Новости / Общество

«Вечером в Москве, утром – в Хабаровске». Жительница Барановичей рассказала о своей работе стюардессой

27.07.2017, 11:42 / remove_red_eye 4327 / chat_bubble

Уроженка нашего города Анна Бахметьева, которая с 2013 года работает стюардессой в авиакомпании «Аэрофлот», рассказала Intex-press, что едят стюардессы во время полета, нужно ли бортпроводникам уметь прыгать с парашютом, почему в отпуске она красит ногти в яркие цвета и какой рейс ее самый любимый.

«Вечером в Москве, утром – в Хабаровске». Жительница Барановичей рассказала о своей работе стюардессой

Анна Бахметьева (в центре) с коллегами на борту самолета. Фото: соцсети

В 2010 году я окончила БНТУ, получив специальность «бухгалтер». Вернулась в Барановичи, где три года работала по специальности. Работать мне было скучно, а график «пять через два» и подъем в 6 утра меня убивали.

Как-то по телевизору я увидела рекламу авиакомпании «Белавиа» о наборе стюардесс. Подумала: «Почему не попробовать?» и заполнила заявку через интернет. Меня пригласили на врачебно-летную экспертную комиссию: анализы, кардиограмма, семь профврачей и еще куча пунктов. Я все прошла, а на собеседовании мне сказали, что я «мелкая» – не подхожу по росту и комплекции. Поэтому я подала заявку в «Аэрофлот», где мои параметры вписывались в требуемые. Через полгода, кстати, мне пришло письмо из «Белавиа» с приглашением на работу.
 
Не умеешь плавать – иди учись

Собеседование в Москве из 270 человек прошли только 40 – я была среди них. Затем последовали экзамен по английскому языку, фотографирование и другие испытания. Обязательное требование – умение плавать. Если инструктор в бассейне увидит, что плавать ты не умеешь – иди и учись, а потом приходи работать.

РЕКЛАМА

Я оказалась в числе избранных. Но вдруг показались «подводные камни»: выяснилось, что результаты белорусской врачебной комиссии в России недействительны. Пришлось проходить ее заново. Спустя месяц я вышла на учебу: основы безопасности, аварийно-спасательные процедуры с практикой, профессиональный английский, опасные грузы и многое другое. И так больше трех месяцев. Потом 30 стажерских часов, допуск, трудовой договор на три года – и я бортпроводник. 

Анна Бахметьева. Фото: соцсети

Анна Бахметьева. Фото: соцсети

Летать в форме – спокойнее

В первом рейсе у меня тряслись руки и ноги, а в голове была только одна мысль: «Я же бухгалтер! Какой самолет?». Успокаивала меня… форма. Почему-то, когда я в форме, все страхи улетучиваются. Дисциплинирует, наверное.

Зимой мы летаем в синей форме, летом – в красной. «Аэрофлот» полностью одевает бортпроводников: нам выдают обувь на все сезоны, плащи, пальто, пуховики, палантины.

К внешнему виду стюардесс предъявляют определенные требования: волосы – идеально собраны, макияж – нейтральный, маникюр –  светлый. Только в отпуске я позволяю себе «оторваться»: распустить кудри и накрасить ногти в яркие цвета.

Каждые три месяца мы подтверждаем квалификацию, раз в год сдаем английский и другие экзамены. Должны знать, как оказывать медицинскую помощь, как вести себя при захвате самолета террористами. Многие думают, что стюардессы обязаны уметь прыгать с парашютом. Это не так: скорость самолета – 850 км/ч, и в случае прыжка тебя либо размажет по фюзеляжу, либо в двигателе будет фарш.

Отпуск – 70 дней в году

Максимальный налет в месяц у бортпроводников – 90 часов, а количество рейсов зависит от того, куда ты летишь. Например, 90 часов можно набрать за 18 рейсов, а можно и за шесть. Сначала у меня был допуск только на два типа самолетов, и дальность полета была максимум 5,5 часа. Через год я отучилась и получила допуск еще и на третий тип самолета – теперь долгие командировки для меня обыденность.

Первый раз на море я попала через полгода – в Дубай. Целые сутки мы гуляли по городу, жалко было тратить время на сон. А самый длинный перелет – 13 часов – был в Мексику. Нелегко пришлось плюс еще дикая турбулентность над Атлантикой. Но как бонус – четверо суток отдыха. Столь трудный перелет того стоил.

Однако работа бортпроводника – это не только романтика и путешествия. Это тяжелый труд: частые ночные перелеты, разные часовые пояса, отсутствие как такового режима. В рейсах мы не спим, поэтому постоянный недосып – это уже образ жизни. На борту стюарды развозят еду и питье пассажирам, а тележки достаточно тяжелые. Еще одна проблема бортпроводников – варикоз. Чтобы беречь ноги, приходится носить компрессионные колготки.

От перекусов во время полетов воздерживаюсь – из-за непостоянного графика сильно набираешь вес. Для стюардесс в самолете есть вареная гречка без соли – идеальное блюдо, если очень сильно хочется кушать. Я беру на борт бутылку кефира, а в ночных рейсах вообще не ем.

Наша работа считается вредной, поэтому отпуск у нас 70 дней в году. Пока эту «вредность» я на себе никак не ощущаю. Еще одна особенность: в декрет стюардессы уходят с того дня, как узнают о беременности – летать в положении небезопасно.

Анна Бахметьева. Фото: соцсети

Анна Бахметьева. Фото: соцсети

«Отношусь к пассажирам, как к капризным детям»

Пассажиры часто оказывают стюардессам знаки внимания. Я считаю это нормальным: девушки в форме привлекательны. Но в таких случаях нужно вести себя корректно и понимать, что в первую очередь ты – бортпроводник.

К счастью, особых проблем с пассажирами и экстремальных ситуаций в моей практике не случалось. Бывают, конечно, пассажиры, которые, купив путевку «все включено», думают, что отдых и All-Inclusive начинаются в самолете. Но негатива к пассажирам у меня нет – я отношусь к ним, как к капризным детям.

Многие мои коллеги не любят рейсы во Владивосток, Хабаровск и на Камчатку, потому что пассажиры в них специфические, часто устраивают «базар-вокзал». Лично меня они не напрягают вообще, а рейс во Владивосток – мой любимый. После полета есть возможность отдохнуть в хорошей гостинице, полежать на диване и посмотреть телевизор – то, на что обычно жалко тратить выходные.

«Хочешь в жизни больше стресса – возьми в жены стюардессу»

РЕКЛАМА

На мой взгляд, строить отношения бортпроводникам проще с «летающими» людьми.

Обычный мужчина не сможет жить со стюардессой – он будет тяготиться ее командировками, не поймет сильной усталости и моральной истощенности. У нас даже говорят: хочешь в жизни больше стресса – возьми в жены стюардессу.

Мой парень тоже работает стюардом, но сейчас учится на пилота. Отношения между членами экипажа у нас не запрещены – можно записаться в пару и летать вместе.

Сейчас мне тяжело представить, как это – сидеть на месте и перебирать бумаги, отдыхать 24 дня в году, вставать в 6 утра на работу, ждать пятницы, а в воскресенье ходить унылым, потому что в понедельник на работу. И насколько бы трудной ни была профессия стюардессы, я ни на что ее не променяю. Во всяком случае, сейчас, пока я молодая.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up