Автор: Ирина ПЛЮТО

13:03, 1 марта 2017

Экономика

remove_red_eye 663

Эксперт о нефтегазовом конфликте: «В интересах Минска – договориться с Москвой»

Фото: nftn.ru

Нефтегазовый конфликт с Россией длится уже год. Сейчас он находится в своем апогее. Беларусь ищет альтернативу российским поставкам нефти, чтобы загрузить наши нефтеперерабатывающие заводы. В том, что иранская нефть может стать реальной альтернативой, эксперты сомневаются.

Нефтяной конфликт Беларуси с Россией начался из-за газа. На протяжении всего 2016 года Минск отказывался платить за газ цену, указанную в контракте, поскольку считал ее несправедливой. Образовавшуюся задолженность российская сторона оценивает уже в 600 миллионов долларов.

Москва в ответ стала сокращать поставки нефти в нашу страну. Недопоставки приняли такие масштабы, что угрожают экономике. Из-за сокращений поставок нефтепродуктов из России с 24 млн тонн до 17,5 млн в 2016 году, белорусские НПЗ потеряли около 1,2 млрд долларов валютной выручки.

Если в 2017 году поставки нефти упадут до 16 млн тонн, деятельность нефтеперерабатывающих заводов  станет нерентабельной (наши заводы способны перерабатывать 30 млн тонн нефти в год). Где взять недостающие 2 млн тонн –  вопрос, который должна решить Беларусь, если с Россией договориться не удастся.

РЕКЛАМА

В качестве альтернативы на этот раз был выбран Иран, с которым уже заключено соглашение о пробной партии – 600 тысяч баррелей нефти. Спасет ли такая альтернатива белорусскую нефтяную промышленность: мнения специалистов разделились.

О  технических характеристиках

Попытки найти замену российской нефти предпринимались не единожды, – говорит экономический обозреватель Татьяна Маненок.  Однако ни венесуэльская, ни азербайджанская нефть не оправдали ожиданий. К тому же, первая поставка иранской нефти носит скорее тестовый характер. Объем в 80 тысяч тонн один только Мозырский НПЗ способен переработать за два с половиной дня.

Белорусские НПЗ  работают на российской нефти марки Urals. По словам эксперта, иранская нефть имеет схожие с ней характеристики, в отличие от той же азербайджанской. Но необходимо понимать, что выстроить новую схему переработки нефти на белорусских НПЗ с учетом альтернативного ресурса будет непросто. Ведь речь идет не о полном замещении российской нефти, а о дозагрузке. Нефтяникам придется учитывать это обстоятельство – настраивать технологические схемы для вывода оборудования на оптимальный режим переработки.

Логистический аспект

Не стоит забывать и о логистике, –  продолжает Татьяна Маненок. Доставка «черного золота» из Ирана до наших НПЗ может осуществляться на танкерах через морские порты в Украине либо Вильнюсе, потом в цистернах по железной дороге. Логистика занимает небольшую часть стоимости нефти, когда речь идет о поставках по трубе, как в случае с Россией – до $10 долларов на тонну. Но если речь идет о пересылке сначала морем, потом поездами, то это уже $30-50. Поэтому, по мнению эксперта, покупка нефтепродуктов в России даже на самых неблагоприятных условиях обойдется дешевле, чем любая альтернатива.

О стоимости

На данный момент предложение Ирана по цене кажется довольно привлекательным, – но это временно. Рано или поздно, цена на иранскую нефть достигнет мирового уровня. Кстати, в январе 2017 года средняя цена на нефть марки Urals сложилась на уровне 53,16 доллара за баррель. Сумма контракта, заключенного с Ираном, не разглашается, однако, по оценкам экспертов, он имеет экономическую целесообразность.

К слову, во время предыдущего конфликта, когда Минск уже обращался к альтернативным вариантам и закупал нефть в Венесуэле и Азербайджане по 800 долларов за тонну,  российская обходилась нам в 400 долларов. По оценкам экспертов, тогда Беларусь потеряла порядка полутора миллиардов долларов.

–  Поэтому в интересах Минска, – считает Татьяна Маненок, – договориться с Москвой. И, пока переговоры по поводу разрешения нефтегазового конфликта ещё не завершены, рано говорить о том, что Минск занялся системной работой по поиску и организации альтернативы.

 

СПРАВКА

Это уже не первая попытка Беларуси найти альтернативного поставщика.

2010 год. Венесуэла. После введения Россией в 2010 году экспортной пошлины на поставки нефтепродуктов,  официальный Минск заключил договор о поставках нефти из Венесуэлы: при помощи танкеров – в порты Восточной Европы, затем –  по железной дороге на Мозырский или Новополоцкий НПЗ. Планировалось получить около  4 млн тонн нефти в 2010 году и 10 млн тонн в 2011. Первый танкер прибыл в порт Одессы весной 2010 года.  Поставки продолжились летом и осенью. Стоимость одной тонны нефти составила 656 долларов США за тонну, тогда как российская нефть в 2010 году обходилась Беларуси в 398 долларов за тонну. Сотрудничество не было продолжено.

2016 год. Азербайджан. После обострения нефтегазового конфликта, Беларусь была вынуждена снова искать альтернативу и закупила в Азербайджане  партию нефтепродуктов объемом около 500 тысяч тонн. Сумма сделки не разглашается. Однако сотрудничество на этом закончилось. Цена, по которой официальный Минск планировал приобретать «черное золото», а именно 30 долларов за баррель, не устроила Азербайджан.

РЕКЛАМА

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up