Автор: Ирина ПЛЮТО

9:42, 18 июня 2017

Здоровье

remove_red_eye 3829

Барановичские медики о своей профессии: «Нелегко привыкнуть к мысли, что ты – не всесилен»

Фельдшер Светлана Зеленская, врач Наталья Ильюкевич, фельдшер Вероника Гунько (слева направо) – педиатрическая бригада №9 станции скорой медпомощи спешит на вызов. Все фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Накануне Дня медицинского работника, который в этом году отмечается 18 июня, хирург, кардиолог и врач скорой помощи – о том, почему пошли в медицину, с какими трудностями ежедневно сталкиваются и к чему так и не смогли привыкнуть.  

Роман Панасеня, врач-хирург Барановичской городской больницы, стаж работы – 3 года

– С профессией я определился еще в детстве. Примером для меня стала бабушка, которая всю жизнь работала медсестрой. Глядя на нее, я точно знал: стану врачом.

После школы поступил в Гродненский медицинский институт на педиатрический факультет. Поступал вместе с одноклассницей (позже она стала моей женой) – вдвоем учиться было легче, помогали друг другу.

Роман Панасеня в перевязочной комнате отделения гнойной хирургии.

Роман Панасеня в перевязочной комнате отделения экстренной хирургии.

По распределению я попал в детскую поликлинику, где два года отработал детским хирургом. Потом перевелся в городскую больницу в отделение экстренной хирургии. Работать в больнице вначале было нелегко. Спасибо старшим и более опытным коллегам – подсказывали, учили.

Профессия хирурга – непростая, тяжело как физически, так и морально. Она требует максимальной собранности, оперативности. Нужно быть внимательным и сосредоточенным на протяжении долгого времени. Так, самая продолжительная операция у меня длилась семь с половиной часов.

Самое сложное для меня – не физическая усталость. О том, что ты устал в бешеном ритме работы, не успеваешь задумываться, но я постоянно ощущаю ответственность за пациентов.
К тому же у хирурга нет права на ошибку, ведь это может стоить кому-то жизни. Но, глядя на то, как отступает болезнь, как человеку становится лучше, испытываешь радость и ни с чем не сравнимое удовлетворение.

Отношение врача с пациентами – важная составляющая работы медработника.
Любой врач в первую очередь должен быть психологом, должен уметь найти индивидуальный подход к каждому пациенту. Если человеку после общения с врачом не стало легче – это не врач.

Врач – не профессия, а образ жизни. Даже дома мы с женой, как два медика, часто обсуждаем рабочие вопросы, советуемся друг с другом. Я рад, что у нас всегда есть общие темы.
Свою профессию я считаю своим призванием: ни разу у меня не возникало желания ее сменить. Пока у нас с женой нет детей, но если бы мой ребенок выбрал профессию медицинского работника, я был бы очень счастлив.

Нина Войтик, врач скорой медицинской помощи, стаж работы – 39 лет

– Связывать свою жизнь с медициной я не планировала. Попала в эту профессию «за компанию»: не поступила на биофак в БГУ и вместе с подругой подала документы в Гродненский мединститут на лечебный факультет. Отучилась и ни разу не пожалела о выбранном пути.

Нина Войтик в салоне машины скорой помощи.

Нина Войтик в салоне машины скорой помощи.

Известие о том, что буду работать в скорой, повергло меня в шок. И дело не в том, что мне что-то не нравилось в этой работе, просто меня страшно укачивало в транспорте. Первое время водителю не раз приходилось делать остановки из-за того, что меня тошнило. Но со временем укачивать меня перестало: то ли я привыкла, то ли машины стали лучше.

За 39 лет работы в скорой многое изменилось. Помню, как тяжело приходилось нам зимой: теплой спецодежды не было, автомобили плохо отапливались. Особенно это ощущалось, когда выезжали в район за 50 км. А бывало, что вдвоем с фельдшером ночью толкали заглохшую машину. Зато не было тогда такого количества мелких вызовов. Сейчас скорая выезжает по жалобам на головные боли, давление в 140/80, кашель. А мужчины какие сейчас? У меня был случай, когда мужчина категорически отказался делать укол – кричал, что умрет от страха.

