Автор: Ирина ПЛЮТО

1:37, 3 февраля 2017

Город

remove_red_eye 6610

Вениамин Голынкин – о задержании, об американских тюрьмах и о том, как удалось избежать 20 лет заключения

Вениамин Голынкин у себя дома, после двух месяцев заключения в США. Барановичи, 2 февраля. Все фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Известный барановичский бизнесмен Вениамин Голынкин, которого ФБР подозревало в торговле оружием, рассказал Intex-press о том, как его подставили, о двух месяцах заключения, об отказе заключить сделку с правосудием и о том, как он увидел Бога. 1 февраля Вениамин Голынкин вернулся из США домой.

О поездке в США

У меня есть близкий друг, проживающий в Минске  (не буду пока называть его фамилию), который знал о том, что я собираюсь в США. В Нью-Йорке живут мои родители. Люди они пожилые, поэтому стараюсь приезжать  к ним по мере возможности. Накануне поездки этот человек позвонил мне с просьбой помочь. Якобы его товарищ хочет приобрести в Америке охотничьи ружья и уже сделал предоплату в размере 100000 долларов. Он попросил меня поехать на место и просто проверить наличие оружия в ящиках. Я согласился.  

Об аресте

РЕКЛАМА

Выполняя обещание другу, я отправился по указанному адресу. Поначалу были сомнения. Но когда приехали на место (со мной был товарищ, говорящий по-английски), оказалось, что это завод по изготовлению оружия. Все вокруг было с фирменными логотипами завода BLACK SHIELD: они были на автомобилях, на форме у сотрудников. К тому же все происходило в центре Америки. И я успокоился.

Но мне сказали, что ружья в другом месте и нас отвезут туда. Через некоторое время подъехала машина, и мы отправились за ней. Ехать пришлось в другой город. Там мы пришли в офис. Я поинтересовался, где же все-таки ружья. Мне ответили, что посмотреть их можно будет только завтра. Предложили выпить пива, съесть пиццу. Я согласился. Всех людей, находившихся в офисе, я видел впервые в жизни.

Через 40 минут ворвались сотрудники ФБР, в масках, с оружием, и задержали всех, кто там был. На меня надели  наручники, вывели на улицу. Стали расспрашивать о том, как я  оказался здесь, что делал. Я рассказал все, как было. Мне не поверили. Предложили мне сотрудничество, но я отказался. Тогда меня арестовали.

О тюрьме

В наручниках и даже в кандалах меня привезли в какое-то место. Наверное, это что-то вроде изолятора временного пребывания у нас. Там я пробыл до утра. А утром меня перевезли в тюрьму.  Конечно, я был в шоке, мне стало плохо. Измерили давление – оказалось 197 на 97. Сразу отправили  в госпиталь, где дали лекарства. После снова отправили в тюрьму. Я отбывал заключение в двух тюрьмах на протяжении двух месяцев.

Тюрьма во Флориде

В камере было шесть человек: афроамериканцы и мусульмане. Ко мне все отнеслись хорошо, называли меня дядя Веня. Спали мы на двухъярусных кроватях. Что особенно поразило, это идеальная чистота, там с этим очень строго. Тюрьма небольшая, поэтому тренажерного зала не было. Было небольшое помещение с баскетбольным кольцом. Вообще там все  заключенные занимаются спортом. Это в порядке вещей. Я плохо говорю по-английски, но общаться на простые темы мог. Если бы лучше знал язык, было бы полтюрьмы друзей. Помогал слабым, отдавал еду. Сам первые четыре дня вообще ничего не ел, не было аппетита. Кормят, кстати, вполне сносно, давали мясо, и рацион довольно разнообразный, но за два месяца я похудел на 14 килограммов. Дисциплина там железная. Есть набор правил, которые ты обязан соблюдать. В случае нарушения можно угодить в карцер либо даже увеличить себе срок. Люди играют в шашки, в карты, можно читать (книг много). Но на русском языке было только три, я их все прочитал. Выдают пасту, порошок, разрешают бриться.

Федеральная тюрьма в Майами

Однажды утром мне сказали, что едем  на судебное заседание, но меня перевезли в другую тюрьму. Огромная тюрьма из 14 этажей. Интересно, что там женщины отбывают наказание в одном здании с мужчинам, только на разных этажах. Там большой тренажерный зал. Было двое русских, осужденных за мошенничество с кредитными картами. Все полностью компьютеризировано. Моя камера находилась на 10 этаже. Из окон была видна церковь. Если честно, именно там я задумался о Боге. За день до суда мне даже показалось, что я видел Бога. Он сидел на облаке и улыбался мне. Тогда я уже точно знал, что все будет хорошо.

