Новости / Происшествия

Бывшего помощника прокурора Бреста судят за хранение и сбыт спайса

7.03.2017, 14:49 / remove_red_eye 1601 / chat_bubble

В суде Малоритского района 6 марта начался суд по обвинению бывшего помощника прокурора Бреста Александра Вильхового в незаконном обороте психотропов. Молодой человек обвиняется в том, что купил в интернет-наркошопе особо опасное психотропное вещество, а затем попытался продать часть товара знакомой за 30 рублей.

Бывшего помощника прокурора Бреста судят за хранение и сбыт спайса

Бывший помощник прокурора Бреста Александр Вильховой. Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

По версии обвинения, 2 декабря прошлого года 28-летний Александр Вильховой через приложение Telegram связался с интернет-наркошопом и заказал психотроп. Сверток с веществом растительного происхождения, содержащим особо опасное психотропное вещество, он забрал из закладки за рекламным щитом, установленным на улице Московской в Бресте — недалеко от здания городской прокуратуры. Обвиняемый отвез спайс домой в агрогородок. 3 декабря на проспекте Машерова возле ЦУМа он продал часть «свертка» знакомой.

На «мефе» и «спидах»

Александр Вильховой женат, отец двоих несовершеннолетних детей, четырех и пяти лет. Живет в Брестском районе. В суде он сообщил, что до задержания он «не работал». Однако из оглашенных во время заседания материалов дела выяснилось, что ранее он занимал должность помощника прокурора Бреста. Более того, был знаком с сотрудниками наркоконтроля, так как поддерживал обвинения в том числе и по делам за незаконный оборот наркотиков.

Задержание Александра Вильхового стало результатом спецоперации оперативников. Началось все 30 ноября, когда в Московский РОВД Бреста доставили 28-летнюю Надежду, задержанную за хранение психотропов. В райотеделе ее попросили назвать всех людей, у которых она когда-либо покупала запрещенные вещества. Она назвала Александра Вильхового, с которым знакома через бывшего мужа.

РЕКЛАМА

— У нас с Вильховым сложились доверительные отношения, — сообщила Надежда на допросах в качестве свидетеля по делу Вильхового. — Он рассказывал, что употреблял наркотики еще со школы. <…> Также мне известно, что Вильховой употреблял «меф» (сленговое название наркотика мефедрон. — Прим. TUT.BY). Познакомилась я с Вильховым в апреле 2014 года. Тогда он рассказал мне и моему мужу, что поедет на фестиваль в Минск. В связи с этим мой супруг сказал ему, что есть возможность попробовать и купить «меф». Он сказал, что это круто, и, по-моему, после этого приобрел у моего супруга данное вещество, но я в это не вникала. <…> Я знала, что Вильховой стал употреблять «меф». Данное вещество он употреблял до ноября 2014 года. В это время возможность приобрести «меф» в Бресте пропала. С 2015 года появились интернет-магазины, и Вильховой начал приобретать «скорость» (также известные как «спиды» — амфетамин. — Прим. TUT.BY) через интернет-магазины. Это мне известно с его слов.

Зал суда, где рассматривалось дело Вильхового. На время процесса съемка была запрещена

Зал суда, где рассматривалось дело Вильхового. На время процесса съемка была запрещена Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Надежда решила сотрудничать с наркополицией. Мотивы этого поступка до конца не ясны. В одних допросах она утверждала, что сделала это в надежде на смягчение наказания по своей статье — за хранение психотропов, в суде и вовсе отметила, что решила сотрудничать, чтобы милиционеры «не рассказали маме и папе о том, что нюхала наркотики».

«Он сказал, что хочет продать курево»

Уже на следующий день после задержания, 1 декабря, Надежде на Viber позвонил обвиняемый.

— Сказал, чтобы я вышла на улицу покурить. Я была удивлена, не ожидала этого визита и думала, что в этом есть какой-то подвох, так как накануне вечером я была задержана за хранение наркотиков, — сообщила на допросе Надежда.

Девушка вышла на улицу поговорить с Александром.

— Он спросил, есть ли у меня что-нибудь, имея ввиду «скорость». Я ответила, что нет. Он предложил мне завтра, то есть 2 декабря 2016 года, что-нибудь замутить, — зачитали в суде показания свидетельницы.

Из показаний Надежды следует, что наркошоп должен был Александру 0,3 грамма «скорости». В тот же вечер она сообщила обо всем оперативному сотруднику наркоконтроля. С этого момента операция проходила под их контролем.

Зал суда, где рассматривалось дело Вильхового.

Зал суда, где рассматривалось дело Вильхового. Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Надежда и обвиняемый общались через телефонный мессенджер. Все сообщения читали брестские оперативники. Из переписки выяснилось, что наркошоп его «кинул» и вместо «скорости» в закладку положили «курево» — курительный психотроп. При этом администрация наркошопа признала ошибку и пообещала в будущем бесплатно сделать новую закладку со «скоростью».

— В процессе переписки он сказал, что хочет продать «курево», на что я предложила ему купить его часть. Он согласился и изначально хотел привезти мне часть в тот же вечер, но потом мы это все перенесли на субботу (3 декабря. — Прим. TUT.BY) по инициативе Вильхового, — рассказала на допросе Надежда.

Оперативники передали Надежде диктофон и три купюры по 10 рублей с переписанными номерами.
Надежда встретилась с Вильховым за блинной возле ЦУМа. Девушка в тот день работала и вышла на «перекур», когда обвиняемый подъехал:

— Он сразу передал мне пачку сигарет, и я поняла, что в пачке от сигарет лежит гашиш, который он накануне предлагал мне купить. Я положила пачку сигарет в карман и отдала ему деньги, которые мне выдали сотрудники милиции, — объяснила Надежда.
Когда молодые люди попрощались, Надежда надела очки — это было условным сигналом о том, что сделка состоялась и сотрудники наркоконтроля задержали Вильхового. При обыске у него, в частности, обнаружили те самые три купюры по 10 рублей. Вильховой сразу заявил, что при себе у него запрещенных веществ нет, но есть дома. Во время обыска оперативники нашли полимерный пакет с веществом растительного происхождения, который тот забрал из закладки.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

До 15 лет лишения свободы

Александра Вильхового обвиняют в незаконном с целью сбыта приобретении, хранении, перевозке и незаконном сбыте особо опасного психотропного вещества (ч. 3 ст. 328 УК). Максимальное наказание — пятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Обвиняемый признал свою вину лишь в хранении психотропного вещества. В отношении эпизода со сбытом на первом заседании он отказался высказываться.

Следующее судебное заседание назначено на 13 марта.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up