Новости / Бизнес

Четыре истории жителей Барановичей, которые работают нелегально

23.06.2017, 10:36 / remove_red_eye 3549 / chat_bubble

Жители нашего города, которые неофициально наращивают ногти, делают стрижки, торгуют, ремонтируют машины, рассказали, что заставляет их работать «в тени» и почему даже налог на тунеядство не заставил их легализовать свой бизнес. 

Четыре истории жителей Барановичей, которые работают нелегально

Фото: i.huffpost.com

«Налоги и штрафы огромные, а преференций – никаких»

Ирина, наращивает ногти, делает стрижки, работает неофициально около пяти лет:

– Я окончила педколледж, потом была в декрете. Когда дочке исполнилось три года, пробовала найти работу в городских школах, но безуспешно. Чтобы не сидеть у мужа не шее, одно время работала продавцом в салоне связи, но недолго: ребенок часто болел, и мне намекнули, чтобы я искала что-нибудь другое.

РЕКЛАМА

Я окончила парикмахерские курсы, стригла у себя дома, в кухне. Года три назад начала еще и ногти гелем наращивать.

В последнее время мои заработки уменьшились (в кризис люди меньше тратят на красоту), но я все равно зарабатываю больше, чем мои бывшие одногруппницы, которые работают в образовании. Долларов на 300 в месяц я всегда могу рассчитывать, и это за вычетом расходов на материалы – лаки, гели.

Когда несколько лет назад пошли слухи о том, что в Беларуси хотят ввести налог для тех, кто не работает, я не сразу в это поверила. Но даже когда его официально утвердили, я не стала становиться на учет как безработная. На мой взгляд, это бессмысленно: пособие – копеечное, а вырвать из дома мести улицы или собирать мусор могут в любой день. Я понимала, что так потеряю всех клиентов, а в итоге буду сидеть на пособие в 20 рублей в месяц. Заплатить налог на тунеядство я, к счастью, не успела – Декрет №3 заморозили.

Официально регистрировать свое дело я тоже не хочу – налоги огромные, штрафы за малейшее нарушение – тоже, к тому же придется арендовать специальное помещение для работы, а это – дополнительные расходы. А преференций – никаких.

Моя знакомая в позапрошлом году оформила ИП, сняла помещение и стала официально делать стрижки и наращивать ногти. Выручки хватало только на оплату аренды и коммуналки, на взносы в пенсионный фонд и налоги. Разве это бизнес? Продержалась год и закрылась. Сейчас снова работает на дому. Стать бизнесменом, раскрутиться можно только имея большие деньги – открыв, например, в центре города свой салон, наняв высококлассных работников. А таким, как я, лучше сидеть дома и не светиться.

Вадим Иосуб, старший аналитик «Альпари»:

– Работа в тени – это уход от существующих условий ведения бизнеса и от уплаты налогов. Требования к бизнесу в нашей стране очень зависят от того, каким именно видом деятельности занимается человек. Как правило, больше всего проблем с самым мелким бизнесом, где маленький оборот. Суммы налогов и взносов здесь зачастую больше, чем сам заработок. Властям можно было бы порекомендовать создать для таких людей возможность официально зарабатывать небольшие суммы, скорректировав размеры налогов. Возможно, тогда у них появится стимул работать официально. В то же время надо понимать, что сейчас условия ведения бизнеса в нашей стране такие, какие они есть, и в Беларуси, как и в любом другом государстве, будут бороться с серым сектором экономики. Уклонение от уплаты налогов может вылиться в огромные штрафы.

«На шее у государства не сижу»

Виталий, около семи лет неофициально ремонтирует автомобили:

– По специальности я инженер. После окончания вуза три года отработал на одном из заводов города. Потом у меня появилась семья, надо было решать вопрос с жильем, а зарплаты инженера хватало только на самое необходимое – еду, одежду и аренду квартиры. Стал подрабатывать ремонтом машин – менять и ремонтировать стартеры, генераторы. Делать это я научился еще до армии.

Сначала занимался машинами после работы (в гараже у родителей), а когда понял, что сил и времени на все не хватает, ушел с завода. За семь лет, что я занимаюсь ремонтом машин, я смог построить дом (не шикарный, но нас с семьей устраивает), большой гараж, в котором ставлю свою машину и чужие, которые ремонтирую. Мой заработок не стабильный – бывает, за месяц отремонтирую 10 машин, а бывает – одну-две. А ведь надо покупать запчасти, менять инструменты. Тем не менее, если брать в среднем за год, то я зарабатываю больше, чем среднестатистический житель нашего города.

Несколько раз за последние годы у меня возникали мысли начать работать официально. Первый раз – когда заговорили о том, что введут налог на тунеядство. Я тогда даже узнавал, как открыть свое дело, что для этого надо. Но было много заказов, времени не хватало, и я так и остался нелегалом. Налог на тунеядство платить не пришлось – когда прислали извещение, моему ребенку было всего четыре года, и от налога меня освободили.

Потом, когда идея сделать свой бизнес официальным приходила, я от нее отказывался по двум причинам: большие налоги и огромные требования. Знакомые, у которых официальный бизнес, рассказывали, что для легального ремонта машин мне пришлось бы переделывать свой гараж, подстраивая его под противопожарные, санитарные нормы, а выручки после уплаты налогов, разных взносов хватало бы разве что на новые запчасти. Смысл тогда работать?

