12:08, 16 июня 2017

Общество

remove_red_eye 10986

Как в Барановичах забраковали авторский проект дома, назвав его сараем

Павел Колядко рядом с домом, который он планировал снести, чтобы построить на этом месте новый. Все Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Павел Колядко хотел построить красивый современный дом с турецкой баней, бассейном, тренажерным залом. Но он столкнулся с реалиями белорусского законодательства, из-за которых не только не может утвердить проект нового дома, но даже снести ветхую избушку, расположенную на его участке.

У Павла Колядко – свой бизнес за границей. Но он решил с семьей обосноваться в родных Барановичах. В 2014 году он приобрел участок с полуразрушенным деревянным домом на улице Калинина. Старый дом Павел планировал снести, а на его месте построить новый – большой и красивый.

«Что ни шаг – то документ»

Новым домом мужчина стал заниматься год назад. Тогда он даже не предполагал, сколько документов и разрешений потребуется. Сначала Павел добился того, чтобы старый дом, которому почти 70 лет, признали непригодным для проживания. Но приступить к его сносу разрешили только после утверждения проекта нового дома. Казалось бы, пока делается проект, самое время сносить старый. Но нет. Отечественное законодательство этого не разрешает. К тому же, чтобы начать делать проект, тоже нужно решение горисполкома.

– Что ни шаг – то документ, – говорит Павел.

Получив в конце сентября прошлого года разрешение горисполкома на начало проектно-изыскательских работ, Павел не стал пользоваться услугами барановичских проектировщиков, список с контактами которых ему дали в управлении архитектуры и градостроительства, а нашел минскую фирму, которая делает проекты уже много лет – архитектурную студию «Зробім».

Проектный дизайн дома, разработанный фирмой «Зробім».

Мечтал о бассейне и турецкой бане

Создание проекта отняло около пяти месяцев. Сотрудники студии не раз приезжали в Барановичи на участок, где планировалось строительство, согласовывали с хозяином внешний вид и планировку дома.

– Я хотел, чтобы мой дом был современным, не похожим на другие дома, – рассказывает Павел. – Я мечтал, чтобы в нем был спортзал, бассейн, турецкая баня (хаммам), гостевые спальни, ведь у нас часто бывают гости.

В апреле проект был готов. Дом на бумаге получился таким, как Павел хотел. Архитектурная студия даже разместила проект на своем сайте как повод для профессиональной гордости.
Павел пошел в управление архитектуры и градостроительства Барановичского горисполкома. Казалось бы, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, осталось всего ничего. Главный архитектор города Барановичи Галина Алексеева, по словам Павла, приняла его неохотно, сообщив, что «сегодня неприемный день».

– Я не понимаю, почему чиновники принимают людей только в какие-то выделенные часы. Но я все-таки зашел. Едва пролистав проект, она сказала, что «этот сарай» согласовывать не будет, – рассказывает Павел. – Я был в шоке.

Предмет восторга хозяина и гордости столичных архитекторов – дом современного дизайна – барановичский архитектор назвала «сараем». Никак не объясняя свою невысокую оценку, Галина Алексеева, по словам мужчины, сказала прийти к ней с проектом и другими документами в приемный день. Ответ ему обещали прислать по почте.

– Я был почти уверен, что проект согласуют, – говорит Павел.

Дом в проекте – нежилой

Однако в мае Павел получил ответ с отказом. В письме из управления архитектуры и градостроительства указывался целый ряд причин, по которым проект не согласовали. Самым удивительным для Павла стало то, что «запроектированное строение не соответствует жилому дому». По белорусскому законодательству, жилые помещения должны занимать не меньше половины общей площади дома, а в проекте у Павла это требование не было соблюдено: в доме площадью больше 200 кв. метров под жилые помещения было отведено около 80 кв. метров. То есть дом, полный помещений для полноценной жизни – с тренажерным залом, бассейном, для этой самой жизни оказывается непригодным.

– Сколько семей ютятся на нескольких квадратных метрах, и никто их не расселяет, – говорит мужчина. – А для моей семьи из трех человек, получается, 80 квадратных метров жилой площади мало? Почему за меня решают, сколько метров мне выделить под спальню, а сколько под бассейн? Я этого реально не понимаю.

Еще одна причина отказа – названия помещений в проекте. Примененные в проектной документации наименования помещений – «хаммам», «гостевая спальня» и другие – не соответствуют техническим регламентам.

Павел удивлен таким формалистским подходом. Он предполагает, что слова «хаммам», может, еще и не знали, когда эти нормативы вводили. И что, конечно, можно было в проекте турецкую баню хаммам назвать сауной или даже кухней для приготовления корма для скота и птицы, которые разрешены законодательством, но он не понимает, зачем это лукавство.

– Я мечтал построить такой дом, как мне хочется. Я не строю его за границей, а инвестирую деньги в Беларусь – здесь сделал проект, здесь буду покупать строительные материалы, пользоваться услугами белорусских строителей, – возмущается мужчина. – Я строю его за свои деньги, так почему мне указывают, на скольких квадратных метрах мне жить.

В письме из управления архитектуры указывались и другие причины отказа – несоответствие адреса и несоблюдение требований к составу и содержанию проектной документации.

– Но это не повод называть работу графическими материалами, а не проектом, – говорит Павел.

Что говорят авторы

Специалисты, делавшие Павлу проект, говорят, что они готовы его исправить, но, по их мнению, причины, по которым его не согласовали, формальны.

– Есть архитекторы, которые просто оценивают архитектуру будущего здания, а у вас в Барановичах, похоже, придираются к каждой мелочи, – говорит Андрей Маковский, директор архитектурной студии «Зробім».

Он говорит, что фирма разрабатывает проекты для клиентов из разных уголков страны уже более пяти лет, и работы «без проблем согласовываются». Для города Барановичи делали проект впервые, и то, что его не утвердили, стало неожиданностью. Получить комментарий у главного архитектора Галины Алексеевой не удалось.

«Любые нормы можно грамотно обойти»

Другие архитекторы сходятся во мнении, что нормы, правила в строительстве и в проектировании, как и в любой другой сфере, нужны.

– Представьте, что бы творилось, если бы не было, к примеру, правил дорожного движения, – рассуждает столичный архитектор Алексей Колесков.

При этом он согласен, что многие нормативы иногда достаточно выполнять лишь на бумаге – вопрос в том, насколько они важны. Если речь идет о безопасности будущего строения, то их, безусловно, надо соблюдать – и в документах, и в реальности. Если же дело в том, как, например, назвать помещения для сна или принятия ванны – то проще написать их названия согласно техрегламенту, а на деле использовать так, как хочется.

– Это не та ситуация, в которой надо быть принципиальным, – говорит Алексей Колесков. – Ну пусть для чиновников он назовет свой хаммам сауной, что от этого поменяется? Любые нормы можно грамотно обойти. А некоторые из них, такое впечатление, и созданы для того, чтобы их нарушали.

Павел до сих пор не может снести старый дом, так как нет утвержденного проекта нового дома.

– Не ожидал, что все будет именно так. Хотел построить дом, который украсил бы улицу, нравился моей семье и не мешал соседям, а тут… И потом будут говорить, что Беларусь привлекательна для инвесторов?

Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Опрос

Вы довольны своей работой?

Результаты опроса

Загрузка ... Загрузка ...

Анекдот дня

— Я не согласна.
— Я тебе еще ничего не предложил.
— Ну, предлагай.
— Так ты уже отказалась.

Мы в социальных сетях

Scroll Up