Новости / Происшествия

«Когда я подошел, то в один миг понял, что больше Оля мне ничего не скажет»

29.11.2016, 17:53 / remove_red_eye 19942 / chat_bubble

«Сначала увидел ее сапог. Шел и надеялся, что, может, она еще жива. Этот сапог почему-то вселил в меня надежду. Потом увидел второй. А потом Ольгу». Валерий Березовский, гражданский муж погибшей под колесами машины руководителя Барановичской ГАИ, рассказал Intex-press об истории их знакомства и о трагическом вечере 26 ноября.  

«Когда я подошел, то в один миг понял, что больше Оля мне ничего не скажет»

Ольга Стрелковская. Фото из социальных сетей

Валерий и Ольга познакомились, когда им было по 15 лет. Он жил возле парка культуры и отдыха в Слуцке. Она приходила туда на дискотеку с подружками. Все эти годы они не выпускали друг друга из вида. Спустя 20 лет стали жить вместе. 15 декабря они собирались отметить два года совместной жизни.

Валерий Березовский вспоминает свою гражданскую жену с нежностью в голосе.

–  Мы хоть и дружили, но какое-то время общались не очень близко. Она замуж вышла, я женился. Когда каждый свою семью завел, не до дружбы было.

РЕКЛАМА

Вспоминая, как судьба столкнула их второй раз, Валерий говорит, что это было больше похоже на сказку, чем на реальность.

–  Я уехал в Москву жить и работать. Думал, уже никогда не вернусь. Но Оля нашла меня в «Одноклассниках» и поставила «Класс!» на фотографию. Тогда мы стали переписываться. С каждым днем мы общались все больше и откровеннее. А потом она сказала: «Приезжай».

К тому моменту Валерий уже развелся со своей женой. Ольга Стрелковская не хотела изменять мужу и призналась в чувствах к другому в тот же день, когда Валерий вернулся в Слуцк.

–  Мы годовщину собирались отмечать 15 декабря. Были так счастливы, что все это произошло зимой под Новый год. Это было как подарок. Самый лучший подарок.

Валерий и Ольга. Фото из социальных сетей

Валерий и Ольга. Фото из социальных сетей

О дне, когда произошла трагедия

В день аварии Валерий чувствовал какую-то тревогу. Говорит, никакого внятного чувства не было. Просто тревожно, а почему, зачем – не разобрать. А жене, по словам мужчины, было грустно.

– Когда ехали в Барановичи, она сидела в машине какая-то поникшая. Я ее спрашивал: «Почему ты грустишь? Вроде все хорошо». А она мне отвечает: «Не знаю, Валера, мне просто грустно. Просто грустно, и все».

Супруги ехали в Барановичи, чтобы встретить на вокзале знакомую и отвезти ее в Слуцк.

Валерий говорит, что сам остановился перед сотрудниками Госавтоинспекции.

–  Я увидел пост ГАИ и остановился возле остановки. К нам подошел сотрудник, представился. Я вышел из машины для разговора. Сразу выскочил без куртки, но быстро замерз. И ненадолго вернулся за ней. Тогда вслед за мной из автомобиля вышла Ольга.

Валерий – бесправник. По его словам, жена хотела попросить, чтобы у них не забирали машину, чтобы наказали, протокол составили, но чтобы машину не забирали. Ольга уверяла госавтоинспекторов, что они на похороны едут –  об этом Intex-press рассказывал очевидец аварии. Но Валерий не хочет об этом говорить.

–  Гаишник нам ответил, что он обязан забрать наш автомобиль. Он оказался человеком понимающим, вошел в наше положение и пообещал после составления протокола отвезти нас на служебной машине туда, куда мы направлялись.

Ольга простояла возле служебной машины совсем недолго. Сказала, что чувствует себя плохо, и направилась ждать мужа в их машине.

–  Сотрудник ГАИ сказал ей: «Вы только переходите улицу по пешеходному переходу». Она так и сделала, –  вспоминает он.

После того, как Ольга ушла, Валерий и сотрудник инспекции направились в служебную машину, чтобы составить протокол.

