Новости / Общество

«Раздражает, когда пишут, что в Беларусь возвращаются только психи». Истории барановичских эмигрантов, вернувшихся обратно

5.06.2017, 14:00 / remove_red_eye 5644 / chat_bubble

Intex-press поговорила с жителями Барановичей, которые однажды уехали за границу на постоянное место жительства. Они рассказали о своей жизни за рубежом, о своих планах и мечтах и о том, почему их опыт эмиграции оказался неудачным.

«Раздражает, когда пишут, что в Беларусь возвращаются только психи». Истории барановичских эмигрантов, вернувшихся обратно

Фото: zastavki.com

«После переезда в Америку я стал никем»

Фото: архив Марса ЧИГИРКИНА

Марс Чигиркин, 32 года, менеджер по продажам:

– Я учился в Барановичах в школе №7. После школы поступил в Минскую академию искусств на актера. Много лет работал в одном из минских театров актером. Как-то с женой мы решили навестить друга, который живет в США, и заодно посмотреть  страну.

В 2011 году мы приехали в Майами. Меня поразил город: он красивый, такой, как показывают в фильмах, вокруг улыбчивые люди. Даже бездомные и те выглядели счастливыми. Тогда я обдумывал вариант, как остаться в Америке. На второй неделе у нас закончились деньги, и мы начали там работать. Жена устроилась няней, а я – грузчиком. В день зарабатывал около $90. Денег хватало, чтобы жить и развлекаться. Так мы с женой гостили у друзей четыре месяца.

По приезде домой я захотел открыть свой бизнес в Беларуси. Чтобы заработать начальный капитал, решил поехать на заработки в Америку.

РЕКЛАМА

«На работе мне угрожали пистолетом»

Я взял отпуск в театре и зимой в 2012 году уехал. Устроился водителем-экспедитором, иногда подрабатывал грузчиком. Работал по восемь часов без выходных. Зарабатывал $9 в час + чаевые. За счет чаевых получалась хорошая зарплата. В среднем в день выходило около $100. Большую часть денег отдавал за жилье – около $700. Остальное откладывал.

В Майами я видел настоящую перестрелку, а однажды на работе мне угрожали пистолетом. Хозяин дома решил, что мы у него что-то украли. Без разговоров достал пистолет и «тыкал» им в лицо – было очень страшно. Через четыре месяца уехал домой, но желание вернуться в Америку не исчезало.

Фото: архив Марса ЧИГИРКИНА

Фото: архив Марса ЧИГИРКИНА

Я пробыл дома два года. За это время развелся с женой, захотел сменить обстановку и решил «рвануть» в Америку навсегда. У меня была мечта жить в стране, где платят большие деньги, и ни в чем себе не отказывать. В 2013 году я открыл туристическую визу, уволился с работы, раздал свои вещи друзьям, продал машину. Остался «гол как сокол» с билетом в один конец. Для меня это было как приключение. Друзья поддерживали, а мама переживала и не понимала, зачем мне это.
Приехал в Майами к друзьям, просидел четыре дня и по совету знакомого уехал жить в Кливленд.

«Заработанные деньги тратил на развлечения»

 В Кливленде знакомых у меня не было, но работу нашел быстро. В русских магазинах, где помогают всем не местным, всегда висят объявления о работе, но она низкооплачиваемая. Язык я знал, но там много русских, с которыми я общался, поэтому язык не нужен был. На работу брали всех, но из-за низкой зарплаты и тяжелой работы там большая текучка кадров. Эмигранты зарабатывали $9–12 в час, а американцы минимум $15. Чтобы заработать больше, эмигранты брали подработку, где за ночные смены и вредную для здоровья работу платили $15–20.

В Кливленде я работал водителем, за весь рабочий день платили около 100 долларов. Иногда подрабатывал. Брался за любую работу: официант, уборщик, грузчик. Платили хорошо – примерно по 20 долларов час. Поэтому какое-то время меня все устраивало.

