9:30, 20 января 2017

Здоровье

remove_red_eye 1748

Брестский трансплантолог: «Кто-то должен умереть, чтобы другой выжил»

Ростислав Лавринюк работает трансплантологом пять лет и надеется, что в будущем человечество научится выращивать органы. Фото: архив Ростислава ЛАВРИНЮКА

Кто может стать донором, какой орган самый трудный для трансплантации и как меняются люди после операции, Intex-press рассказал Ростислав Лавринюк,  главный специалист по трансплантологии Брестской области.

Моя цель как медика – дать людям шанс на жизнь. Трансплантология – передовая отрасль медицины, которая собрала в себе все самое новое и современное. Она борется с теми заболеваниями, которые другим отраслям не под силу. Я вижу, как после пересадки органа люди оживают и выздоравливают. Может, я пошел бы в онкологию, если бы видел, что в ближайшие 20–50 лет появятся технологии или лекарства, которые смогли бы победить рак. Пока я в этом не уверен. А здесь я вижу результат: за пять лет мы спасли жизнь более 200 пациентам.

О первой операции

Я помню свою первую операцию. Это случилось 19 мая 2011 года. Пациентом был 40-летний житель Барановичей с хронической болезнью почек. Операцию проводила бригада из 60 человек. Я очень переживал, что что-то пойдет не так, но нам тогда помогали сотрудники республиканского Центра трансплантации органов и тканей. Их присутствие придавало уверенности и силы. Операция длилась по сегодняшним меркам долго – около пяти часов. Когда я увидел, что почка ожила и начала функционировать – это было неописуемо! Я был счастлив от того, что поучаствовал в спасении жизни человека.

РЕКЛАМА

О капризных органах

В Беларуси пересаживают практически все органы и ткани, кроме кишечника. Самая сложная операция – на печень. Этот орган многогранен и многофункционален, но после операции с ним обычно нет проблем. А вот самый непредсказуемый орган – почка. Любое изменение в организме – и она начинает капризничать.

Были случаи, когда пациенты умирали. Умирали от того, что начинали «болеть» другие органы или в организме возникали воспалительные процессы, которые подрывали иммунитет. Поэтому перед пересадкой мы полностью проверяем человека. У него не должно быть никаких очагов инфекции, из-за которых орган может не прижиться или могут возникнуть какие-то осложнения: ни бронхита, ни пневмонии, ни даже кариеса.

О донорах  

Донором при жизни могут стать только близкие родственники. А так изъятие органов производится у умерших. Чаще всего доноры – мужчины 40–50 лет. Впрочем, не важно, сколько донору лет, главное, чтобы функциональная способность изымаемого органа у него была хорошая.

Самым маленьким донором у меня был восьмимесячный малыш. Его печень спасла жизнь двухлетнему ребенку, который отравился бледной поганкой. Самым пожилым – 76-летний мужчина. Его печень пересадили женщине, у которой после родов отказала собственная печень. Если бы не старик, она бы умерла.

О нежелании быть донорами

Любой белорус после смерти может быть донором, если при жизни он не написал отказ. У нас есть реестр людей, которые отказались быть донорами. За границей по-другому: там люди пишут согласие на пересадку своих органов. Но с нашим менталитетом лучше наша система – человеку проще сказать нет, чем да. Так что, чтобы стать донором в Беларуси, нужно молчаливое согласие.  

Отказников мало: менее 2,5 тысячи на 9 миллионов человек. Это хороший показатель. Причины отказа разные: религиозные взгляды, незнание, насколько это важно, недоверие – люди думают, что их органы продадут. Лично я согласен на донорство и буду рад кому-то помочь.

О послеоперационных ощущениях

После каждой операции я ощущаю усталость и удовольствие от проделанной работы. За годы практики я так и не смог привыкнуть к смерти. Операция – это спасение человека, а забор органов – это смерть. Но при этом без одного не может быть второго. Органы не растут на деревьях, кто-то должен умереть, чтобы кто-то другой выжил.

В год мы изымаем более 500 органов для последующих трансплантаций, но их все равно не хватает. Человек, которому нужна пересадка сердца, может ждать полгода, а ожидание подходящей почки может затянуться от 12 до 14 месяцев. Надеюсь, в будущем человечество научится выращивать органы.

Об изменениях людей после пересадки

Я наблюдаю за пациентами и вижу, что после пересадки они меняются. Становятся боязливыми и бережными, ведь им нельзя болеть и нужно тщательно следить за своим здоровьем. У них меняются привычки и предпочтения. Многие начинают делать то, чего раньше не делали. Например, был у нас 76-летний пациент, который после пересадки почки начал заниматься бальными танцами, хотя до этого никогда не танцевал. Была женщина, которая всегда одевалась строго, а после операции ее стиль в  одежде сильно изменился.

Я не утверждаю, что это связано с тем, что вместе с органом пересаживается душа донора, но изменения есть. Возможно, дело в том, что до операции пациенты думали только о том, как выжить, а теперь могут позволить себе жить полноценно.

 

53 ОПЕРАЦИИ по пересадке органов были проведены в 2016 году в Брестской области. Сейчас около 60 пациентов нуждаются в пересадке. Средний возраст пациентов – 50 лет.

РЕКЛАМА

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up