Автор: Юлия ИВАШКО

16:12, 18 августа 2016

Общество

remove_red_eye 273

Как я ходила на встречу группы самопомощи онкобольных в Барановичах

Небольшая, но шумная компания весело галдит и смеется в актовом зале районного территориального центра Барановичей. Кажется, у собравшихся – встреча одноклассников или старых друзей, которые давно не виделись. Пьют чай, болтают, обнимаются. Они – больные раком.

Ожидание


О существовании в Барановичах группы самопомощи онкобольных я узнала по объявлению на окошке регистратуры в районной поликлинике. Чтобы попасть на встречу, необходимо позвонить и предварительно записаться.

РЕКЛАМА

Ни я, и никто из моих родственников сейчас не болен раком. Но от этой болезни умерли сразу несколько моих дальних родственниц, дедушка подруги и учительница истории, поэтому мысль об онкологии вызывает у меня панический ужас. С таким вот внутренним страхом я и собралась сходить на это собрание. Искренне боялась.

Группа в Барановичах существует с весны 2016 года. Встречи больных раком проходят раз в месяц в здании районного территориального центра, обычно вечером в будний день. Меня заранее предупредили по телефону, когда состоится встреча.

Мне не хотелось признаваться, что я журналист: боялась, что сценарий будет развиваться по накатанной: «а пойдемте, покажем вам этот кабинет и этот, и не пишите ничего плохого».

Чтобы избежать сцены разоблачения, которая могла быть чересчур унизительной, я хотела взять с собой товарища по обману. Предложила нескольким знакомым, но все, узнав, куда я их приглашаю, отказались. И я так и не смогла придумать до начала встречи себе «легенду».

У меня была надежда, что на встрече я затеряюсь в группе человек из десяти, мы посмотрим какой-нибудь фильм, послушаем советы доктора, может быть, чьи-то истории о выздоровлении и разбежимся. Все случилось совсем не так.

Собрание

На встречу я пришла первой. В актовом зале села подальше от первого ряда в надежде, что меня не заметят. Большую часть комнаты занимал длинный деревянный стол, на котором были груши и домашний яблочный пирог.

Брюнетка, которая как позже выяснилось, работает психологом территориального центра, расставляет чайные приборы.

– Вы Юля? – спросила она меня.

– Да, – вот так сразу мне пришлось признаться.

Через несколько минут вошла женщина лет 55, которую все называли Семеновна, и еще две дамы – нас всех пять человек. Больше никого не ждут. Все пересаживаются за стол. Меня тоже зовут к себе. Все они знакомы между собой. У троих рак. По этим женщинам никогда не догадаешься, что у них проблемы. Они бодры, веселы и упиваются беседой про необычные рецепты, вроде «как сделать хлеб с отрубями без дрожжей», варенье из огурцов и помидоров. Усаживаемся по кругу за стол и пробуем домашний хлеб. Семеновна приглашает пить чай из трав с ее яблочным пирогом.

Между делом Семеновна спрашивает: «А вы, Юлечка, сами… или у родственника?»

– Второе, – отвечаю я.

– А, наверное, мама, – додумала за меня одна из участниц собрания.

– Я просто хотела узнать, как у вас проходят эти собрания, чтобы потом все рассказать… – пытаюсь объясниться на вопросительные взгляды я.

– А вы к травнику обращались? Поверьте, это очень действенно, – советует одна женщина. – Мне очень помогло.

Передо мной на бумаге тут же появляется номерок телефона одного опытного барановичского травника: «Главное, как можно точнее описать свой диагноз, а он уже сам приготовит сбор».

РЕКЛАМА

– Девочки, давайте честно, ну какой бы ни была эта трава, от рака она не спасет, – замечает Семеновна.

Семь лет назад ей вырезали раковую опухоль. Этой весной опухоль снова выросла, женщина пережила химиотерапию и удаление раковых клеток повторно. Она выглядит очень бодрой.

– Представляете, когда генетики начали исследовать мои раковые клетки, то удивились! – отмечает женщина. – В моей опухоли нашли сразу несколько видов рака. Так я им говорю: обращайтесь, я вам еще выращу.

После операции Семеновне никто не дал гарантии, что рак снова не вернется. Она говорит, что молится и верит, что до следующей операции далеко.

Другая участница встречи добавляет: главное верить в то, что все обойдется. Она тоже пережила онкологию и операцию, все еще борется с ее последствиями.

– У меня страшно болели кости, казалось, что я их прямо чувствовала… Мне на одной из таких встреч посоветовали пить больше воды. За год я научилась и теперь не представляю себя иначе. Подкорректировала питание и стараюсь вести здоровый образ жизни, – говорит женщина.

После чаепития мы приступаем к мастер-классу: учимся плести корзинку из газет. Все вместе дружно накручиваем на вязальную спицу газету и формируем прутики из бумаги. Семеновна хвастается, что сплела такую корзинку за вечер. Клеим, лепим и болтаем о своих семьях, показываем фотографии на телефоне.

– Мы, все здесь присутствующие, очень сильные, – говорит во время мастер-класса психолог. – Представьте себе, какая конкуренция была среди всех сперматозоидов в матке, а победил только один, и благодаря этому мы родились на свет. Мы просто рождены в борьбе. В нас уже изначально заложен огромный потенциал победителя. И болезнь мы сможем победить.

Женщина раздает бумажки-напоминалки с предложениями «в моей жизни все хорошо, а будет еще лучше. Мир безопасен и полон любви. Я ему необходима…». Психолог рассказывает про цветотерапию и про то, как можно своими любимыми цветами себя настроить на позитив.

– А мы собираемся так посидим, каждый про свое расскажет. Не скучаем, хочется увидеть друг друга, – поясняет, обращаясь ко мне, Семеновна. – Важно четко осознать, что болезнь – это не проклятье, а испытание, и оно для чего-то дано. Может быть, для того, чтобы мы поняли, как важно ценить жизнь, каждый ее момент.

Эпилог

Ближе к концу собрания психолог достает бумажки с картинками-мандалами, и еще 40 минут мы все раскрашиваем картинки карандашами и фломастерамии. Вспоминаем детство и то, как это удивительно было бродить по лужам. Кто-то говорит, что к старости люди, как правило, возвращаются к этой детскости. Семеновна признается, что смотрит мультфильмы своего детства по планшету. Кажется, что каждый участник встречи высказался. Я уже многое знаю об этих женщинах: у кого-то дочь завела морскую свинку, у кого-то дети поехали в путешествие, а кого-то уже давно в машине ждет супруг.

Примерно через 2,5 часа встреча заканчивается. Женщины договариваются встретиться снова через месяц. Я ловлю себя на мысли, что мне было с ними очень весело.

– А давайте как-нибудь здесь сделаем суши. Надо только рис вареный принести и остальные продукты, – предлагает кто-то.

– И маму свою сюда обязательно приводите, – приглашает меня Семеновна. – У нас тут весело.

Я выхожу на улицу и звоню одной из тех подруг, что отказалась идти сюда со мной, и говорю:

– Они обычные и нормальные, даже классные, жизнерадостные. Ну, люди как люди. Там совсем не страшно, а даже весело.

Утверждение, что здоровый и онкобольной видят мир по-разному, – неверно. Мы совершенно одинаковые.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up