Новости / Город

Что барановичские подростки делают на «заброшках»

19.07.2017, 11:31 / remove_red_eye 3968 / chat_bubble

Сколько детских рук или ног было сломано на «заброшках», не знает никто – известными общественности становятся самые жуткие случаи. В летний «беспризорный» период этот риск вырастает многократно. Intex-press прошлась по популярным среди молодежи «заброшкам» и узнала, насколько легко туда пробраться, как часто там проводят свой досуг дети и, главное, зачем они это делают.

Что барановичские подростки делают на «заброшках»

Подростки сидят в оконном проеме заброшенного здания на улице Брестской. Все фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Сторож, прожекторы и демонтажные работы

Долгострой на улице Свердлова раньше был популярным среди молодежи. Но после громких случаев падения молодых людей Барановичский горисполком принял решение снести бесхозное здание. Теперь «заброшка» ограждена, а за забором – сторож, прожекторы и демонтажные работы.

Строители, разбирающие недострой, рассказывают, что сейчас на недострой никто не пытается пробраться.

Сотрудники МЧС занимаются демонтажем долгостроя на улице Свердлова.

Сотрудники МЧС занимаются демонтажом долгостроя на улице Свердлова.

– По ночам здесь дежурит сторож и здание подсвечивается прожекторами, а днем ведутся демонтажные работы: разбираем все по кирпичику, – объяснил Intex-press исполняющий обязанности прораба стройки.

РЕКЛАМА

Сколько продлится демонтаж, неизвестно: работы, по словам строителей, много. Кирпичи и бетонные плиты пойдут на переработку и станут вторсырьем. На месте разобранного здания построят жилые дома.

«Нам особо больше нечем заняться»

Направляемся в заброшенную казарму на улице Брестской. Подходя к зданию, видим четверых подростков: трое парней и девушку. Они сидят в окне первого этажа, свесив ноги наружу. Знакомиться ребята не настроены, но кое-что все-таки рассказали. Им по 14-15 лет, на эту «заброшку» они приходят чуть ли не каждый день.

Заброшенная казарма на улице Брестской.

Заброшенная казарма на улице Брестской.

– Нам особо больше нечем заняться. Хотели устроиться на работу, но не сложилось. Вот мы и развлекаемся, как можем. Лазить по «заброшкам» – это такое хобби, и я не вижу в этом ничего опасного, – сказал журналистам Intex-press один из подростков.

По словам молодых людей, они не делают внутри ничего, что могло бы им навредить. Просто сидят, общаются, гуляют по зданию и читают надписи на стенах.

– Бываем и на других «заброшках»: на ЖБК, в здании на Бадака, на заброшенном мясокомбинате. Сейчас двое наших пошли в магазин за едой, пообедаем и дальше гулять пойдем, – продолжают рассказ ребята.

Подростки гуляют по территории заброшенного здания.

Подростки гуляют по территории заброшенного здания.

Чтобы залезть в здание, нужно подставить под оконный проем отломанную обрешетку (доски, которыми забиваются окна), а затем вытянуть ее с обратной стороны и спуститься внутрь. Потерять равновесие и упасть – секундное дело.

Одна из комнат казармы.

Одна из комнат казармы.

Внутри здание сильно захламленно мусором.

Внутри здание сильно захламлено мусором.

В одной из комнат находим еще троих ребят лет пятнадцати. Двое из них, стоя среди пыли и мусора, курят. Неподалеку девушка читает надписи на стенах. Общаться она отказывается, а парни объясняют, зачем приходят сюда: «Просто так. Здесь нас не контролируют».

Продолжаем обследовать здание. В одной из комнат находим разломанный диван с пыльными одеялами, в другой – веник и чью-то куртку, а третья, судя по всему, отведена под туалет. Только без унитаза.

В следующей комнате на полу лежит обычная длинная картонка от коробки из-под холодильника, а на ней надпись маркером «Место для» и рисунки мужского и женского половых органов. И остается только догадываться, используется «ложе» по назначению или это просто шутка.

По словам работника СИЗО №6, которое находится вблизи от заброшенного здания, дети туда приходят часто, но их никто не выгоняет, потому что они не делают ничего опасного для жизни.

– Совсем малые играют в войнушку, а вот те, что постарше, приходят сюда для других целей: «джиги-джиги» делать, – говорит мужчина.

Самодельный диван в одной из комнат.

Самодельный диван в одной из комнат.

«Ограждение всегда ломают»

Заброшенный корпус «Агростройпроммаш» на улице Кирова огражден металлическим забором. Но в одном месте есть дыра: попасть внутрь труда не составляет. А все, что можно найти на территории здания, – кучи бутылок, пачки от сигарет и обломки здания, которое разваливается.

Дыра в заборе, через которую легко попасть на территорию здания.

Дыра в заборе, через которую легко попасть на территорию здания.

Разваливаться по частям зданию помогает природа. На крыше после дождя – лужа, которая по капле просачивается и, «пробивая» бетонный пол, создает еще по одной луже на каждом этаже, даже на первом.

