Автор: Юлия ИВАШКО

9:32, 25 августа 2016

Общество

remove_red_eye 345

Дочь пенсионера: «Он же гниет заживо, а я не знаю, как помочь»

Весь подъезд многоэтажки в Ляховичах мучился из-за жутких рыданий и стонов 60-летнего пенсионера, у которого на фоне атеросклероза развилась гангрена. Одну ногу мужчине ампутировали в июне, лишаться второй пенсионер категорически отказывался. Своими криками мужчина изводил соседей, а также 25-летнюю дочь и двух внуков, с которыми живет в одной квартире. Ни семья, ни медики ничего не могли сделать. Решение об ампутации пациент должен был принять добровольно.

В типовой пятиэтажке на Южакова, 5 о беде в квартире Бельмачей знают все. С конца июля жители второго подъезда забыли, что значит спокойно спать. 28 июля Вячеслава Бельмача выписали из городской больницы. Мужчине ампутировали правую ногу, культя плохо заживала,  а на стопе левой ноги развилась гангрена.

–  Мне Славу жалко. Он так кричит по ночам, что спать невозможно. Его надо спасать, и дочку его Аню, и детей ее, и весь подъезд. Там ад. Я серьезно. И от запаха, и от криков, и от беспомощности, потому как помочь ничем не можешь, – говорит соседка снизу.

Не орать, не нервничать, думать о хорошем

РЕКЛАМА

С порога Аня, дочка Вячеслава, ведет к отцу. Вячеслав в сознании, но слабо реагирует на присутствие посторонних. На полу упаковка памперсов для взрослых, нога в язвах и бинтах накрыта простыней, на теле пролежни. По комнате летают мухи. Каждые 15 минут Вячеслав зовет Аню или внука к себе, чтобы помогли ему повернуться, почесали ногу или подали сигарету.

На просьбу дочери ехать в больницу мужчина отрицательно качает головой.

–  Смотрите, какая у него нога. Она вся черная от язв. Шов на ампутированной ноге не заживает. На пока еще целой ноге я своими глазами видела опарышей. Он же гниет заживо, а я не знаю, как ему помочь, – плачет дочь.

Аня обратилась в редакцию, потому что женщина на грани. «Не орать, не нервничать, думать о хорошем», – написано ее рукой на холодильнике в кухне. Анна старается жить по этим правилам. Ее мать умерла пять лет назад от рака. Девушка живет в квартире со своим отцом и двумя детьми.

– Я в отчаянии, – говорит  Аня. – Старший, 9-летний Матвей, уже начал говорить во сне и прибегать ко мне в кровать по ночам. Я понимаю, то, что он смотрит на ногу деда, влияет на его психику, но запретить им общаться я не могу.

Запустил себя сам

Проблемы со здоровьем у Вячеслава, по словам дочери, начались около пяти лет назад. Мужчину стали мучить боли в ногах, онемение, но к врачам мужчина обращаться не спешил. Ходил на работу и, стиснув зубы, терпел боль. Медики поставили ему диагноз «закупорка сосудов нижних конечностей», назначили препараты от атеросклероза. Чтобы улучшить кровоснабжение в сосудах, поставили искусственные имплантаты.

В начале лета 2016 года Вячеславу стало совсем невмоготу, на ноге потемнел мизинец. Когда за день мужчина выпил упаковку обезболивающего, дочь вызвала скорую помощь.

Из-за закупорки сосудов ткани уже начали отмирать. Врачи убедили, что единственный способ остановить процесс –  ампутация. Мужчина  не соглашался, но родственники уговорили его. 2 июня мужчине отрезали ногу выше колена.

–  После операции у Славы случился ишемический инсульт и перестали двигаться левая рука и нога, –  вспоминает Марина, жена брата Вячеслава. Марина приехала из России поддержать родных.

В июле, когда Вячеслав еще был в больнице, гангрена развилась на второй его ноге. Мужчина тяжело перенес заживление культи после первой операции. От ампутации второй ноги, которую назначили врачи, Вячеслав отказался. Он попросил медиков отпустить его домой и пообещал, что спустя 7–10 дней вернется на операцию.

–  Договорились, что он отдохнет, наберется сил и вернется на операцию. Дома же Слава решил, что возвращаться к медикам не будет, и категорически отказывается от ампутации. Мучает и себя, и дочь, –  говорит Марина. –  Уговаривать его сейчас –  это очень ответственно. Вторую ампутацию, ввиду его слабого сердца, он может и не перенести.  Никто из его родных не хочет быть виноватым в том, что принудил его к операции.

«Ждем согласия больного»

Медики ждали, что Вячеслав Бельмач сам вернется в больницу. Родственники в отчаянии и ждали, когда Вячеслав сам примет это решение. Он терпел, кричал от боли, но возвращаться в больницу не хотел из-за боязни пережить последствия операции.

Сергей Беляев, лечащий врач Вячеслава, заведующий хирургическим отделением Ляховичской районной больницы, рассказал, что в его 42-летней практике было всего 3–4 случая, когда пациенты отказывались от жизненно важной операции. Все они в конце концов по настоянию родственников приходили к хирургу.

–  Без согласия пациента врачи не могут провести операцию. Даже «по жизненным показаниям». Просим родственников уговорить, беседуем сами, предупреждаем о возможных рисках. И ждем согласия больного. И иначе никак, – говорит хирург.

P.S. 8 августа Вячеслав был доставлен в Ляховичскую центральную больницу. Его привезла дочь Аня на скорой помощи. По словам Анны Бельмач, мужчина дал согласие на операцию. Пенсионеру ампутировали вторую ногу. 25 августа стало известно, что мужчина скончался.

РЕКЛАМА

Согласие на медицинское вмешательство:

что надо знать

Согласно закону РБ «О здравоохранении» разрешение на медицинское вмешательство может дать лишь сам совершеннолетний пациент. В отношении несовершеннолетних согласие дают родители, при этом достаточно одобрения одного из них. Несовершеннолетние в возрасте 16–18 лет имеют право самостоятельно давать согласие на простое медицинское вмешательство.  

За недееспособных пациентов решение принимают опекуны. Если пациент находится без сознания, разрешение дают ближайшие родственники. Если родственников или опекуна найти невозможно, решение о его будущем лечении принимается врачебным консилиумом или лечащим врачом.

Если медицинское вмешательство сложное (это определяют врачи), то согласие на лечение должно быть письменным.
Принудительному лечению без согласия на лечение могут быть  подвергнуты только люди, страдающие психическими заболеваниями, хроническим алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, а также лица, имеющие заболевания, представляющие опасность для окружающих.

Даже если операция показана «по жизненным показаниям» (то есть это экстренные операции, необходимые для спасения жизни), больной вправе отказаться от лечения. Ответственность за последствия такого отказа несет пациент.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up