Автор: «БелГазета», «Салiдарнасць»

12:06, 1 ноября 2017

Общество

remove_red_eye 2190

Отец «парня с бензопилой» выступил с исповедью перед журналистами (видео)

Кадр из видео

Валентин Казакевич намерен добиться лечения для своего осужденного за нападение в ТЦ «Европа» сына и однажды встретиться с ним на воле. Мужчина уверен: нож в камере шкловской колонии появился не случайно. 

– Люди говорили: смотрите, что он (Влад Казакевич) сказал в последнем слове на суде — «Еще вернусь, чтобы закончить начатое». Я отвечал так: для стороннего наблюдателя это просто дикость, даже в голову не приходит, как такое можно сказать. Но у человека, который психически нездоров, — это естественное проявление реакции на то давление, которое оказывается всеми… Это проявилось и в ноже. Мы говорили, что у человека неустойчивая психика, он болен. Ему нельзя в колонию, — сказал отец осужденного.

О детстве сына и его проблемах с психикой

Мужчина показал журналистам комнату, где вырос сын, детские снимки. По словам Валентина Казакевича, Владислав рос «золотым ребенком, который всегда был отзывчивый и спокойный», сообщает «Салiдарнасць».

В 2014 году родные заметили перемену в характере сына — но тогда во всем винили переходный возраст. До тех пор, пока сын не попал в Новинки после попытки суицида.

РЕКЛАМА

Отец утверждает, что медики в Новинках тогда не оглашали семье диагноз сына, ссылаясь на закон. К тому же диагноз менялся, в итоге пришли к «шизотипическому расстройству» (которое ставится на всю жизнь).

Позже, по словам отца, в суде эксперты сделали другой вывод: хронических заболеваний в момент нападения не было, временных расстройств тоже; был вменяем — решил суд. С этим семья Казакевичей не согласна, потому обращалась к специалистам за рубежом — те рекомендуют назначить повторную экспертизу.

Валентин Казакевич повторяет, что состояние подростка усугубил назначенный от кожного заболевания препарат. Да и внешность его очень угнетала.

 — Он пугался своего вида. Боялся, что люди будут относиться к нему брезгливо, надевал капюшон. Если было нужно выйти на улицу, он ходил в темное время суток, не ездил на общественном транспорте — ходил пешком, — вспоминает мужчина.

Отец считает, что конечной целью сына была его собственная смерть: «Хотел взять заложников и чтобы его застрелил ОМОН при задержании».

Нападение в колонии: «Мы уверены, что руководство просто решило от него избавиться»

В СИЗО на Володарского, где более полугода Казакевич содержался в период следствия и суда, у него не было нарушений дисциплины, говорит отец.

— Поэтому я был шокирован, как он с первого дня [в колонии Шклова] попал в ШИЗО, минуя карантин, — рассказывает Валентин Казакевич.

Мужчина не понимает, чем это было вызвано. Якобы сын объяснял: «Просто попросили тут посидеть». Затем еще 10 суток получил, когда забыл ложку в отряде и вышел за ней из колонны, которую вели в столовую. Дальше за пыль и паутину в камере, дневной сон, и, наконец, за то, что не поздоровался с контролером — так рассказывают родные осужденного. По подсчету журналистов «БелГазеты», всего Казакевич провел в ШИЗО более 3 месяцев.

Валентин говорит, что ПКТ (помещение камерного типа) и ШИЗО находятся в одном здании с администрацией колонии. Контроль тщательный, осужденных постоянно проверяют на наличие запрещенных предметов.

— Влад никогда за время нахождения в колонии не был в промышленной зоне [где мог найти нож], и мы уверены, что руководство просто решило от него избавиться. Может, они не ожидали, что произойдет такой несчастный случай, просто хотели обнаружить нож. Ну как может там у человека оказаться нож, не заточка даже? И это в помещении ШИЗО, которое дико охраняется, как банковский сейф. Тем более постоянно проверяют и прессуют. Это невозможно, это только провокация, чтобы избавиться от Влада.

Отец: «Надеюсь, увижу Влада живым и на свободе»

— Я очень удручен тем, что среди людей (судя по комментариям в интернете) столько хотят расправы. (…) Не решится ничего от этого. Не решится проблема с врачами, проблема с профилактикой — и вообще ни с чем таким образом не решится.

Мы все для чего живем друг с другом? Чтобы посмотреть, кто кого убьет, как убьет и что из этого [выйдет] — и получить удовольствие? Или мы хотим создать безопасное общество? Какую-то человеческую форму сосуществования.

Я надеюсь, что увижу Влада как минимум живым и на свободе. Что свидимся с ним при нашей жизни. Это самая большая надежда. Я готов даже — если такое вообще возможно и предусмотрено, — нести ответственность за его действия. Если бы это можно было, я бы такую бумагу подписал. Мы будем бороться до конца, — заявил он журналистам, передает TUT.BY

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up