Автор: Intex-press

19:59, 24 июня 2017

Происшествия

remove_red_eye 4562

В Минске осудили социального педагога, которая избила и облила кипятком свою дочь

Фото: TUT.BY

9-летняя девочка три недели пролежала в больнице, у нее — 18% ожогов тела, синяки, ссадины, кровоподтеки. Сначала малышка сказала, что упала с велосипеда, а чуть позже призналась: ее избила и облила из чайника горячей водой мама за то, что та не так сделала уроки. Сама осужденная, 32-летний социальный педагог Анна Александровна, в суде вину не признала, – сообщает TUT.BY.

— Эти фотографии, можно сказать, помогли выиграть суд, — рассказывает TUT.BY минчанин Владимир (фамилия не указывается по этическим соображениям) и достает из папки снимки, после которых повисает пауза. На больничной кровати сидит его дочь с огромными синяками на ногах, руках. Глаза ребенка заплывшие, а тело обмотано бинтами.

Фото: TUT.BY

— Когда посторонний человек читает про травмы, расписанные на две страницы, которые получила дочка, его это не очень впечатляет. Ну да, пострадала. Стоит показать фотографии, и у людей совершенно другая реакция: «О, боже мой!» — говорит Владимир.

Владимир и Анна развелись восемь лет назад, тогда их дочке было всего полтора года. О том, что отношения между бывшими все это время оставались напряженными, видно по документам из суда. И хоть отцу официально было разрешено встречаться с дочкой, Анна препятствовала, поэтому мужчина неоднократно обращался к судебным исполнителям.

РЕКЛАМА

В 2011 году бывшие супруги снова встретились в суде. Владимир в своем исковом заявлении указал, что не может общаться с ребенком, «ответчица запрещает приносить дочери продукты питания, одежду и детские игрушки, запрещает делать фото- и видеосъемку». Бывшая супруга ответила: Владимир не платит алименты, живет вместе с родителями, и они настраивают дочь против собственной мамы, поэтому просила, чтобы встречи проходили у нее дома под присмотром. Суд встал на сторону отца.

«Упала с велосипеда так, что все тело в синяках?»

Владимир. Фото: Вадим ЗАМИРОВСКИЙ, TUT.BY

Владимир. Фото: Вадим ЗАМИРОВСКИЙ, TUT.BY

Последние полтора года отец и дочка не виделись. Как объясняет папа девочки, решение все равно не исполнялось, он дожидался, когда ребенку будет 10 лет, чтобы девочка в суде могла сказать свое весомое слово. А 2 октября 2016 года от знакомых узнал: дочь попала в реанимацию ожогового отделения больницы скорой помощи.

— Я увидел ребенка и сразу все понял, хотя изначально дочка рассказывала всем, что упала с велосипеда. Упала так, что все тело в синяках? Сколько раз она падала? — Владимир начинает нервничать и крутить в руках мобильный телефон.

— Все три недели не отходил от нее в больнице. Сначала дочка рассказала правду одной знакомой, а потом детскому психологу в Новинках. Это было как в кино. Сидит ребенок со специалистом, а за стеклом — я и секретарь. Лучше я промолчу, какие эмоции у меня были, когда я услышал эту 2,5-часовую беседу… 29 сентября 2016 года дочь плохо сделала уроки, ее маме это не понравилось. Ребенок учится на 9 и 10, претензий со стороны классного руководителя нет, но бывшая схватилась за ремень и стала бить. После чего обиженная дочь решила сделать гадость — подсыпала соль в детскую смесь (сейчас Анна Александровна в декретном отпуске, воспитывает 10-месячного ребенка). Наутро она пошла в школу. Это увидел классный руководитель, куда-то сообщил, и вечером к ним домой пришли педагоги. Не знаю, что там было. Бывшая до декретного отпуска работала в той же школе, где учится дочь. Это было только начало. 1 октября дочку оставили дома и уехали в гости, она была наказана, поэтому до трех ночи переписывала учебник, пока не явилась мама с новым мужем. Как рассказывала в допросной комнате дочка, мама нагрела чайник и сказала: «Иди сюда, я тебя оболью». А потом стала обливать ее кипятком, ребенок начал убегать, поскользнулся на воде и разбил колени. Только 2 октября вечером ей вызвали скорую. А до этого пытались сами оказать медицинскую помощь: мыли под душем, мазали кремом, — говорит Владимир.

