14:00, 31 июля 2017

Люди

remove_red_eye 1859

Мое дело. Как дальнобойщик бросил руль и стал промышленным альпинистом в Барановичах

Андрей Викторов выполняет монтаж сетки в окнах на высоте 35 метров. Фото: личный архив

Андрей Викторов работает промышленным альпинистом. Он рассказал «Intex-press», почему сменил руль на веревки и страховочную систему, зачем нужен альпинист, если высота объекта до трех метров, и как помогал вернуть аистов.

До того, как заняться промышленным альпинизмом, почти 10 лет я проработал дальнобойщиком. Решение сменить сферу деятельности не было спонтанным: мне хотелось каждый день видеть свою семью, видеть, как растут мои дочки. И три года назад я уволился. Идти и работать на кого-то не хотелось, решил выбрать свободное плавание. Была мысль организовать свой бизнес в сфере грузоперевозок: за столько лет я изучил ее достаточно неплохо, но из-за экономического кризиса этот бизнес переживал не лучшие времена, и заняться этим делом я не решился.

«Альпинизм казался свободной нишей»

До сих пор не могу ответить на вопрос, почему выбрал промышленный альпинизм. Романтики, которая могла бы привлечь, маловато, а вот риска для жизни, наоборот, слишком много. Альпинизм казался мне свободной нишей, и я думал, что услуги промышленного альпиниста будут востребованы, а значит, и заказов будет много.

РЕКЛАМА

Мой путь в бизнес начался с обучения на двухнедельных курсах недалеко от Борисова. За курсы пришлось заплатить около $300. Затем настала очередь покупки специального снаряжения. Обзаводился им постепенно, потратил примерно $500 на минимальный комплект, который позволял выполнять весьма ограниченный круг задач. Впрочем, вкладывать деньги в оборудование я продолжаю до сих пор, ведь приспособления изнашиваются, выходят из строя.  

Когда разобрался со снаряжением и оборудованием, встал вопрос, где взять заказчиков. Я стал ходить по госпредприятиям, частным организациям, где предлагал свои услуги. На эти хождения порой уходил целый день, но… заказчики обращаться ко мне не спешили. Первые полгода я, можно сказать, просидел дома. Приходилось жить на деньги, накопленные во время работы дальнобойщиком.

И окна помыть, и место под гнездо аиста расчистить

Первый заказ поступил из банка – нужно было помыть окна. Затем пошли новые клиенты.

Многие думают, что промышленный альпинизм – это работа на большой высоте. С одной стороны, это действительно так: часто приходится заделывать швы в стене дома, куда затекает вода. Самая большая высота, на которой приходилось работать, – 120 метров. Но иногда приходится работать и в трех-четырех метрах от земли, а также в емкостях или колодцах.  Например, нужно срезать ветки с аварийного дерева, а машина с вышкой подъехать к дереву не может.  Обычно такие ситуации возникают на кладбище, где путь технике преграждают памятники и могилы. Или нужно что-то покрасить, а спецтехника с маляром по ряду причин не может подъехать. Выход один: искать промышленного альпиниста, который, зацепившись за что-нибудь, выполнит работу.  

Бывают и необычные заказы. Однажды меня попросили приехать в деревню и расчистить на дереве место для гнезда аистов. Птицы несколько лет подряд жили на этом дереве, а потом вдруг перестали прилетать. Хозяева дома, рядом с которым находилось дерево, с моей по-мощью решили вернуть аистов.

В Барановичах коллег нет

Хоть и немного, но в нашем городе есть люди, которые занимаются чем-то аналогичным моей профессии. Но назвать их коллегами я не могу из-за их нежелания учиться и совершенствовать свое мастерство. Отсутствие некоторых знаний, а также не совсем качественную работу они «прячут» за низкими ценами на свои услуги. Своими  ценами они уводят заказчиков от меня, а это, на мой взгляд, нечестная конкуренция.

Понятно, что заказчик, скорее всего, обратится к ним: для большинства людей сейчас решающим фактором является именно цена. И только когда заделанный кое-
как  шов в стене дома спустя полгода вновь начинает течь, многие понимают, что стоило все-таки заплатить дороже.

Не хочу хвастаться, но я постоянно повышаю свой уровень: каждый год в Беларуси и не только проходят различные международные слеты альпинистов и арбористов (альпинистов, работающих с деревьями), там мы встречаемся с коллегами из других городов и стран, где  обмениваемся опытом, изучаем новые методы работы, проводим друг для друга мастер-классы.  Да, это отнимает время, требует материальных вложений, но без этого нельзя.

Мне часто приходится видеть недоумение в глазах своих клиентов, когда они узнают стоимость заказа. Люди не думают, во сколько мне обходится оборудование, что мне нужно заплатить налог. В семью мне удается приносить только треть заработанных денег.


Расширить спектр услуг

Заниматься промышленным альпинизмом буду и дальше: работа приносит мне удовольствие, несмотря на существующий риск здоровью, а порой и жизни. Возможно, прозвучит странно, но высоты я боюсь до сих пор. Да, боюсь, но это страх, который дисциплинирует и заставляет соблюдать технику безопасности. Это разумный страх, а не паника. Кстати, родственники нормально воспринимают мою работу. Без волнений, конечно, не обходится, но ведь и дальнобойщик – далеко не безопасная профессия.  

Со временем планирую расширить спектр своих услуг, но для этого придется приобрести новое оборудование. К примеру, в ближайших планах – покупка специального покрасочного аппарата, который стоит от 1500 долларов. Дорого, но зато выполнять малярные работы можно будет гораздо быстрее и качественнее. И клиенты, думаю, со временем оценят это.

РЕКЛАМА

Читать также
Люди videocam

Умер Иосиф Кобзон

30.08.2018 remove_red_eye 3593
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up