Новости / Общество

«Я не боюсь высоты, но боюсь упасть». Барановичские экстремалы рассказали о своих увлечениях

1.08.2017, 14:29 / remove_red_eye 1393 / chat_bubble

Жители Барановичей рассказали Intex-press, почему они готовы рисковать своей жизнью, чем их привлекают экстремальные виды спорта и как к их увлечению относятся близкие.

«Я не боюсь высоты, но боюсь упасть». Барановичские экстремалы рассказали о своих увлечениях

Барановичский парашютист Александр Трошин прыгает в тандеме со своей клиенткой на аэродроме Хожево. Фото: Александр ТРОШИН

«Прыжки с веревкой – способ расслабиться»

Анастасия Евсей, 30 лет, тренер в фитнес-клубе, семь лет занимается роупджампингом

Анастасия Евсей занимается прыжками с веревкой семь лет. Фото: архив Анастасии ЕВСЕЙ

Анастасия Евсей занимается прыжками с веревкой семь лет. Фото: архив Анастасии ЕВСЕЙ

В 2010 году, когда я была на пятом курсе университета, моя сестра позвала меня в парашютный клуб. Там я встретила ребят, которые занимались роупджампингом (прыжками с веревкой). Они предложили мне попробовать прыгнуть. Я никогда не боялась высоты, всегда лазила по деревьям и заборам, даже сейчас катаюсь на самых страшных и высоких горках в парках, поэтому решилась.

Родители привыкли к моим безбашенным выходкам, поэтому мама просто попросила позвонить после прыжка и сказать, что все хорошо.

РЕКЛАМА

Это страшнее, чем прыгать с парашютом

Первый раз прыгала с водонапорной башни. Около пяти минут я стояла на краю и не могла добровольно шагнуть в пропасть. Самое захватывающее – оторваться от края, а когда оторвался, тогда просто «качаешься» в воздухе, постепенно опускаясь вниз, и кайфуешь. Это оказалось страшнее, чем прыгать с парашютом, так как в «роупе» не за что ухватиться.

Фото: архив Анастасии ЕВСЕЙ

Фото: архив Анастасии ЕВСЕЙ

Весь кайф этого вида спорта – преодолевать свой страх. Если я долго не прыгаю, то ощущения немного притупляются и потом прыгать вдвойне интереснее. Во время прыжков я ощущаю восторг, думаю, это и есть адреналин.

Буду прыгать даже с детьми

За семь лет я совершила около 40-50 прыжков и ни разу ничего себе не ломала. Покалечиться можно, если произойдет разрыв веревки. Так может случиться при весе 1200-1300 кг, но так как веревки две, то, чтобы ее оборвать, потребуется вес около 2,5 тонн. Удариться можно и если человек, который отвечает за прыжки, не затянул тормоза (веревки, которые специально крепятся и не дают человеку достать до земли в момент прыжка).

Прыгать с веревкой разрешается людям, у которых вес до 120 кг. Кушать перед прыжком можно. В снаряжение для прыжков входит: обвязка и шлем. У меня нет своего снаряжения, его выдают организаторы.

Фото: архив Анастасии ЕВСЕЙ

Фото: архив Анастасии ЕВСЕЙ

Думаю, чем старше человек, тем больше у него обостряется инстинкт самосохранения. И я рада, что успела прыгнуть до своего возраста.

На мой взгляд, это не опасный вид спорта: разбиться на машине риск намного больше. Думаю, вряд ли я когда-то брошу роупджампинг, буду прыгать даже с детьми. Для меня прыжки – это способ расслабиться и отлично провести время.

«Без страха можно разбиться на «раз-два»»

Павел Ромейко, 25 лет, специалист по рекламе, 10 лет занимается велотрюками

Павел Ромейко занимается велотрюками десять лет, но несмотря на это до сих пор постоянно падает со своего велосипеда. Фото: архив Павел РОМЕЙКО

Павел Ромейко занимается велотрюками десять лет, но, несмотря на это, до сих пор постоянно падает со своего велосипеда. Фото: архив Павел РОМЕЙКО

Мне всегда нравилось кататься на велосипеде, уже в девять лет я пробовал «трюкачить» на обычных велосипедах. В велоспорт BMX я пришел в 16 лет. Однажды по телевизору наткнулся на передачу про экстремальные виды спорта и увидел соревнования на велосипедах BMX. В этом спорте был драйв, невероятные эмоции. Меня это захватило.

Первый велосипед купили родители в Польше, так как в Беларуси их не продавали. Он обошелся в 200$ – это были большие деньги. Трюки изучал самостоятельно по видеоурокам. Было сложно. Тогда был плохой интернет, и трехминутное видео приходилось скачивать всю ночь. Также читал форумы, где райдеры рассказывали о том, как делать трюки.

Близкие меня не отговаривали, возможно, переживали, но я этого не видел – они всегда меня поддерживали. Первое время катался по пять часов в день, а бывало и по девять. Сильно болели руки и спина, теперь к нагрузкам привык и могу спокойно проездить весь день.

До сих пор постоянно падаю

Я полюбил этот спорт, но я всегда боялся высоты и боли. Думаю, это не плохо, так как если ничего не бояться, то можно разбиться на «раз-два». К тому же, именно страх подогревает интерес к этому спорту. Я старался преодолевать страх, отключал мозг и просто доверял своим навыкам.

