Автор: Юлия ИВАШКО

9:34, 26 мая 2017

Люди

remove_red_eye 2943

Барановичские мужчины, работающие в женских профессиях: «Однажды у меня спросили: а ориентация у тебя нормальная?»

Оператор машинного доения Сергей Турович. Фото: Юрий ПИВОВАРЧИК

Профессии условно делятся на мужские и женские. Традиционно считается, что в образовании и сфере услуг трудятся женщины, а на стройке и в машиностроении – мужчины. Intex-press отыскала мужчину-мастера по маникюру, мужчину-ткача, мужчину-дояра и узнала, каким образом они попали в свою профессию и как реагируют окружающие на их «немужское» занятие.

Антон Галкин, мастер по маникюру и педикюру:

Антон Галкин. Фото: Александр КОРОБ

Антон Галкин. Фото: Александр КОРОБ

– После окончания школы я поступил в БНТУ на заочное отделение на специальность «инженер-экономист» и пошел на работу грузчиком в магазине. Мне нужно было зарабатывать деньги, помогать семье.

Однажды мама предложила мне попробовать делать то, чем она занимается уже 10 лет, – маникюр и педикюр. «Мужчины ведь тоже делают это», – сказала мне она. Я попробовал, и мне понравилось. Бросил работу грузчиком и уже семь месяцев крашу барановичским дамам ногти.  

РЕКЛАМА

Чтобы освоить эту профессию, мне понадобилось несколько месяцев теории и много практики. Я прошел базовое обучение по маникюру, потом углубленный курс по педикюру в Минске. В группе нас было двое парней, преподаватель тоже был мужчина, поэтому никакого дискомфорта типа «что я здесь делаю?» я не испытывал.

Лишь однажды у меня спросили: а ориентация у тебя нормальная? Этот вопрос мне задал одногруппник в университете во время сессии, когда узнал, чем я занимаюсь. Но я не обижаюсь. Я своим выбором доволен. Меня поддержали многие мои друзья, некоторые  из них регулярно приходят ко мне делать маникюр.

Сейчас у меня более десяти постоянных клиентов в месяц. Половина из них – мужчины. Чаще всего парни приходят на маникюр, просят аккуратно обрезать кутикулу. А женщины приходят ко мне за красивым дизайном ногтей.

Работать мне проще с дамами – они более терпеливы. Опыт работы у меня небольшой, поэтому на то, чтобы сделать маникюр и покрыть ногти лаком, мне требуется  два часа, над  гель-лаком с дизайном «колдую» и по три часа. Работаю я обычно молча, так как маникюр – дело кропотливое, требующее концентрации и аккуратности.  

В моей профессии очень важно быть человеком не брезгливым. Например, когда делаешь педикюр, от запаха ног никуда не деться. По запаху я могу даже определить, есть ли у человека грибок. Таким клиентам я помогаю снять пораженный ноготь и советую посетить дерматолога. Заметил, что многие горожане  не умеют выбирать обувь. Покупают обувь меньшего размера или слишком узкую. От узкой обуви ногти врастают, и это тоже «беда» многих горожан.

Недавно я поймал себя на мысли, что постоянно обращаю внимание на руки собеседников и в голове прокручиваю: этому надо кутикулу обрезать, а тому нужен хороший крем для рук. Есть друг, которого я постоянно упрекаю в том, что он не ухаживает за ногтями, грызет их. Похоже, это уже профессиональное.

Моя работа мне нравится за то, что я работаю сам на себя. Захотел куда-то отлучиться, мама всегда  подстрахует. Заработок тоже зависит от меня. Сфера услуг, на мой взгляд, очень прибыльная. Просто нужно быть мастером своего дела и работать качественно.

 

Сергей Тимохин, ткач:

Сергей Тимохин. Фото: Александр КОРОБ

Сергей Тимохин. Фото: Александр КОРОБ

– По образованию я экономист, пару лет назад окончил Барановичский колледж легкой промышленности. Работу по специальности искал 1,5 года. Год трудился в рекламной компании в Минске, потом вернулся в Барановичи. Работу в нашем городе я не нашел и зарегистрировался в центре занятости. Там мне предложили пойти ткачом на БПХО. От безысходности я согласился.

Уже месяц, как я – ткач. Моя работа заключается в том, чтобы следить за станками, которые ткут ткань. Под моим надзором 16 станков.  Всего же станков  на предприятии больше тысячи. В начале смены мне нужно зарядить станки большими мотками нитей и запустить их, дернув за рычаг.  Каждые несколько минут на одном из станков обрывается нить. Я должен завязать узелок и запустить станок заново. Узелки нужно вязать по-разному –  в зависимости от того, какая нить оборвалась – основная или уточная.

