Новости / Люди

«Первый несчастный случай я помню до сих пор» — машинист из Барановичей рассказал о своей работе

6.08.2017, 10:41 / remove_red_eye 3836 / chat_bubble

Машинист электровоза с 10-летним стажем Виктор Щепинов накануне Дня железнодорожника, который отмечается 6 августа, – о том, что испытывает, управляя составом, зачем машинисту и его помощнику проходить психологические тесты, как переживает смертельные случаи и почему не может уснуть в поездах.

«Первый несчастный случай я помню до сих пор» — машинист из Барановичей рассказал о своей работе

Машинист Виктор Щепинов в кабине грузового электровоза БКГ1. Все фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Железная дорога влекла меня с детства. Может, потому, что моя бабушка работала оператором на железнодорожной станции и часто рассказывала про «железку». Мальчишкой я любил смотреть, как идут составы. Смотрел на них и представлял, что когда-нибудь буду водить поезда. Поэтому сразу после окончания школы, 18 лет назад, я пошел работать в Барановичское локомотивное депо. Начинал слесарем подвижных составов, с 2001 года работал помощником машиниста электровоза в грузовом движении и параллельно проходил обучение в Гомельском центре переподготовки и повышения кадров. Спустя шесть лет моя мечта – стать машинистом – сбылась.

Стать машинистом не просто. Для начала нужно отучиться и как минимум два года отработать помощником машиниста. Но и это еще не значит, что тебя сразу поставят «за штурвал». Тебя еще проверят в действии инструкторы: они посмотрят, как ты себя ведешь во время управления поездом, как реагируешь, можешь ли быстро и четко принимать решения в случае форс-мажорных ситуаций.

Зато какие непередаваемые ощущения испытываешь, когда тебе подчиняется огромная машина! Всматриваешься в даль, видишь перед собой две железные полосы, которые ведут тебя в другие края… Романтика!

РЕКЛАМА

Машинист и помощник – сложившийся тандем

Беспрерывно управлять поездом машинист может максимум 12 часов. На случай, когда нужно перекусить или выйти в туалет, есть помощник, который контролирует ситуацию в отсутствие машиниста.

Машинист и помощник машиниста – это сложившийся тандем. Пару машинисту подбирают тщательно, даже психологические тесты проводят – на совместимость. Ведь машинист и его помощник много времени проводят вместе, и для слаженности работы очень важно, чтобы они понимали друг друга, чтобы им было о чем поговорить.

Сейчас я управляю грузовым электровозом БКГ1. Рейсы – в Минск, Брест и Оршу. В настоящее время у меня больше ночного движения: выехал днем – вернулся ночью или выехал вечером – вся ночь рабочая. Работать по ночам я уже привык. Если начинает клонить в сон, стараюсь ехать стоя или прохожусь к задней кабине, чтобы развеяться и взбодриться. Кстати, когда я еду в поезде в качестве пассажира, то совершенно не могу уснуть – монотонный стук колес меня не успокаивает, а, наоборот, заставляет вспоминать о работе.

Кроме того, что приходится работать ночью, нужно еще постоянно придерживаться графика и следить за скоростью. Электровоз должен ехать не более 90 километров в час, а когда состав начинает разгоняться – я должен притормаживать.

Перед отправкой в рейс машинист проверяет все оборудование и настройки электровоза.

К смертям стал относиться проще

Несчастные случаи на железной дороге, к сожалению, не редкость. Больше всего возмущает то, что уже столько сказано: что нужно быть осмотрительным, внимательным, не ходить по путям – а трагедии все равно происходят. Не знаю, как людям вбить в головы, что они рискуют своей жизнью.

Помню, когда я еще работал помощником машиниста и мы отгоняли поезд в Колодищи, подошел пьяный парень, попросил подвезти его до Минска. Мы, естественно, не согласились. Только собрались трогаться, видим – машет нам какой-то мужчина и рукой на крышу показывает. Оказалось, пьяный парень забрался на крышу нашего электровоза. Когда он начал слезать, зацепился и упал с 5-метровой высоты. Все обошлось. Наверное, правильно говорят, что «пьяному и море по колено». А могло закончится плачевно: сверху в проводах напряжение в 27 тысяч вольт, встал бы – и все.

Было в моей практике четыре случая, когда под мой поезд попадали люди. Меня, как и всех машинистов, готовили к тому, что в нашей профессии такое бывает. Но привыкнуть к этому не так просто.

Первый несчастный случай я помню до сих пор. Это было летом 2003 года возле станции «Дзержинск». Мужчина лежал возле путей. Остановиться я уже не успевал. Понимал, что мог его задеть, и сообщил диспетчеру о случившемся. Через несколько лет на той же станции я увидел человека со страшными шрамами на лице. Он показался мне знакомым. Позже я вспомнил, что это тот мужчина, который лежал возле путей.

А последний – трагический – случай произошел 5 лет назад в Крупках. Мой поезд выходил из-за арочного моста, скорость была большая. На переезд выехал автомобиль, за рулем которого находился, как позже я узнал, сотрудник ГАИ. То ли он не увидел приближающийся поезд, то ли с его машиной что-то произошло. Я применил экстренное торможение, но избежать столкновения не удалось. Когда выскочил из кабины, чтобы оказать первую помощь, понял, что оказывать ее уже некому. Удар пришелся на центр автомобиля, его искорежило до неузнаваемости.

После первых таких случаев я переживал. Потом стал успокаивать себя тем, что всегда делаю все, чтобы предотвратить столкновение. Не скажу, что я привык. Но стал относиться к смертям проще.

С женой познакомила железная дорога

Электровоз, которым я сейчас управляю, прибыл к нам из Китая. Перед его прибытием я в составе делегации от Барановичского локомотивного депо побывал в Китае, на Датунском локомотивностроительном заводе. Страна меня, конечно, покорила. Особенно поразило там техническое развитие: садишься в поезд, а в нем только три вагона и управление на автопилоте, без машиниста. Впрочем, я считаю, что бездушная машина не заменит человека.

Насколько бы «умной» она ни была, принять верное решение в некоторых ситуациях машина не сможет.

Моя работа подразумевает, что много времени я провожу в дороге. Несколько раз мне доводилось праздновать день рождения в рейсе. А был случай, когда на Новый год под бой курантов я выпил чаю и отправился в путь. Меня это совершенно не напрягает – когда я решил стать машинистом, я предполагал, что придется жертвовать некоторыми праздниками. Семья к моей работе относится с пониманием. Моя жена тоже работает на железной дороге, она – проводник. И свела нас тоже железная дорога: я ехал как пассажир в Гомель, увидел симпатичную девушку-проводника, познакомился.

Теперь у нас двое детей, и я не против того, чтобы они тоже связали свою жизнь с железной дорогой.

РЕКЛАМА

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up