Жилье снимал недалеко от черных районов, там оно дешевле – всего 300 долларов. Черные районы – одни из самых опасных мест, которые я видел. Живя недалеко от них, я насмотрелся на всякое: бывало, людям угрожали пистолетом и брали в заложники.

Так я жил около полугода. Заработанные деньги тратил на развлечения и экскурсии – жил в свое удовольствие.

Фото: архив Марса ЧИГИРКИНА

Фото: архив Марса ЧИГИРКИНА

Но оказалось, что мне этого недостаточно. Я понимал, что мой потенциал сгорает. Хотел состояться как личность и жить не только ради зарабатывания денег. Так я понял, что остаться за границей не смогу. Я получил высшее образование в Беларуси, но в Америке мой диплом никому не нужен. После переезда я стал никем. Выход был – либо получить дорогое американское образование, либо открыть свое дело, либо смириться и всю жизнь работать в сфере обслуживания. Если бы мне было 20 лет, я остался бы в Америке, не раздумывая. Я был знаком с теми, кто много лет жил без документов и в 40 лет работал официантом. Меня это не устраивало.

«Каждый день хотел вернуться домой»

 В 2014 году брат предложил создать интернет-магазин и переехать к нему в Петербург. Я так и сделал. Уехал в Америку за лучшей жизнью, но осознал, что дома лучше: много друзей и любимая семья. Говорят, после пяти лет люди перестают скучать по родственникам. Я сильно ностальгировал и каждый день хотел вернуться домой.

На мой взгляд, Америка – страна возможностей, и я не жалею, что уехал и вернулся назад – это бесценный опыт.

Теперь я живу в Петербурге, работаю менеджером по продажам, развивая свой интернет-магазин. Я чувствую себя нужным.

Мне нравится Америка, и я собираюсь еще туда вернуться, но только в качестве туриста.

«Думала, что буду жить счастливо и много зарабатывать»

Фото: архив Юлии ГЕРМАНОВИЧ

Юлия Германович, 26 лет, повар:

 – Я училась в Барановичах в лицее №1. Моя мама живет в Италии в городе Бари, поэтому после школы я решила уехать к ней. Хотела поступить в университет Альдо Моро на специальность лингвист. Оказалось, нужно либо иметь 12 классов, либо отучиться три года в колледже. Мне было почти 20 лет, а в итальянских колледжах учились 17-летние, и я отказалась. Поэтому поступила в белорусский университет на «заочку» на специальность маркетолог-экономист.
В конце 2009 года я переехала в Италию. Первое, что бросилось в глаза, – красивая архитектура и очень грязные улицы, но мусор никто не спешил убирать. Люди на первый взгляд казались улыбчивыми, веселыми и дружелюбными.

«На работу берут по знакомству»

РЕКЛАМА

Первые полгода я жила с мамой в ее двухкомнатной квартире в центре города. Аренда жилья дорогая – 420 евро, коммунальные услуги – около 100 евро. По приезде я поступила в колледж, чтобы изучать итальянский язык. Через полгода понимала почти все, что говорили итальянцы. Они удивлялись, что я быстро схватывала язык. Через восемь месяцев я адаптировалась. Играла в любительской волейбольной лиге, за это платили небольшие деньги. Пыталась найти работу, но в Италии сложно официально куда-то устроиться, к тому же на работу берут по знакомству. Для того, чтобы официально работать, нужно получить вид на жительство. Каждые пять лет в Италии выходит декрет, регулирующий количество выдаваемых рабочих видов на жительство. На них претендует много людей, и это похоже на лотерею.

Около года я жила без вида на жительство – это серьезное нарушение. Тогда же познакомилась с итальянцем, у которого был свой бизнес. Он устроил меня нелегально работать гувернанткой в доме своих родителей. За работу каждые два месяца я платила налоги – около 300 евро. Как только узнала о выходе в Италии декрета, который дает возможность получить вид на жительство, подготовила необходимые документы.