О судах

В общей сложности прошло пять судебных заседаний. На первом заседании судья поинтересовался, какого адвоката буду брать: платного или государственного. Я решил, что платного. Судья уточнил, хватит ли у меня средств, чтобы оплатить его работу. Я засомневался и изменил  решение. Оказалось, стоимость услуг хорошего платного защитника колеблется от 15 до 50 тысяч долларов. Поначалу меня обеспечили государственным защитником.

Когда появилась возможность оплатить услуги  (деньги для меня собрали друзья), я воспользовался помощью платного адвоката. Он очень опытный, 35 лет стажа, один из лучших. Просил выпустить меня под залог, но суд отказал. Я просил отправить меня на детектор лжи – мне отказали. Ни на одном из заседаний я не признал себя виновным, тем самым увеличивая количество этих заседаний. 

О процессе

Обвинение в США выигрывает 95% дел. И многие идут на сделку с обвинением. За некоторое время до суда, который был назначен на 9 января, ко мне стал приходить адвокат и предлагать пойти на сделку с прокурором, чтобы смягчить обвинение. Три раза он приносил мне бумаги с различными вариантами текста, советовал подписать, мол, к русским отношение негативное, а если они связаны с оружием, то последствия могут быть плачевными. Каждый раз я отказывался. 

Процесс за меня полностью вел адвокат. Я отвечал только на пару вопросов. Если я в чем-то сомневался, консультировался с ним. В Америке все, что сказано, может быть использовано против тебя, это правда.

РЕКЛАМА

Первоначально мне инкриминировали причастность к торговле оружием. В ходе разбирательств статьи менялись, от тяжких (могли дать по ней 20 лет) до более мягких (штраф). В итоге меня обвинили только в том, что я не указал цель своей поездки в США.  Зачли два месяца содержания в тюрьме и отпустили. Поэтому судимость у меня все-таки есть. На меня рассчитывали повесить дело об оружии, сделать козлом отпущения. Но почему-то все обошлось. Для меня это до сих пор остается загадкой. Видимо, дело было так грубо сфабриковано, что не оставалось ничего другого, кроме того, как меня отпустить. Но признать, что задержание было незаконным, судьи не могли. В этом случае я имел бы право требовать компенсацию.

О выходе из тюрьмы

По окончании судебного вердикта меня отвели в одноместную камеру при здании суда, наручники и кандалы не сняли. Там мне пришлось ждать еще четыре часа. Я даже решил, что меня не отпустят. Но освободили.

Меня ожидал друг, с ним мы отправились к нему домой, во Флориду. Там я пробыл несколько дней, отдохнул, пришел в себя и поехал к матери в Нью-Йорк.

О помощи МИД

Белорусский МИД мне помогал, сотрудники министерства позвонили уже на 3-4-й день после ареста. Помочь они не могли, но постоянно звонили родственникам, интересовались, держали ситуацию под контролем.

Об ощущениях

Очень обидно, что попал туда. Можно было бы избежать суда, но для этого нужно было переступить через себя, поступиться своими принципами, предать кого-то. Этого делать я не стал. Я не могу сказать, что пребывание в тюрьме было для меня очень тяжело физически, было тяжело морально – быть наказанным за то, чего не делал. Однако это послужило для меня хорошим уроком. Опыт  – это опыт, даже если он негативный.

О поддержке

Все это время меня поддерживали близкие и друзья. Я постоянно созванивался с сыном и мамой, сын приезжал на заседания. К сожалению, у меня не было возможности звонить в Барановичи, где остались жена и маленький сын. Я очень по ним скучал.

Мне было очень приятно, что на родине никто не злорадствовал по поводу моего ареста, не было никакого негатива. Наоборот, все переживали за меня, пытались поддержать. Большое всем спасибо!

Справка Intex-press. Барановичского бизнесмена Вениамина Голынкина вместе с гражданином Израиля задержало осенью 2016 года ФБР. Мужчин подозревали в попытке нелегального экспорта крупной партии боеприпасов.

Вениамин Голынкин — один из влиятельных барановичских бизнесменов. Свой бизнес начинал перед развалом СССР с продажи сахарной ваты. К середине 90-х у него были швейное производство, несколько магазинов и автозаправок, издательский бизнес. Сегодня его бизнес сузился до гостиницы, строящейся агроусадьбы и нескольких объектов недвижимости, которые он сдает в аренду.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up