Школа рекомендовала отдать девочку не папе, а в приют

У маленькой девочки были ожоги 1-й, 2-й и 3-й степени 18% тела. Из больницы ее забирала мать, так как по решению суда девочка должна жить с ней. Сразу к делу подключилась инспекция по делам несовершеннолетних Первомайского района, чуть позже — Следственный комитет. Семью поставили на учет как социально-опасную и стал вопрос: с кем теперь жить девочке? Школа рекомендовала отдать ребенка в социальный приют, так как папу учителя не видели и не знают, а отец с первого дня говорил, что готов забрать к себе.

В итоге 20 декабря в 2016 году в суде Советского района Минска между родителями было заключено мировое соглашение: девочка будет жить с папой. Она переехала к нему, стала ездить в гости к маме.

— Дочка сказала, что мама резко стала доброй, разрешала поздно ложиться, не делать уроки, стала баловать. Я начал замечать, после общения с ней дочь становилась неуправляемой: порвала мой паспорт, выбрасывала телефоны, вещи из квартиры, — вспоминает Владимир. — Первое время она дико боялась чайников, стоило взять его в руки, как она тут же выбегала из кухни. А как плакала и кричала по ночам… Психологи и психиатры рекомендовали курс лечения. В общем, через многое прошли.

Сначала было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 149 УК «Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения, совершенное группой лиц либо способом, носящим характер мучения и истязания». Но позже дело было переквалифицировано в более легкую статью — ч. 1 ст. 149 УК. В апреле суд Первомайского района признал социального педагога Анну Александровну виновной и приговорил к двум годам ограничения свободы. Женщина осталась на свободе, должна отмечаться в милиции раз в неделю, ночевать дома.

«Обвиняемая, имея умысел на причинение менее тяжких телесных повреждений своей малолетней дочери, на почве внезапно возникших неприязненных отношений, умышленно нанесла ей не менее пяти ударов по лицу, а затем бросила электрочайник с налитой в нем горячей водой в … (имя девочки. — Ред.), причинив ей телесные повреждения в виде ожогов туловища и левой верхней конечности 1-й, 2-й и 3А степени 18% поверхности тела», — говорится в приговоре.

«Дочка сбежала к маме, и никто не может мне вернуть ребенка»

Во время суда мама девочки вину не признала, хотя не скрывала: она действительно пять раз ударила дочку по лицу, но чайник в нее не бросала. Это был несчастный случай. Увидев, что дочка специально набросала волос в чайник, бросила его в сторону ребенка и кипяток случайно попал на спину. Все эти слова в суде опроверг учитель девочки, она вспомнила, как Анна Александровна и ее новый муж звонили и говорили: девочка на уроки не придет, так как она довела мать и та облила ее кипятком.

Во время процесса была показана запись 2,5-часового разговора с психологом. Специалист отметила, что девочка защищает свою маму.

«У ребенка легко возникает чувство вины, она берет на себя ответственность за различные формы жестокого обращения с ней со стороны взрослых, оправдывая их, что свидетельствует о продолжительном и систематическом насилии в отношении нее в семье», — указано в приговоре.

У школьницы зафиксировано шесть ударов по голове, 12 — на туловище. Эксперты пришли к заключению, что они не могли появиться из-за падения с велосипеда. На видео девочка подробно вспомнила те страшные события: мама вскипятила чайник и стала обливать кипятком по спине, хотела начать с головы, но ребенок стал убегать, потому что было «горячо и страшно». В выводах психолого-психиатрической экспертизы отмечается, что ребенок не склонен к фантазированию.

— Перед самым судом дочь отказалась от своих слов, призналась, что простила маму. Думаю, она это сделала под давлением, ведь бывшая манипулировала ребенком, угрожая выброситься с 9-го этажа, — продолжает рассказывать TUT.BY Владимир.