«Жить становилось невыносимо»

Когда получила вид на жительство, я официально устроилась работать официантом-барменом. Зарплата была хорошая – 1200 евро в месяц. Но условия были ужасными – 12-часовой рабочий день с одним выходным в неделю. Мой парень предложил переехать к нему и устроил продавцом в один из его магазинов. Он помогал мне материально.

За четыре года я так и не нашла друзей в Италии. Единственным другом для меня стал мой молодой человек. Мне нравится Италия, но не итальянцы. У них сложный менталитет. Они показались мне эгоистичными и хитрыми. Например, часто они высмеивали мое неправильное произношение, смеялись, если я не понимала что-то в их культуре. Девочки из команды общались только между собой и никогда никуда не приглашали меня с собой.

Фото: архив Юлии ГЕРМАНОВИЧ

Фото: архив Юлии ГЕРМАНОВИЧ

Мне было одиноко, я очень переживала из-за отсутствия общения. Также мне надоело «сидеть на шее» и работать на своего парня, я не чувствовала своей значимости и не верила, что могу чего-то добиться сама. Жить становилось невыносимо.

Мама видела мои переживания и успокаивала меня, говорила, что все наладится. Но я не нашла другого выхода, кроме того, чтобы уехать домой. Парень поддерживал, просил остаться. Но на тот момент мне было важнее обрести друзей и научиться обеспечивать себя самой.

«Меня всегда тянуло на родину»

В 2013 году я вернулась в Барановичи. Но оказалось, что и в Беларуси у меня не осталось друзей. Мы перестали общаться, когда я уехала, и возобновить общение не удалось. Через два месяца я устроилась работать поваром в одно из барановичских кафе. Учебу бросила, так как не было времени и денег на получение образования. У родителей не хотела брать деньги.

Жизнь за границей дала хороший опыт. Я изучила культуру и поняла, насколько сложно там жить. Уезжая, думала, что буду жить счастливо, много зарабатывать, но я не выдержала морально.

Фото: архив Юлии ГЕРМАНОВИЧ

Фото: архив Юлии ГЕРМАНОВИЧ

Также я поняла, что не могу жить вдали от своей страны. Меня всегда тянуло на родину. Помню, как после полутора лет жизни в Италии я приехала в Беларусь, вышла в минском аэропорту, увидела березки и начала плакать – так скучала по дому.

В Европе другой уровень жизни, поэтому я недовольна жизнью в Беларуси. По этой причине я переехала в Минск, который хоть немного похож на Европу. Но возвращаться в Италию пока не думаю.
Все же Беларусь – это мой дом, здесь все понятнее для меня и проще устроиться на работу.

«Думала, что, уехав, начну больше зарабатывать»

Фото: архив Анны КИЛАТ

Фото: архив Анны КИЛАТ

Анна Килат, 26 лет, репетитор по польскому языку:

– По образованию я менеджер. Около двух лет работала в Барановичах корреспондентом.
Работа нравилась, но хотелось попробовать что-то новое. Хотела сменить не только город, но и страну. Летом в 2016 году я уволилась с работы и не знала, что делать дальше. Однажды друзья пригласили нас с подругой в Варшаву. Они снимали военный фильм и попросили помочь с организацией съемок – с декорациями, реквизитом. Я знала язык, у меня есть карта поляка, поэтому решила поехать.

Через пару дней подруга улетела из-за работы домой, а я осталась подработать на съемочной площадке. Однажды ко мне подошли актер и сценарист и предложили сыграть в фильме. Было забавно, поляки играли русских солдат, а я – польку. За час съемок платили 50 белорусских рублей.
В Варшаве я быстро нашла себе работу, проблем с вакансиями там нет. Устроилась в немецкую охранную компанию специалистом системы видеонаблюдения. Так как у меня есть карта поляка, то я трудоустроилась практически на тех же условиях, что и поляки. Медсправку не требовали, но пришлось сделать свидетельство о несудимости в Польше. Оплата была почасовая, платили так, как и другим опытным работникам. Пришлось очень быстро научиться работать с системой видеонаблюдения в двух торговых центрах.