Весь первый день на работе я учился вязать узелки.  Сейчас все восемь часов смены я хожу от станка к станку, устраняю причину остановки станка и запускаю заново. Недавно подсчитал, что прохожу в среднем 14 километров в день.

В разгар рабочего дня я должен продувать станки от пуха специальным устройством, а в конце смены записывать, сколько ткани наткал. От количества произведенной ткани зависит моя зарплата. Обещают, что буду получать чуть более 300 рублей, а когда получу разряд – больше.

Самое страшное в моей работе – сделать брак – дыру в ткани. Свой первый «косяк» я даже сфотографировал на память. За месяц работы я испортил немало ткани. Какова ее дальнейшая судьба, я не знаю. За брак на работе штрафуют, но, пока я ученик, отделался тем, что получил нагоняй от мастера. Еще ругают за то, что станок слишком долго простаивает. Устранить обрыв нити нужно за несколько минут. Однажды станок у меня не заводился минут тридцать. Пришлось идти за мастером. В такие моменты моя работа меня раздражает.

Еще здесь очень жарко, пыльно и шумно, ходить приходится в берушах, разговаривать по телефону запрещено, да и некогда. Все время бегаешь как белка в колесе. В первую неделю у меня от всего этого гудела голова и болели коленные суставы. Сейчас я уже привык.

Не понимаю, почему профессия ткача считается женской. На мой взгляд, она больше мужская, хотя большинство ткачей на БПХО – женщины. В цехах я встречал еще двух-трех ткачей-мужчин, и все.
Близкие, узнав, что я работаю ткачом, отреагировали спокойно – никто не удивлялся и не восхищался. Я понимаю, что ткач – это не та профессия, которой я готов посвятить всю жизнь.

 

РЕКЛАМА

Сергей Турович, оператор машинного доения:

Сергей Турович. Фото: Юрий ПИВОВАРЧИК

Сергей Турович. Фото: Юрий ПИВОВАРЧИК

– Я учился в Новомышском лицее сельского хозяйства и получил специальности сварщика, каменщика и водителя категории С. После лицея устроился на ферму в  Новой Мыши ночным сторожем, а спустя полгода бригадир попросил меня временно поработать за доярку. И вот уже пять лет я вместе с тремя женщинами-доярками тружусь на ферме.

Не скрываю: на эту работу я согласился ради денег. У меня двое детей-дошкольников, которых нужно кормить и одевать. Близкие, узнав, что я буду дояром, вначале посмеивались, но, услышав про мою зарплату, замолкали. Сейчас зарабатываю от 500 до 700 рублей в месяц.

Под моим присмотром 65 коров и трое телят. Ежедневно, три раза в день коров нужно подоить. Встаю я в 4.50 утра. Рабочий день начинается в 6.00. Вечером задерживаюсь на работе до 21.00.
В мои обязанности входит подготовка оборудования до и после доения, осмотр поголовья, общение с животноводом, растел. Но основное – это аппаратная дойка. Вручную корову дою только в тех случаях, если у нее ушиб вымени.

Временами приходится тяжело. Например, нередко возникают трудности с первотелками – коровами, которые впервые стали мамами. Они не знают, что такое аппарат, пугаются, бодаются, брыкаются. Так что синяки для меня не редкость.

Все коровы с характером, и к каждой, как к человеку, нужен свой подход. На своих подопечных я не кричу, могу лишь ладошкой по ноге похлопать.
У меня есть свои любимицы. Корова с биркой «222» на ухе – это Гусь. Есть Жаба – потому что глаза у нее большие. Еще была корова Маруся, но ее уже списали, а на ее место поставили  молодую – так я и ее тоже Марусей зову.

Самое грустное в моей работе – это когда животные болеют или даже умирают. Так, мой первый растел был неудачным: теленок родился мертвым. Тогда я страшно расстроился.

Моя зарплата напрямую зависит от количества рожденных телят и удоя молока. Но по факту оба эти показателя от меня мало зависят: я, как пчела, только собираю и сдаю. Молоко у коровы на языке: как покормишь, столько и надоишь. Ранней весной коров кормят кормосмесью, поэтому удои не очень высокие. Когда  я участвовал в областном конкурсе профмастерства, надеялся, что выиграю и мне дадут премию. На эти деньги хотел заказать своим коровкам машину комбикорма: им приятно, а у меня зарплата будет выше. Но победителем я не стал и премию не получил. Обидно.

Бывают периоды, когда удои падают и зарплата опускается до 300 рублей – в такие моменты хочется все бросить и поменять работу. Но без своих коров я уже не смогу жить. Сейчас я заочно учусь в университете на зоотехника. Возможно, когда получу диплом, стану начальником, а пока буду доить коров.

Читать также
Люди videocam

Умер Иосиф Кобзон

30.08.2018 remove_red_eye 3593
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up