Автор: БЕЛТА

12:33, 28 февраля 2017

Общество

remove_red_eye 1513

Министр МВД Беларуси рассказал о громких делах, разрешении на продажу оружия и проверках сотрудников милиции на полиграфе

В преддверии 100-летнего юбилея белорусской милиции, который состоится 4 марта 2017 года, Игорь Шуневич 28 февраля дал интервью БЕЛТА.    

О профессионализме и общественном мнении

Министр внутренних дел – генерал-лейтенант милиции Игорь Шуневич. Фото: mvd.gov.by

— Игорь Анатольевич, белорусская милиция за свою историю не раз проходила через преобразования и реформы, совершенствовались подходы в работе МВД, повышались требования к правоохранителям. Как вы оцениваете эффективность этих реформ? Какие задачи стоят сегодня перед сотрудниками правоохранительных органов?

— Реформирование системы органов внутренних дел — процесс постоянный. Он тесно связан с происходящими в стране политическими и экономическими изменениями. На том или ином этапе развития общества меняются и функции, возлагаемые на правоохранителей. За последние годы в структуре милицейского ведомства произошли значительные организационно-штатные изменения. Например, на базе отдельных структурных подразделений МВД созданы новые органы государственного управления — Следственный комитет и Государственный комитет судебных экспертиз.

Подходы к работе правоохранительных органов совершенствуются с учетом изменений характера преступлений. В целом, за последнее десятилетие в Беларуси стало меньше организованной преступности, в 2,5 раза сократилось количество зарегистрированных преступлений по линии уголовного розыска, возросла эффективность выявления преступлений против экономических интересов государства.

РЕКЛАМА

Современному милиционеру приходится трудиться в действительно непростых условиях, однако он должен быть готов осознанно и качественно выполнять служебные задачи с учетом всех рисков и угроз нашего времени.

Мне, как руководителю ведомства, хотелось бы, чтобы повышался уровень индивидуальной значимости каждого сотрудника, в первую очередь тех, кто непосредственно общается с людьми. А это возможно только за счет высокого профессионализма и порядочности. Самая высокая оценка, которую может получить сотрудник внутренних дел, — от благодарных граждан. Была в свое время такая награда — знак «Почетный милиционер». Хотелось бы, чтобы это забытое, непопулярное сегодня слово «почетный» при оценке деятельности органов внутренних дел и конкретных его представителей было самой высокой степенью. Чтобы мы могли гордиться не просто своими должностями, званиями, наградами, а этой оценкой, которую нам дает народ.

— И какова сегодня народная оценка работы сотрудников МВД? Расскажите о результатах исследований общественного мнения, которое вы регулярно проводите?

— По данным 2016 года, органам внутренних дел доверяют более 65% опрошенных. Респонденты считают, что стражи порядка стали эффективнее противодействовать коррупции, пьянству и самогоноварению, надежнее обеспечивать безопасность дорожного движения и более результативно осуществлять профилактику правонарушений среди несовершеннолетних. Повысилась оценка населения и по критериям оперативности реагирования нарядов милиции на обращения граждан, а также качества их рассмотрения. Большинство участников опроса отметили, что безопасно чувствуют себя как дома, так и в общественных местах.

Примечательно, что 68% опрошенных в прошлом году заявили о готовности оказывать милиции посильную помощь в борьбе с преступностью.

Для нас важны и те предложения, которые поступают от граждан и способствуют повышению уровня общественной безопасности. За 2016 год органы внутренних дел реализовали 80% инициатив такого рода.

Здесь уместно вспомнить, что, по данным популярного международного ресурса, Беларусь вошла в топ-10 стран с наименьшим уровнем преступности и высоким уровнем безопасности.

Об оптимизации

— Сегодня много говорят об оптимизации госорганов. Как эти процессы будут проходить в МВД?

— Мы также стоим на пороге оптимизации, итогом которой должно стать освобождение органов внутренних дел от несвойственных им функций, выравнивание нагрузки между подразделениями и снижение затрат на их содержание. Соответствующие предложения были доложены мной главе государства в начале года. При этом я глубоко убежден, что ведомственные преобразования должны носить эволюционный, а не революционный характер.

О громких делах

— Игорь Анатольевич, расскажите о самых громких делах, которые удалось раскрыть милиции за последние годы?

— Начну, пожалуй, с первого в истории Беларуси дела крупной сети распространителей психотропов — преступной организации Зайцева. Наркоторговцы через сеть интернет-магазинов вели свой бизнес не только на территории Беларуси, но в России, Казахстане, Украине. Руководителем и идейным вдохновителем группы был Юрий Зайцев, который находится в международном розыске. В марте 2016 года 11 участников криминального коллектива были осуждены на сроки от 9 до 19 лет лишения свободы. Сотрудникам правоохранительных органов удалось не допустить распространения более чем 36 кг психоактивных веществ и 200 тыс. так называемых марок, часть из которых уже была обработана специальными реагентами и подготовлена для продажи.