– Мы только сели в машину, достали бумаги. Он успел разве что фамилию мою записать… Потом ему пришлось доставать новые бумаги…

Об аварии

Саму аварию мужчина не видел. Только слышал.

–  Звук удара был такой, что сразу стало ясно: ничего хорошего не произошло. Я тут же выбежал из машины и видел только, как он [Андрей Волковыцкий] останавливался. Когда я открыл дверь, он еще ехал. Тормозил, конечно, но машина его еще катилась. Потом он остановился, аварийку включил и вышел.

РЕКЛАМА

Андрей Волковыцкий был в своей машине один. Он просто стоял возле машины и держал руки в карманах.

–  Я особенно не разглядывал, что там с ним происходило. Не видел ни сотрудника ГАИ, выбежавшего вместе со мной, ни дороги. Видел только на два метра перед собой – все остальное в тумане. Сразу побежал к Ольге. Сотрудники ГАИ мне потом сказали, что ехал он на «Опеле». Некоторые пишут, что на БМВ, но нет. Это был «Опель Зафира».

Валерий с ужасом рассказывает о том, как искал Ольгу сразу после столкновения. Пошел искать вдоль дороги, но нашел не сразу.

–  Сначала увидел ее сапог. Шел и надеялся, что она, может, еще жива. Этот сапог почему-то вселил в меня надежду. Потом увидел второй. А потом Ольгу.  

Когда мужчина к ней подбежал, то сразу понял, что Ольга мертва.

–  Она была бледная. Нет, даже не бледная, а белая. Когда я подошел, то в один миг понял, что больше Оля мне ничего не скажет. Она лежала в разорванной одежде, полуголая. Я пытался прикрыть ее тело ее же порванной курточкой. Раза три прикрывал, но было ветрено –  куртка все время слетала.

Что главный госавтоинспектор Барановичей делал после аварии, Валерий точно не знает. Говорит, краем глаза видел, как мужчина стоял, разговаривал с гаишниками.

–  Не знаю, узнали его сотрудники ГАИ или нет. Мне было попросту не до того. Все это время я находился рядом с Олей. Пока не приехала «скорая», я почти не видел, что происходит вокруг. Я просто не мог, не хотел смотреть в его [Волковыцкого] сторону. Важнее всего было то, что здесь, на дороге, лежит моя Оля.

Валерий и Ольга. Фото из социальных сетей

Валерий и Ольга. Фото из социальных сетей

О том, что было после аварии

«Скорая» на месте происшествия, говорит Валерий, появилась через 10–15 минут. Он вспоминает, как вышла женщина, подошла к нему и дала ему лекарства. 

–  Потом мы с ней, с этой женщиной, записывали Олины данные. Она все время говорила: «Крепитесь». А что еще делать? После «скорой» сразу приехали из следственного комитета. Они даже тело Олино прикрыть не смогли. Говорили, что у них нет покрывала. Как так? Оно ведь должно быть в служебной машине. Так она и лежала на ветру с 9 вечера до 3 утра.

Когда приехали из следственного комитета, Валерия к Ольге уже не пускали. 

–  Я хотел ее погладить, но сотрудники ГАИ запрещали.

Мужчина говорит, ему все-таки удалось погладить жену по руке. Милиционер это заметил, стал кричать.

–  Набросился на меня, будто я что плохое сделать хочу. А я всего-то хотел дотронуться до Оли. Это ведь мой любимый человек.

Валерию сказали, что без сопровождающего его никуда не отпустят и одному ему оставаться нельзя. Он позвонил товарищу и попросил приехать на место ДТП. Товарищ же и повез его в милицию для дачи показаний.

–  Он мне говорил: «Валера, ты только сейчас постарайся вспомнить как можно больше. Это очень важно. Это будет большое, трудное и проблемное дело. Тут нужны подробности». Я старался, вспоминал. Все, что смог из себя выдавить, я рассказал следователю. К 8 утра мы вернулись домой.

 

Материалы по теме:

В Слуцке простились с женщиной, погибшей под колесами авто пьяного руководителя Барановичской ГАИ

Материалы по теме
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up