После работы голова была «чугунная»

Коллеги помогали, но поляки строго разграничивают работу и дружбу. С коллегами мы поддерживали только приятельские отношения. Уйти с работы пришлось из-за конфликта с руководителем.

После устроилась в крупную польскую охранную компанию Solid. Работала координатором всех сотрудников охраны в одном из крупных торговых центров Варшавы. Я координировала около 20 человек. Польский знаю хорошо, но все-таки сложно было воспринимать речь через рацию. Из-за плохой связи приходилось постоянно быть в напряжении. Смена длилась 15 часов. После того, как работала несколько дней подряд, утром вставала с «чугунной» головой. Зарплата была примерно 600 долларов. В Польше зарплаты не слишком высокие, и от поляков я часто слышала фразу, «где власти берут нашу среднюю зарплату, что за статистика такая?». Сейчас зарплаты подросли. Там, где я работала, платят около 700–800.

Жилье в Варшаве не дешевое. Я снимала комнату за 200 долларов – и это было везение. Жила в квартире с хозяйкой, в пятиэтажке, в обычном жилом районе.

«Мне не хватало нашей сметаны, ряженки»

Мне нравится, что в Польше все аккуратно, чисто и комфортно. В подъездах стоят цветы, стены не разрисованы. Не понравилось то, что квартиры и балконы в домах очень маленькие. Для поляков норма то, что на кухне нет стола, потому что для него нет места. Они часто кушают в комнатах. Поляки экономят воду, поэтому в некоторых домах нет ванн, только душевые кабины.

Фото: архив Анны КИЛАТ

Фото: архив Анны КИЛАТ

Также мне не понравилась еда. Через пару недель после переезда я поняла, что ем химию, к которой мой организм не привык. На полках много консерваций, приправ, молока и йогуртов, которые стоят без холодильников. На бутерброды я покупала булочки. Как-то одна из них завалилась за ящик, через пару недель я ее нашла такой же мягкой, только немного «резиновой». Больше я их не покупала. Мне не хватало нашей сметаны, ряженки, там такие продукты – менее жирные. Не раз поляки говорили, что «в Беларуси такая отличная сметана, что в нее можно поставить ложку и она будет стоять».

«Белорусы относятся к женщинам более уважительно»

В Польше я проработала около четырех месяцев. На второй работе коллектив был неплохой, но и там не было дружеского общения. Зарплаты хватало на еду, походы в кафе, косметику и что-то из одежды по необходимости.

Через три месяца я поняла, что мне нужен перерыв, я хотела увидеться с друзьями и родными, поэтому на зиму решила приехать домой и обдумать, что делать дальше.

Мне нравится Польша, но для меня было сложно сходиться с поляками. Например, было неприятно слышать, как поляки обсуждают чью-то личную жизнь. По сравнению с поляками, белорусы относятся к женщинам более заботливо и уважительно.

Меня раздражает, когда в соцсетях пишут, что в Беларусь возвращаются только психи и надо уезжать отсюда. В основном это пишут те, кто даже в Минске не жил, не то что в другой стране.

Я уезжала из Беларуси, чтобы сменить обстановку, мне надоело сидеть на одном месте. Также я думала, что, уехав, начну больше зарабатывать. Но я не жалею, что съездила – это хороший опыт. Теперь я знаю все нюансы с трудоустройством и жизнью в Польше.

В Беларуси есть свои плюсы, ту же польскую зарплату можно и здесь заработать. Я сейчас работаю репетитором и готовлю людей на получение карты поляка в консульстве.

Читайте также: Работа за границей. Кем можно устроиться белорусам в Чехии, Китае, Польше и других странах

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up