10:49, 29 марта 2017

Общество

remove_red_eye 13499

«Денег за секс я не брала. Только водку». Жительница Барановичей о 13 годах алкоголизма

Марине* 38 лет. И она алкоголик. Уже больше пяти лет женщина не пьет. Она рассказала Intex-press о том, как прошла путь от первой рюмки до алкогольной зависимости, как воровала кастрюли у знакомых, как меняла секс на водку и как борется с тем, чтобы не сорваться сегодня.

О семье

Я росла в обычной советской семье. Мама и папа – простые рабочие. Отец работал на авиазаводе, мать – швея. Мы не были богатыми, но родители пытались дать мне все, чего не было у них.

Ни мать, ни отец не пили. Дедушки выпивали, бабушки по праздникам могли, но родители – нет. При них я ни разу не пила алкоголь. Даже не попробовала.

О первой рюмке

Первую рюмку я выпила, когда мне было 18. Я поступила в БГУ и переехала в Минск. На дне рождения моей подруги собралось много гостей. Одна девочка очень удивилась, что я никогда не пробовала алкоголь. Она предложила мне водку, но сказала, что мне не понравится: «Ее нужно запить или закусить». И намешала мне в стакане воды с вареньем. А я додумалась вылить водку из рюмки в стакан, размешать и пить как коктейль. И мне понравилось. Понравилось ощущение измененного сознания: до сих пор помню, как казалось, что я то ли плыву, то ли лечу над поверхностью пола.

РЕКЛАМА

Так я стала выпивать по чуть-чуть каждые выходные. В большой компании было весело, никому не становилось плохо. Постепенно это перешло в привычку, а я перестала довольствоваться одним стаканом своего коктейля и начала увеличивать дозу. Потом меньше добавляла воды и варенья. А потом научилась не запивать и не закусывать вовсе.

Ни дня без выпивки

У нас сложилась компания из четырех человек: две девушки и два парня. Когда окончили университет, все остались в Минске. Вчетвером стали снимать квартиру.
Не было дня, чтобы мы не выпивали. Казалось, что все хорошо, мы же работаем, а после работы можно и отдохнуть. Думали, что до алкоголизма нам как до луны.

Алкоголиков представляли как неопрятных, противно пахнущих людей. Поэтому строго следили, чтобы ни от кого не шло алкогольное амбре. Чуть что, собутыльника сразу отправляли в ванную вычищаться по полной. Мы работали все в школах и детских садах, туда нельзя прийти с перегаром.

О воровстве и проституции

Когда мне было 25, закончился мой контракт с работодателем. Продлевать его я не стала и долго не могла никуда устроиться. Все это время я жила в той же квартире с той же компанией. Стыдно вспоминать, что там происходило. Я стала воровать у друзей и знакомых.

Из любого дома, где была, вытаскивала деньги или ценные вещи. Были случаи, когда уносила хорошие кастрюли или новые столовые приборы, а потом продавала их в людном месте.

Часто ворованное я отдавала сразу за водку. Если продать было нечего, то спала с теми, кто мог проставиться, за бутылку водки. Я думала: «Ну подумаешь, переспала с этим, тем и еще вот этим. Что тут такого? Зато сейчас мы выпьем, и всем будет весело».

Потом «друзья» выгнали меня из квартиры, и я переехала в Барановичи. Тут у меня было свое жилье: родители перебрались в бабушкин дом в деревне, а мне оставили нашу квартиру. Найти новых собутыльников было нетрудно – я ближе познакомилась с соседями. И все продолжилось: воровство, проституция. Причем денег за секс я никогда не брала. Только водку.

О провалах в памяти

Однажды родители приехали в гости без предупреждения. Это было после моего дня рождения. Голая, побитая, отекшая я лежала на лестничной клетке. Тогда они осознали, что происходит. Когда меня привели в чувство, я не помнила ничего из того, что происходило не только вечером, но и всю предыдущую неделю.
Перед родителями было очень стыдно. Я плакала, извинялась и впервые задумалась, что делаю что-то не так. Мы долго говорили с родителями и решили, что через мамину знакомую я устроюсь в магазин и перестаю пить навсегда. Я искренне верила, что так и будет.

Уже через неделю я позвала друзей, чтобы устроить пьянку. Только внесла поправку — никакого секса за водку больше не будет. И решила перестать воровать.
Родители часто звонили мне, спрашивали, как дела. Но сами боялись того, что могут услышать. Контроля с их стороны почти не было, а я делала вид, что справляюсь и больше не пью.

В магазине, куда меня устроила мама, я продержалась долго: почти шесть лет. Не знаю, как меня не уволили, но работа, наверное, стимулировала не выглядеть так, будто у меня проблемы с алкоголем. Я работала, по вечерам пила много пива, а выходные выпадали из моей памяти вообще. Все деньги уходили на алкоголь, а за квартиру платили родители. Им я говорила, что трачу зарплату на книги. Не думаю, что они верили – просто боялись знать правду.

О попытках бросить

Однажды в мой дом привели нового собутыльника. Представили Сашей, сказали, что Саша принес водку. А наутро после этой водки я была еле живая. Меня избили, изнасиловали и оставили в крови на кухонном столе.

И я очень испугалась. Во-первых, за себя. Ведь мне только 30! Я могу столько всего сделать. Даже мужа найти и семью создать. А во-вторых, за родителей. Они делали для меня только хорошее, а я заставляю их переживать такое.

Я не росла в религиозной семье, поэтому обращаться за спасением к Богу даже мысли не было. Но что нужно делать, я не знала. Обратилась к экстрасенсу. В объявлении было сказано, что он помогает людям побороть алкогольную зависимость. Я подумала: «Ну, можно попробовать, хуже не станет».

