17:05, 26 января 2017

Люди

remove_red_eye 808

Курейчик: «Кино в Беларуси нужно создавать с нуля»

Андрей Курейчик. Фото: kyky.org

Недавно в прокат вышел «Party-zan фильм» известного независимого белорусского режиссера и сценариста Андрея Курейчика. Показ киноленты с успехом прошел и в Барановичах. Intex-press узнала, как снималась картина, почему чиновникам не нравится его творчество и какое кино нужно Беларуси.

– Расскажите историю создания фильма и что вас вдохновило на такой сценарий?

– «Party-zan фильм» для меня и моей команды – очень необычный проект, потому что до этого мы никогда не делали большое прокатное кино. Я много работал с российскими компаниями и могу сказать, что в Беларуси снять такое практически невозможно. Для этого надо собрать большую команду и взять на себя ответственность за людей, а, не имея господдержки, это практически кино с нуля.

Сразу после окончания проекта «ГараШ» мы с командой решили не разбегаться, а снять еще один фильм. Я написал сценарий, его создание заняло около трех месяцев. Идеи брали из жизни – фильм о троице молодых очень разных по характеру белорусов, которые стали для нас срезом белорусской молодежи – этот фильм о них. Кино – это зеркало некой реальности и, можно сказать, что кино сняли по собственному опыту, местами горькому.

А дальше нашли под фильм финансы и запустились от своего производства. 

РЕКЛАМА

– Сколько людей работали над созданием фильма?

– Кино – это очень дорогое и сложное искусство, в которое вовлечено много людей, например, у нас на площадке было тридцать человек, а в целом над фильмом работали около ста – это большая ответственность. Что до нас – мы сошли с ума и все-таки решились снять такое кино.

– Какие сложности возникли во время съемочного процесса?

– На самом деле, было сложно, мы прошли весь путь от создания сценария до финального выхода в большой кинотеатральный прокат. Кажется, все длилось бесконечно: чиновники не давали разрешение, пытались отозвать гастрольное удостоверение, потом прокатное. Мы не «Беларусьфильм», нас видят какими-то ребятами, которые возомнили себя спасителями белорусского кино.

Самое сложное – это бюрократия, например, то же получение разрешения на съемку. Нам не удалось получить всех разрешений, потому что надо было пройти три уровня бюрократии. По плану мы должны были снимать кино в Брестской крепости. Мы добились разрешения от Министерства культуры, горисполкома, а от директора комплекса не смогли. Он хотел прочитать сценарий, который потом должен был утвердить, у нас не было ни времени, ни сил на это. В итоге мы поехали на Линию Сталина как альтернативу и там сняли все сцены.

Мне очень жалко, что не получилось снять кино в Брестской крепости, потому что она выглядит в кадре гораздо фактурнее. На мой взгляд, получилось не хуже, но совсем не так, как мы планировали.

Через год в кинотеатрах вышел «Party-zan фильм» – это наше первое независимое кино для белорусского кинопроката. Это продукт нашей творческой группы, который не финансируется ни государством, ни российскими кинопродюсерами. Мы вложились в него сами и нашли спонсоров, которые захотели появиться в картине.

– Фильм вышел в прокат вместе с «Елками», «Викингом» и другими кассовыми фильмами. Не боялись ли вы конкуренции и что зрителя не заинтересует ваше кино?

– Конкуренция была адская, но я чувствовал себя уверенно и знал, что многие посмотрят наш фильм. Я не понимаю, зачем делать кино, которое никому не будет интересно.

Мы выходили в большом количестве минских кинотеатров наряду с крупнейшими российскими и американскими фильмами, поэтому надо было просто выдержать конкуренцию. Наш бюджет составлял около 40 тысяч рублей, а это в сотни раз меньше, по сравнению с «Викингом» или «Елками». В день премьеры фильм собрал 18 тысяч рублей, а те фильмы, которые вышли вместе с нами, около 25 тысяч рублей. Я считаю, это хороший показатель.