— А 28 мая дочка сбежала к маме… Я обращался в милицию, к судебным исполнителям, никто не может мне помочь вернуть ребенка. Разве мировое соглашение, заключенное в суде, это не документ? На практике выходит, что нет. Меня отправляют из одного кабинета в другой, а недавно отдел принудительного исполнения Минского района прислал ответ, в котором отказал в возбуждении исполнительного производства, сославшись на то, что исполнительный документ был неправильно оформлен — в нем нет «сущности и срока исполнения». Так не я же в этом виноват! Выходит, женщина, судимая за избиение ребенка, может спокойно его себе забрать и ничего за это не будет. Никто не может мне сказать, как нужно действовать, чтобы вернуть дочку.

«Пока я бегаю по инстанциям, ребенок живет с человеком, который его избил»

Журналист TUT.BY связался с Анной Александровной, она отказалась от общения со словами: «У меня в семье большое горе». И поинтересовалась: знаем ли мы, что девочка сбежала от папы, но обсуждать, как ребенок попал в больницу в октябре 2016 года, не захотела.

РЕКЛАМА

Уже после выхода публикации мама позвонила в редакцию.

—  Все было совершенно по-другому. Дочка боится отца, он ее насильно удерживал, забрал мобильный телефон, не разрешал общаться с друзьями, близкими, запрещал выходить на улицу. Когда дочка приезжала ко мне в гости, она не хотела ехать к отцу и уезжала со слезами на глазах. Если бы вы видели, в каких она вещах пришла! Она ходила в школу в вещах с дырками.

— Анна Александровна, вы признаете, что били ребенка?

— Это было один раз.

— Вы чувствуете за собой вину, что избили ребенка?

 — Конечно. Я не сдержалась.

Директор школы № 196 Минска, где работает осужденная и где учится ее дочка, также отказались от любых комментариев.

— Дело было в суде, уточняйте детали там, — ответила Наталья Буркевич.

В отделе принудительного исполнения Минского района говорят, что знают об этой ситуации, но обсуждать ее с журналистами не будут: так как дело касается только семьи.

— Судебным исполнителем было вынесено постановление, в котором указан порядок обжалования. Там все написано: куда ему обращаться, — говорит Ангелина Нитиевская, начальник отдела принудительного исполнения Минского района.

Она добавила, что сначала Владимир должен обжаловать постановление у начальника, то есть написать жалобу самой Ангелине Викторовне. Если его не устроит ответ — идти в суд.

— И что мне теперь делать? Уже обращался в суд, там ответили: документы оформлены правильно, идите к судебным исполнителям. А они, выходит, снова меня отправляют в суд. И пока я бегаю по инстанциям, ребенок живет с человеком, который его избил, — вздыхает Владимир.

Адвокат Дмитрий Ивановский советует папе девочки каждую свою жалобу и обращение к чиновникам фиксировать письменно. К примеру, если в суде ему отказали, пусть выдадут на руки соответствующий документ. Так будет проще доказывать, куда и к кому обращался Владимир. Ведь устные ответы не в счет, их никак нельзя подтвердить.

— За время своей практики впервые встречаюсь с тем, чтобы судебный исполнитель отказывался исполнять мировое соглашение, утвержденное судом. Исходя из условий мирового соглашения, девочка должна жить с папой, — комментирует Дмитрий Ивановский. — Первое, что должен сделать папа, — обжаловать действия судебного исполнителя у начальника отдела принудительного исполнения. Ему отказали, сославшись на то, что нет «срока исполнения», но он здесь и не нужен, а «сущность» и так понятна. Кроме того, суд бы не заключил мировое соглашение, если бы оно противоречило законодательству. Второе — обратиться в органы опеки и попечительства. Раз семья признана социально-опасной, нужно письменно указать, что ребенок вопреки решению суда находится у мамы, которая отказывается его отдавать. Я бы еще рекомендовал Владимиру обратиться в суд с иском об ограничении общения мамы с ребенком, поскольку она может ему навредить и это видно по приговору суда. Учитывая обстоятельства дела, данные иска выглядят вполне обоснованно.

Адвокат отмечает, что спор по детям — это всегда длительный процесс. Зачастую он занимает не один месяц. И чем быстрее Владимир начнет письменно обращаться во все инстанции, тем быстрее он вернет дочку.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up