Пришла. Меня усадили на стул, спросили: «Пьете?». Я говорю: «Да». Мне ответили: «Ну, скоро перестанете». Размахивали каким-то медальоном перед лицом, молитвы читали и отпустили через пять минут. Я напилась в тот же вечер.

Следующая попытка бросить произошла через год. Собутыльники после пьянки выгнали меня из дома на всю ночь. В наказание за то, что я отказалась с ними спать. На следующее утро я нашла номер минского центра наркологической помощи и умоляла вылечить меня.

О лечении в центре

В центре провели обследование и выяснили, что у меня куча проблем со здоровьем. Когда мне зачитывали полный список моих диагнозов, я была в шоке. С 25 до 32 лет я ни разу не была у врачей и даже представить не могла, насколько все плохо. Мне сказали, что у меня почти перестала работать одна почка и печень дышит на ладан. Честно говоря, я не знаю, почему не умерла.

Еще в центре произошло невероятное событие. Среди поваров столовой я узнала парня, с которым мы встречались еще в школе. У меня внутри прямо все оборвалось. Мы влюбились друг в друга в 9 классе. Учиться разъехались по разным городам, но поначалу поддерживали друг друга, письма писали. Потом у каждого появились новые друзья, и наше общение стало все более редким. Точку в отношениях поставили мои проблемы с алкоголем, которых я тогда не признавала. При встрече он пытался меня образумить, но я не слушала его, истерила.

РЕКЛАМА

Он даже не узнал меня, а я не решалась поздороваться – было стыдно за то, как я выгляжу: отечность, синяки под глазами, расплывшееся лицо.

О замужестве и детях

Только через месяц я решилась подойти. Когда он узнал меня, сразу обнял. И в тот момент я подумала, что это мой шанс вернуться к нормальной жизни.

Мы стали общаться, и я узнавала его заново. Часто вспоминали, как в школе нам пророчили свадьбу. Я много плакала, извинялась, винила себя, что потеряла столько времени и здоровья. Думала, что если сейчас мы сойдемся, то детей завести уже не удастся.

Он прошел со мной весь период лечения. Выдержал все мои истерики. Когда мне хотелось сорваться и выпить хоть что-нибудь, он был рядом и напоминал, что я сильная и должна бороться с тем, что меня губит.

После врача он стал первым человеком, которому я рассказала все. Очень боялась увидеть на его лице разочарование. Но он стойко переносил мои рассказы, и это давало мне надежду.

Потом я забеременела. Это тоже помогло мне не сорваться. Врачи предупредили: еще один запой – и я умру. Я не хотела убить ребенка.
Когда меня выписали из центра, мы переехали в Барановичи и поженились. Муж нашел здесь работу, а я стала воспитывать дочь.

О ежедневной борьбе

Борьба с алкоголизмом – это ежедневная борьба. Я до сих пор борюсь с этим каждый день. Труднее всего было не сорваться именно после родов. Когда тебе приносят твоего малыша, ты счастлива. Думаешь, что с этим новым человеком начнется и твоя новая жизнь. Но когда ребенок плачет, а ты не можешь его успокоить, то больше всего на свете хочется просто обо всем забыть и выпить.

Я тяжело переживала этот период, но помогала семья. Родители брали внучку к себе, а муж в это время меня отвлекал. Мы ходили в кино, куда угодно – лишь бы я забыла об алкоголе.

На наших семейных застольях нет выпивки. Общаемся только с теми, кто вообще не выпивает, или с теми, кто может продержаться при мне.

О потерях и о том, что держит

Больше всего я жалею о потерянном времени. Здоровье тоже не вернуть, но оно все-таки позволило мне выносить дочь. А со временем, которое я провела несчастливой, делая больно близким, я ничего сделать не смогу. И ничто не искупит мою вину. Особенно перед родителями. Конечно, они простили меня. Но я себя за воровство и потраченные мамины нервы простить не могу.

И даже пройдя через это сама, я не знаю, что посоветовать тем, чей близкий человек пьет. Наверное, нужно делать, как мой муж: быть всегда рядом и быть сильным. Нужно не приказывать, а направлять. Но это помогло мне. А я знаю много историй, когда людей поддерживали изо всех сил, а они плевали на помощь близких. Наверное, пока человек не окажется на самом дне и не захочет оттуда выбраться, его ничто не вытащит.

Иногда мне хочется сорваться. Не напиться до полусмерти, а выпить бокал вина. Но я боюсь того, что последует за этим бокалом. Воспоминания о прошлом и поддержка семьи – то, что меня держит.

*По этическим соображениям имя героини изменено.

"Нарколог: «Женщины гораздо быстрее деградируют»

Ольга Адаменко, нарколог, главный врач медицинского центра «Парацельс»:

– То, что женский алкоголизм тяжелее вылечить, это не миф. Женский организм быстрее привыкает к алкоголю, и все последствия алкоголизма у женщины ярче выражены, чем у мужчины. Женщины гораздо быстрее деградируют. В основном это связано с разным гормональным фоном и разным метаболизмом.

Близкий человек, безусловно, может помочь алкоголику. Но первое, что он должен сделать, – прийти к наркологу. Только вместе со специалистом можно решить проблему.

Справка:

671 женщина и 3165 мужчин с диагнозом «алкоголизм» состояли на учете в Барановичском межрайонном наркологическом диспансере на конец 2016 года.

85 женщин были сняты с диспансерного учета в прошлом году. Из них – только каждая девятая в связи со стойкой ремиссией. Остальные – по иным причинам, в том числе в связи с невозможностью излечения, смертью и другим.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up