Сейчас я готов пахать сутками, зная, что у моей семьи будет хорошая еда, крыша над головой, одежда не из секонда. А отдавать часть заработанных денег государству только ради того, чтобы официально быть ИП, я не хочу. Социальным иждивенцем или каким-то злостным нарушителем я себя не считаю. Когда хожу в магазин, оплачиваю НДС, акцизы, которые идут в казну, так что на шее у государства точно не сижу. Большой вопрос в том, насколько государство выполняет свои обещания. Например, о бесплатном образовании и медицине. На мой взгляд, они уже давно такими быть перестали.

«Нужен стимул, а у нас его нет»

Марина, больше четырех лет торгует товарами из Польши:

– По образованию я продавец. Несколько лет проработав в одном из государственных продовольственных магазинов города, ушла в декрет и больше в торговлю не вернулась. Постоянные недостачи, копеечная зарплата… В общем, мы с мужем решили, что, пока сын маленький, часто болеет, я посижу дома. Через какое-то время, когда я уже активно изучала объявления о работе, мне пришла мысль привозить из Польши разную мелочевку на продажу.

Мама не раз говорила, что ее соседка семью содержит таким «бизнесом», к тому же мы с мужем и до того часто ездили в Белосток – затаривались продуктами, бытовой химией и знали, что многое там действительно дешевле. Сначала привозила и продавала чай, кофе, шоколадки. Потом – вещи на заказ. Вот уже несколько лет я вношу свой вклад в наш семейный бюджет такими поездками. Не озолотилась, конечно, но сомневаюсь, что в Барановичах, работая в магазине, я бы смогла зарабатывать больше. К тому же я не пропадаю на работе с утра до вечера, как многие работающие женщины, и не переживаю, что на меня повесят какую-нибудь недостачу.

Налог на тунеядство я заплатила, но и после этого работать официально, чтобы не платить его, я не хочу. Если открою ИП и, например, начну торговать на рынке, то продавать те же одежки придется в три раза дороже, чем я это делаю сейчас – надо же будет как-то «отбивать» сертификаты, налоги, аренду места… Но по такой цене их никто не купит. И ради чего тогда все это? Ради копеечной пенсии в старости? Так до нее еще дожить надо, и не удивлюсь, если пенсионный возраст еще не раз повысят.

На мой взгляд, чтобы люди не были нелегалами и выходили из тени, нужен стимул – хорошая зарплата, гарантии со стороны государства и, в конце концов, сама работа. Но ничего из этого у нас нет.

«Необходимость, а не мой каприз»

Александр, больше двух лет работает сварщиком в России:

РЕКЛАМА

– Около трех лет назад, когда на предприятии, где я работал сварщиком, моя зарплата упала с 7 до 3,5 миллионов, а мне надо было платить кредит за жилье и содержать семью, я решил на месяц написать заявление за свой счет и поехать на заработки. Сосед по площадке уже много лет ездил на заработки и согласился взять меня в бригаду. Меня сразу предупредили, что работать придется неофициально по 10–12 часов в сутки, жить – в вагончике. Мы строили гаражи. Было тяжело.

Во-первых, раздражал постоянный контроль со стороны российского бригадира. Приходилось часами работать со сваркой, одновременно быть подсобником. Курить разрешали не чаще раза в час, на обед давали полчаса. Во-вторых, приходилось самим готовить, жить впятером в вагончике, мыться в тазике и холодной водой. Вахта длилась три недели, мне заплатили 500 долларов.

Когда я вернулся в Барановичи, оказалось, что наша бригада уже неделю сидит без работы, за свой счет. Через недели три, когда сказали, что заказов не будет ближайшие месяц-два, я решил уволиться. Два месяца искал работу в Барановичах, устроился сварщиком на стройку, но, когда за месяц получил два с половиной миллиона, написал заявление и ушел. Снова поехал в Россию. Вот уже несколько лет мотаюсь по вахтам, чтобы моей семье было за что купить еду, одежду, оплатить кредит на жилье и коммуналку. Нашей бригаде повезло – нас ни разу «не кинули», хоть такое часто бывает в России с приезжими.

Налог на тунеядство я заплатил. Во-первых, доказать, что меня не было в Беларуси, было невозможно, ведь я работаю неофициально, а билеты на поезда не храню. Во-вторых, я переживал, что, если не заплачу, мне запретят выезжать из страны. А как тогда жить?

Я понимаю, что нелегальная работа – это риск. И в плане здоровья, и зарплаты. Но это вынужденная необходимость, а не мой каприз. Выходить из тени, чтобы работать официально, в родной стране просто некуда.

Анатолий Шумченко, председатель РОО «Перспектива»:

– Точно сказать, сколько людей работают в тени, невозможно. Как и что за этим стоит
– желание заработать больше, боязнь законодательства, регулирующего бизнес, обида на страну, где нет справедливости. В любом случае, это осознанный выбор людей. Говорить, хорошо это или плохо в государстве, которое само пользуется двойными стандартами, сложно. Но это проблема не людей, а властей, которые должны создавать условия для официальной работы. Увы, у нас в стране нет четкой линии поведения в отношении бизнеса; государство, которое много чего требует, взамен не хочет давать ничего. Что будет дальше – сложно сказать, и люди, судя по всему, это чувствуют. Работа по раскрепощению бизнеса в стране должна была уже выйти на финишную прямую, но пока о ее результатах ничего не известно.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up