Большой общественный резонанс получило «дело 17». Преступная организация Константина Вилюги «отличилась» тем, что стала самой крупной наркодилерской сетью в Беларуси. Наркобизнес работал по стандартной схеме: распространение психотропов в Беларуси и России шло через сеть интернет-магазинов. Доход преступной группы предположительно оценивается в $1,6 млн. В декабре 2016 года суд приговорил главного фигуранта к 20 годам лишения свободы в условиях усиленного режима с конфискацией имущества. Другие участники преступной организации получили сроки лишения свободы от 4 до 18 лет.

На слуху у всех судебный процесс в отношении «банды Молнара» — слушания до сих пор продолжаются в Могилеве. На скамье подсудимых 28 участников преступной организации и ее главарь. Они обвиняются в совершении тяжких и особо тяжких преступлений в Могилевской области с 2009-го по 2014 год. Вымогательства, незаконные сделки с недвижимостью, черное риелторство — далеко не полный список противоправных занятий одной из самых опасных белорусских банд современности.

Также в 2015 году была раскрыта серия изнасилований, жертвами которых стали около 100 женщин. В преступлениях, совершенных в Беларуси и России в 1994-2014 годах, обвиняется житель Санкт-Петербурга.

— Не можем не спросить у вас и о проблемах. Как вы оцениваете ситуацию со стрельбой в новогоднюю ночь в Минске — и нападавший, и сам милиционер оказались в больнице. Правильно ли действовал сотрудник милиции, выстрелив дважды?

— По мнению МВД, нарушений в действиях сотрудника милиции нет. При этом акцентирую внимание на том, что расследованием занимается Следственный комитет. Вместе с тем считаю, что здесь больше вопросов моральной и физической подготовки, способности принимать верные решения в критических ситуациях. Очевидно, в тот момент молодому сотруднику не хватило именно этих навыков и оперативного опыта.

— Еще одно резонансное дело касается сбившего насмерть женщину бывшего и.о. начальника ОГАИ Барановичского ГОВД. Тогда вы приняли достаточно жесткие меры, дошло до применения детекторов лжи. Скажите, дало ли это ожидаемый эффект? Дисциплина в милиции ужесточилась. Не боитесь, что это может отпугнуть кадры?

РЕКЛАМА

— Большинство сотрудников органов внутренних дел относятся к проверкам на полиграфе абсолютно спокойно, но встречаются и те, кто старается уклониться от исследований или пытается обмануть детектор лжи. Замечу, что подобный метод контроля для МВД далеко не новый. Прохождение этого исследования стали применять еще полтора года назад при назначении всех руководителей в системе органов внутренних дел, начиная от начальника отдела.

Мы методично наводим порядок в собственных рядах, понимая, что цена наших ошибок очень велика. Бороться с преступниками научились, противостоять нарушителям закона внутри ведомства еще учимся. Контролировать чистоту кадров нужно не от случая к случаю, а глубоко и системно. Важен серьезный подход к этому вопросу и четкое понимание последствий, наступающих от сокрытия инцидентов подобного рода или непрофессионального реагирования на них. В стремлении исправить эту ситуацию мы находим поддержку всех госорганов, которые сотрудничают с нами. Работа по самоочищению в милицейском ведомстве будет продолжена.

О безопасности в торговых центрах

— На ваш взгляд, после нападения в ТЦ «Европа» есть ли необходимость в принятии дополнительных мер для обеспечения безопасности в торговых центрах?

— Департамент охраны МВД проверил более 800 объектов с массовым пребыванием людей: торговые и развлекательные центры, многофункциональные здания. Выяснилось, что подразделения департамента охраняют или контролируют почти 53% из них. Ведомственная охрана по лицензии работает еще на более чем 34% объектов. Без охраны обходятся только 12,6% проверенных мест. При этом их руководители отказываются от охранных услуг, так как 44,7% из них считают существующие меры достаточными, а 37,9% сетуют на отсутствие финансовых возможностей.

Вопросу выработки рациональных и экономически обоснованных предложений, направленных на обеспечение безопасности посетителей торговых центров, как раз было посвящено рабочее совещание, состоявшееся в МВД 15 февраля. В нем участвовали все заинтересованные госорганы, а также представители некоммерческого объединения «Ассоциация розничных сетей». Удалось достичь определенных конкретных договоренностей, о чем в скором времени мне будет отдельно доложено.

О декриминализации

— Игорь Анатольевич, есть ли сегодня, на ваш взгляд, возможность декриминализации определенных нарушений на законодательном уровне? А может, наоборот, необходимо ужесточить ответственность, например, за алкоголизацию, распространение суррогата?