– Чиновникам не нравится ваше творчество, почему вы не уезжаете из страны, а до сих пор пытаетесь что-то снять для белорусского кинематографа?

– Я не знаю, почему у чиновников нет никакой радости по поводу того, что кто-то делает фильмы лучше, чем они. Думаю, они против нашего кино, потому что оно независимое, свободное и дает возможность белорусам смеяться над теми вещами, к которым они не привыкли.

Лично у меня есть принцип – снимать о белорусах, для белорусов и только белорусской командой. Потому что наша цель – возрождение белорусского. Проблема в том, что в последнее время белорусское кино работает и подстраивается под российский рынок, а мы решили: будем делать для нашего рынка. Мы уже сделали два рентабельных фильма – «ГараШ» и «Party-zan фильм» – оба в плюсе. Это не миллионы долларов, у нас нет такого рынка, но во всяком случае — это не убытки.

– А не было мыслей уехать?

– Как-то были мысли все бросить, но для меня важно попытаться изменить кинематограф в Беларуси. Я люблю свою страну, своих людей, поэтому пока работаю здесь. Я бьюсь об лед уже который год, и, как видите, появились небольшие трещинки, поэтому мы и дальше будем делать проекты.

– Кому вы обязательно посоветуете посмотреть этот фильм?

– Я советую посмотреть этот фильм белорусской молодежи, потому что именно она – наше будущее. Молодые смогут посмотреть на себя со стороны и на свою страну. Увидеть и проанализировать свои ошибки, идеи и надежды – это кино абсолютно для них.

– Как смотрели фильм в Барановичах, много ли было зрителей? 

– Я не был в Барановичах и не знаю, как там приняли мой фильм. Зато был в Мозыре, и там смотрели хорошо. Фильм покажут почти во всех белорусских кинотеатрах, кроме Могилева – из-за «широколобых» чиновников он оказался для нас недоступным.

– Считаете ли вы, что сегодня все повально увлеклись сериалами, а кино уходит на второй план? Как вы оцениваете наш кинематограф?

– Нет, кинотеатры полны зрителей, просто в Беларуси мало что предлагают посмотреть. Я считаю, что наш кинематограф пока еще зачаточный, он сильно загублен предыдущими годами, его надо фактически создавать с нуля. Это возможно и судя по нашему фильму, процесс идет. Нашему кино не хватает самоосознания – что такое белорусское кино и какое оно должно быть, нам нужно снимать острое и актуальное кино. Вот мы с моей командой пробуем показать, что наше кино может быть рентабельно и экономически эффективно. Это длинный сложный процесс, но, несмотря на трудности, мы будем снимать такое, а за остальных не скажу.

– Какое кино, снятое в Беларуси, мы никогда не увидим на экранах?

– Мне кажется, чтобы фильм запретили к показу, там должна затрагиваться власть.

– Как обстоят дела с начинающими режиссерами, есть надежда, что они привнесут что-то новое?

– В Беларуси есть талантливые молодые режиссеры, например, Виктор Красовский, но у них нет возможности снимать так, как они хотят. На данный момент в Беларуси не работает экономическая система, которая предлагала бы снимать такое кино. К сожалению, выбор идет в пользу блокбастеров.

– Над чем вы сейчас работаете? И какие фильмы хотели бы снять?

– Все деньги, полученные от этого кино, мы с командой вложим в следующий проект. У нас уже есть несколько вариантов будущего фильма. Пока не можем определиться – триллер или драма, но в любом случае должно быть интересно.

– Вы будете приобщать своих детей к кино?

– Мои дети уже снимались в моих картинах. Я хотел бы, чтобы они работали в этой сфере, и я уверен, что смогу передать им все свои знания и опыт. Но заставлять их делать кино не хочу и не буду.

РЕКЛАМА

 

Читать также
Люди videocam

Умер Иосиф Кобзон

30.08.2018 remove_red_eye 3560
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up