Нина Войтик изучает копию кардиограммы, снятую с предыдущего вызова.

Нина Войтик изучает копию кардиограммы, снятую с предыдущего вызова.

Говорят, что привыкаешь ко всему. Это не так. Я так и не смогла и никогда не смогу привыкнуть к тому, что из жизни уходят молодые. Страшно приезжать на суициды и смотреть в глаза родителям, понимая, что ничем не можешь помочь. Страшно «собирать» людей по кусочкам после ДТП. До сих пор помню парня после дорожной аварии: у него практически оторвало руку – она висела на лоскуте кожи. Мы собирали кусочки кости с асфальта, и руку ему, к счастью, удалось спасти.

Почти 20 лет я отработала в линейной бригаде, затем около 10 лет в БИТ-бригаде (бригаде интенсивной терапии). Вся моя жизнь заключалась в работе, без нее я не представляла себя. И то моральное удовлетворение, которое я получаю от работы, не сравнимо ни с чем. Когда ты видишь благодарные глаза пациентов, понимаешь: ради этого стоит жить. Да, ритм жизни у медиков бешеный, и мои родственники и знакомые, видя, что я всю себя отдаю работе, часто спрашивали меня: «Когда ты будешь жить?» А для меня работа – это и есть жизнь. И другой для себя я бы не хотела.

Ольга Маратканова, врач-кардиолог, зам. главврача по медицинской реабилитации и экспертизе городской больницы, стаж работы – 16 лет

– Когда я училась в 7 классе, у моей мамы случился инфаркт. С этого момента врачи стали частью моей жизни: частые походы в поликлинику, постоянные визиты врачей – я до сих пор помню запах медпрепаратов в квартире. Я видела работу медиков и восхищалась ими. Именно тогда я решила, что стану врачом-кардиологом.

Ольга Маратканова работает врачом 16 лет.

Ольга Маратканова работает врачом 16 лет.

Поступила в Гродненский мединститут на лечебно-профилактический факультет. Учиться было тяжело, но интересно. По распределению попала в поликлинику участковым терапевтом. Но желание стать кардиологом не покидало. И, когда мне предложили перейти в кардиологическое отделение, с радостью согласилась.

Работа в кардиологии отличается от работы терапевта. У терапевта все налажено: ты знаешь всех пациентов, их болезни. От кардиолога требуется оперативность, умение реагировать на экстренные ситуации. Часто от того, как быстро врач принимает решение, зависит человеческая жизнь. Кроме того, каждый медработник должен уметь наладить контакт с пациентом, вызвать его доверие. Без этого в нашей работе нельзя. К сожалению, из-за появления интернета некоторые пациенты считают себя знатоками в медицине и могут даже поспорить с врачом. Я к этому отношусь спокойно: пытаюсь убедить, объяснить.

Поначалу было нелегко привыкнуть к мысли, что ты – не всесилен и есть вещи, которые от тебя не зависят. Понимание этого приходит с опытом. Но до сих пор я не привыкла к смерти, человеческому горю и слезам.

Ольга Маратканова в коридоре кардиологического отделения.

Ольга Маратканова в коридоре кардиологического отделения.

Для молодого специалиста важна поддержка со стороны более опытных людей. Мне повезло, таким советчиком для меня стала кардиолог Вера Чистякова. Она помогла мне стать той, кем я являюсь сейчас. Впрочем, до сих пор я не вижу ничего зазорного в том, чтобы спросить совета у коллег. Причем не важно, какой у них стаж.

В марте мне предложили должность заместителя главврача по МРиЭ. Я долго колебалась, но согласилась. Правда, и полностью уйти из кардиологии не смогла – оставила две палаты. Работы и ответственности прибавилось, но я не жалею. Я точно знаю, что медицина – это мое.

 

В пятницу, 16 июня, в Барановичах чествовали медицинских работников: лучшим специалистам вручили гранты, благодарности и почетные грамоты.

 

Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up