Фото: архив Павел РОМЕЙКО

Фото: архив Павел РОМЕЙКО

Первый трюк, который я сделал, – разворот на 180 градусов в воздухе. Я был рад, что выжил. Разучивал трюк долго по видео и сумел выполнить без травм. Но даже идеально отточенный трюк может выйти из-под контроля. Можно сказать, что я ничего не боялся до первых падений. Бывало, падал так, что и ходить не мог, разбивал голени, колени, локти. Однажды я потянул связки в коленях, после чего стал разминаться перед катанием. Но, несмотря на это, всегда хотел поскорее снова сесть на велосипед. За время восстановления я обдумывал свои ошибки, чтобы в следующий раз их не допустить.

Несмотря на то, что у меня большой опыт в велоспорте, я до сих пор постоянно падаю с велосипеда, но травмируюсь реже. Помогает большой опыт и контроль над велосипедом, к тому же я научился правильно падать, группироваться.

Я видел, как катаются инвалиды. Главное – желание

РЕКЛАМА

За восемь лет я изучил много трюков. Для меня важно не просто выучить элемент, а найти место для его выполнения. Всегда интересно один маневр попробовать в разных местах. Многие трюки я не могу выполнить до сих пор, так как нужен хороший фанбокс (сооружение в виде горки с наклонными плоскостями для катания). Чем фанбокс выше, тем дольше можно вылетать в воздух и продумать элемент. Сейчас у меня есть цель – выучить трюк барспин (полный проворот руля) и доучить тейлвип (прокрут рамы на велосипеде).

Фото: архив Павел РОМЕЙКО

Фото: архив Павел РОМЕЙКО

Иногда я отказывался от выполнения каких-то элементов. Даже сейчас так бывает. Но я не расстраиваюсь, в этом спорте спешить нельзя, самоуверенность может привести к серьезной травме.

На мой взгляд, «трюкачить» могут все, я видел, как катаются инвалиды – главное желание. Сейчас я уже не представляю жизни без велоспорта – он стал частью моей жизни. Для меня это увлечение по-прежнему погоня за адреналином, а также оно помогает отвлечься от проблем.

«Никогда не переживал, что парашют не раскроется»

Александр Трошин, 26 лет, продавец автозапчастей, восемь лет занимается парашютным спортом

За восемь лет Александр Трошин совершил 1350 прыжков. Фото: архив Александр ТРОШИН

За восемь лет Александр Трошин совершил 1350 прыжков. Фото: архив Александр ТРОШИН

Мой папа был членом Национальной сборной по парашютному спорту. Я с детства вместе с ним ездил на сборы и наблюдал за тем, как прыгала и тренировалась сборная вооруженных сил. Но сам попробовать не хотел. А папа, наоборот, хотел, чтобы я пошел по его стопам.

В нашей семье парашютным спортом занимается не только папа, но и мой брат. У меня же были другие увлечения. Я занимался гимнастикой, семь лет играл в футбол. Причем футболом занимался профессионально. В 15 лет уехал учиться в Брест в училище олимпийского резерва и играл за юношескую футбольную команду «Динамо-Брест». Затем в 17 лет играл за микашевичский футбольный клуб «Гранит» в дублирующем составе. Как-то во время игры я травмировал спину, и на полгода забыл о футболе. Тогда и задумался о прыжке с парашютом. Отец обрадовался этому.

Сидя в самолете, думал, зачем мне это нужно

В 2009 году, когда мне было 18 лет, я первый раз прыгнул самостоятельно. Высота была – 700 метров. Помню, сидя в самолете, думал о том, зачем мне это нужно. Было страшно. А когда прыгнул, страх пропал. Было непривычно не ощущать опору под собой. Потом понял, что хочу заниматься парашютным спортом профессионально, где-то выступать.

Фото: архив Александр ТРОШИН

Фото: архив Александр ТРОШИН

В 21 год я пошел в минский аэроклуб. Обучался там три месяца, меня учили укладывать парашют, его технические характеристики и т.д. А в 22 года я поехал на чемпионат мира по парашютному спорту среди юниоров. Чемпионат проходил в Дубае. На нем я занял 10 место.

Видел, как парашютистов снимали с деревьев

Парашютный спорт – дорогой вид спорта. Например, два парашюта, ранец, страхующий прибор обойдутся около 10 000$. Когда я начинал, то сильно не тратился. То, что можно было взять б\у – брал. Например, рюкзак можно б/у, а на запасном парашюте и страхующем приборе экономить нельзя.

Первые 200 прыжков мне было страшно. Потом я научился контролировать свое тело и страх ушел. За восемь лет я совершил около 1350 прыжков, а максимальная высота, которую брал – 4,5 километра. Я не боюсь высоты, но, как любой человек, боюсь упасть.

Прыжки с парашютом интереснее футбола

Я хочу развиваться в этом спорте. В будущем планирую заниматься парашютным спортом за границей. Там есть летательные аппараты, которые могут подняться на 4000 метров, в Беларуси такого пока нет. Также хочу разучить различные элементы в воздухе. Я пробовал прыгать со скоростным парашютом площадью 120 футов и планирую уменьшать ее. Прыгать на маленьких парашютах опасно, но именно это и захватывает: скорость на приземлении может достигать 100 км/час.

Фото: архив Александр ТРОШИН

Фото: архив Александр ТРОШИН

Я не жалею о том, что оставил футбол, прыжки с парашютом оказались гораздо интереснее футбола. Для меня «парашют» – это не спорт, а моя жизнь. Я мечтаю купить самолет и сделать частный аэродром, чтобы любой человек мог заниматься парашютным спортом.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up