— Как бы это странно ни звучало, но мы достаточно полярны в этих вещах, и там, где нужно демократизировать ответственность или саму суть наказаний за преступления или правонарушения, безусловно, мы только за. Мы с такой законодательной инициативой уже вышли. Вы, наверняка, знаете о декриминализации некоторых видов административных правонарушений. Пока этот законопроект обсуждается различными ведомствами, и очень надеюсь, что нас услышат все те, кто отвечает за согласование этого законопроекта и его принятие в будущем. Считаем, что по мелочи цепляться к человеку или только однобоко его наказывать за совершенное, может быть, и мелкое правонарушение, это контрпродуктивно.

Милиция всегда выступала за профилактику. Я убежден до сих пор, что всегда, когда человек не зашел слишком далеко, самое лучшее — это его предупредить. Наш народ понятливый, в основной своей массе правопослушный и всегда примет замечание, сделанное по делу и за дело.

К сожалению, сегодня по многим из таких незначительных составов правонарушений мы обязаны принимать меры. И если сотрудник органов внутренних дел не отреагирует по закону, то есть не составит протокола, а просто отпустит человека после правонарушения, то сам совершит должностное преступление. В этом и противоречие. И он вынужден так реагировать, хотя за некоторые вещи можно было бы просто предупредить, поговорить, провести разъяснительную беседу, потребовать, в конце концов, изменить поведение, ситуацию, и только в случае рецидива наказывать.

Что касается уголовных преступлений, пока мы не планируем выходить с какими-то конкретными инициативами по изменению уголовного законодательства, поскольку считаем его соответствующим на сегодня криминальной ситуации в стране, в том числе с точки зрения наиболее тяжких преступлений. У нас достаточно суровые виды наказаний за особо тяжкие и тяжкие преступления.

Отдельный вопрос — совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения. Количество таких преступлений уменьшается с каждым годом. Я имею внутреннее убеждение, что все-таки нахождение в состоянии алкогольного опьянения при совершении преступлений — это само собой отягчающий вину фактор, который учитывается судами, но это и еще заведомая постановка себя, доведение до такого состояния, которое предполагает противоправное поведение. Я бы все-таки за некоторые виды преступлений и правонарушений в состоянии алкогольного опьянения вводил квалификационную норму.

Сегодняшняя практика говорит о том, что всплеска преступности декриминализация не произвела. Принцип разумной достаточности должен присутствовать всегда при определении криминальности определенного вида поведения.

О разрешении на продажу оружия

— Унифицируя в некоторых частях законодательство с Россией, в Беларуси не затрагивают закон об оружии. Выходит, у наших граждан нет острой нужды в самозащите?

— Весь мир развивается в этом направлении, и мы не исключение. Например, мне хотелось бы, чтобы наши люди читали больше книг и меньше смотрели в компьютер, но я же не смогу отменить компьютеры и интернет. Так и с оружием. Сегодня у белорусов нет необходимости защищать себя с помощью огнестрельного, травматического, газового или какого-либо другого оружия. Это не тот вопрос, о котором надо серьезно говорить, бить во все колокола и срочно что-то менять — разрешать продавать, лицензировать и прочее.

Я не хочу брать в пример какую-то страну — ни Россию, ни США, ни их статистику. Думаю, что нужно исходить из своего опыта, из понимания того уровня безопасности, который существует в стране, правоприменительной практики и реагировать только на их изменения, а не на опыт кого-то в каких-то направлениях. И если, не дай Бог конечно, станет необходимым пересмотреть вопрос наличия или отсутствия оружия самообороны на гражданском рынке, то, безусловно, мы отреагируем на это. И, конечно, люди выскажутся. Не только законодательная инициатива МВД, но и мнение людей будет в первую очередь учитываться.

О внешнем виде сотрудников милиции

— Еще один вопрос о внешнем виде милиционеров. Удовлетворяет ли он вас? Соответствует ли современным требованиям? Планируются ли какие-то изменения в форме?

— Всю форму мы уже изменили. Форма хорошая, ноская, адаптированная, я считаю, современная, выдержала все контрольные носки, в том числе в экстремальных условиях. Изменения формы в ближайшее время не предполагается.

Что касается внешнего вида милиционеров, могу сказать, что он меня не совсем устраивает. Во всяком случае, я хотел бы видеть на улицах наших городов милиционеров более подтянутых, спортивных, более опрятных, и чтобы не только форма, стрижка, выправка, но еще и выражение лица соответствовали.

О личном отношении к работе

— Игорь Анатольевич, какое ваше самое серьезное достижение на посту министра?

— Мне кажется, мы смогли действующей командой руководства МВД немного поменять философию самого министерства и, надеюсь, каждого из наших представителей. Речь о служении своему народу, а не цифрам и уголовной статистике, что в принципе традиционно ложилось в основу оценки нашего труда еще со времен Советского Союза. Это для меня неприемлемо, я против формализма.

Поэтому мы сейчас говорим о не формальном отношении к службе и к делу, об изменении психологии отношения наших сотрудников к своей работе. Если все они будут помогать людям, действовать исходя из внутренних потребностей, а не из-за опасений быть уличенным в неисполнении каких-то внутренних инструкций, это будет самое большое достижение.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up