Вода просачивается с крыши по всем этажам здания.

Вода просачивается с крыши по всем этажам здания.

Внутри самой «заброшки» никого нет, и не похоже, что кто-то тут бывает. Но сторож соседних рабочих корпусов «Агростройпроммаш» говорит, что люди приходят туда часто.

РЕКЛАМА
Общий вид заброшенного корпуса "Агростройпроммаш".

Общий вид заброшенного корпуса «Агростройпроммаш».

– С долгостроя я их особо не гоняю: это не моя территория. Но если лезут на предприятие, трясу кулаками, и они убегают. Пытаюсь иногда согнать с крыши «заброшки»: сидеть там опасно. Но они ноги с парапета свесят и фиги показывают. Так что толку от моих угроз нет, – объяснил работник предприятия.

Разрушенная лестница.

Разрушенная лестница.

По словам сторожа, владельцы у здания менялись, а с ними и позиция, стоит ли ставить вокруг долгостроя забор.

– Один выкупит здание и снесет забор, другой выкупит – забор поставит, но смысл? Дальше поставленного забора дело не шло, а ограждение всегда ломают и пробираются внутрь, – рассказал мужчина.

«Галерея» для уличных художников

Большое здание на улице Бадака частично ограждено. За ограждением свалены палки и кирпичи. Эту территорию охраняют сторож и собака. На открытую часть территории дети, по словам сторожа, попадают с другой стороны. Достаточно обойти здание – и вы уже внутри.

Часть территории вокруг заброшенного здания на улице Бадака ограждена.

Часть территории вокруг заброшенного здания на улице Бадака ограждена.

Упасть с крыши там, говорит сторож, невозможно: от здания остались только стены и пол. По стенам никто не лазит, а сидеть, кроме холодного бетонного пола во мху, в здании негде. Поэтому дети просто гуляют по территории, иногда рисуют на стенах.

Территория недостроя охраняется.

Территория недостроя охраняется.

Внутри «заброшки» – несколько больших помещений, похожих на ангары, и несколько маленьких комнат. По углам разбросаны бутылки от газировок, пачки от сигарет и другой мусор. На стенах – много граффити. В каждом ангаре или комнате сразу несколько рисунков, помеченных разными датами: один был оставлен десять лет назад, другому всего год, третьему – пара месяцев.

Один из ангаров с разрисованными стенами.

Один из ангаров с разрисованными стенами.

В целом эта «заброшка» напоминает галерею для уличных художников под открытым небом. Из развлечений внутри – только разглядывание граффити и возможность с ними фотографироваться.

Жители соседних домов так же, как сторож, ничего опасного в прогулках по такой «галерее» не видят. Говорят, что на огороды не лезут, камнями не кидаются – и хорошо.

«Мы, если что, бегаем быстро»

Случайно на мясокомбинат на Слонимском шоссе при выезде из города не забредешь, так что ходят туда только те, кто знает о существовании «заброшки». Территория сильно обросла деревьями и кустами. Увидеть само здание не так-то просто, но перед поворотом к «заброшке» мы замечаем, как в ту же сторону идут дети, и идем следом за ними.

Двое парней быстро прячутся за кустами и исчезают в здании.

Первый этаж мясокомбината обнесен железной решеткой так, чтобы нельзя было забраться внутрь через окна. Однако решетку можно отогнуть.

Общий вид одного из заброшенных корпусов мясокомбината.

Общий вид одного из заброшенных корпусов мясокомбината.

Внутри «заброшки» относительно чисто: оберток от еды или пачек от сигарет никто не разбрасывает. На первом этаже здания – только песчаные холмы, по которым иногда приходится прыгать, чтобы попасть в другую часть здания.

А на втором – большая пустая комната. Она пустая и чистая, внутри – некое подобие столика из кирпичей. На столе разложена еда: сухая вермишель и пачка семечек. А за столом на кирпичных «стульчиках» сидят дети, которые «привели» нас сюда. Заметив чужих, то есть нас, ребята настораживаются, а один из парней тут же выпаливает: «Охранник разрешил нам сюда заходить!»

Песчаные холмы на первом этаже, по которым приходиться прыгать.

На первом этаже песчаные холмы, по которым приходиться прыгать.

Подойдя ближе, мы узнаем тех же ребят, которых встретили еще на первой «заброшке». Правда, общаться с нами второй раз ребята хотят уже меньше и предупреждают: «Мы, если что, бегаем быстро».

Из всех заброшенных зданий, которые мы обошли, разбирается только одно – на улице Свердлова. И то после падения в шахту лифта 16-летней девушки в 2016 году и падения с высоты молодого парня в мае этого года. Так сколько человек должно упасть с остальных «заброшек», чтобы и их разобрали или привели в порядок?

P. S. Получить комментарий Инспекции по делам несовершеннолетних Барановичского ГОВД, беспокоит ли правоохранительные органы досуг подростков в летний период, какую работу они проводят в этом направлении, контролируют ли милиционеры ситуацию на «заброшках», Intex-press не удалось. Мы опубликуем его, как только правоохранительные органы нам его дадут.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up