблемы во взаимоотношениях с детьми от первого брака разного масштаба и разной эмоциональной включенности участников.

Очень многое, почти все, зависит от поведения взрослых. Неумение строить диалог, адекватно вести разговор в конфликтной ситуации приводит к тому, что люди (в том числе взрослые и дети) не могут договориться. Нам иногда кажется, что мы разговариваем, но это не так. Мы скорее терпим, а потом выговариваемся. А это неправильно.

В самом начале новую жену (мужа) своего папы или мамы дети воспринимают как соперника, хотим мы этого или нет. А потом все зависит от взрослых – как им удастся поговорить с ребенком о своих чувствах и переживаниях, не разрушая его личность, а умело поддерживая в этой ситуации.

Важно для себя признать ситуацию такой, какая она есть, и из этой реальности исходить. Мама и папа у ребенка есть, и это факт. Глупо думать, что вы сможете быть кем-то из родителей. Нужно формировать свои отношения с ребенком, опираясь на себя, на свои чувства к нему. Причем формировать их напрямую, а не через живущего с вами партнера. Это сложно, но возможно.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up