Новости / Общество

Почему замки и усадьбы в Барановичском районе разрушаются после передачи их частникам?

4.08.2016, 9:33 / remove_red_eye 487 / chat_bubble

Дворцы и усадьбы, которые переходят в частные руки, годами ждут от новых хозяев реставрации. Частники сталкиваются с некомпетентностью чиновников, нереальными сроками реставрации и неподъемными ценами на нее. Нередко инвестор и сам не имеет четкого представления о том, во что ввязывается.

Замкнутый круг

Историческая усадьба ХIХ века, дворец Котлубаев в д. Ястрембель Барановичского района, была  продана в феврале 2014 года. Владелец  – российский предприниматель Андрей Сенько – еще не приступил к реставрации.

Недавно власти оштрафовали Андрея Сенько на 10 базовых величин за то, что он не заключил  договор на разработку проектно-сметной документации, который должен быть подписан в течение 45 дней после покупки дворца. В свое оправдание инвестор  говорит: «В такой срок заключить договор невозможно!»  Прежде чем  его подписать, нужно сделать историческую справку, которая оформляется на всю усадьбу. Но Барановичский райисполком почему-то выделил в аренду владельцу только 80 соток земли вместо 6,5 га, на которых располагается дворец.  

РЕКЛАМА

– Чиновники сами не понимают, почему они выделили только небольшой участок. Но из-за этой ошибки я не могу приступить к проекту.  Я не могу пригнать технику по той территории, которая мне не принадлежит. Я могу попасть на свой участок  разве что с вертолета, – говорит Андрей Сенько.

Еще один документ, который владелец не может получить от властей, чтобы приступить к проекту, – заключение на реконструкцию.

– Они  продали мне дворец как физическому лицу. А физлицо не может осуществлять хозяйственную деятельность. Мне говорят — зарегистрируйтесь как ИП, но я не могу это сделать, так как являюсь  иностранным инвестором, – разводит руками Андрей Сенько.

Владелец дворца считает, что причина «замкнутого круга» – некомпетентность  как чиновников, так и его собственная.

–  Если бы я покупал усадьбу сегодня, я бы предусмотрел все это, – говорит он.

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Внутренние помещения дворца Котлубаев. Фото: Александр КОРОБ

Внутренние помещения дворца Котлубаев. Фото: Александр КОРОБ

Нечеткое представление

Александр Варикиш, директор фонда «Страна замков», занимающегося возрождением и восстановлением старинных памятников в Беларуси, считает, что проблемы реставрации часто возникают по вине самих владельцев.

– Зачастую у новых хозяев нет четкого бизнес-плана: они не знают, во что превратить усадьбу и как это осуществить, – говорит Александр Варикиш. –  Люди не рассчитывают свои силы. Сначала они предполагают вложить определенный объем инвестиций, но суровая реальность ставит их на место.

Так, владелец столетнего здания по ул. Фроленкова в Барановичах Евгений Нартыдов,  выкупив его в 2014 году, признался Intex-press, что изначально даже не видел, что покупает.

– Для меня имело значение, что здание находится близко от проезжей части, удалено от центра города,  – пояснял два года назад Евгений Нартыдов.

Предприниматель в итоге перепродал объект. Новый владелец тоже пока размышляет, что делать с покупкой. Тем временем здание разрушается.

РЕКЛАМА

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Нереальные сроки

Покупка исторического объекта  – «это не сортирчик в деревне отремонтировать», – считает  Антон Астапович, председатель РОО «Добровольное общество защиты архитектурных памятников». По его мнению, процедура реставрации исторических усадеб, которую разработало государство, –  продуманная и четкая. Но вот сроки  – нереальные!

– Обычно государство дает владельцу два года на реконструкцию. Но перед тем, как делать проект, историко-культурные объекты еще надо исследовать – только это может занять два года. Потом идет долгий процесс проектирования, поиск конструктивных решений и согласований. Если Министерство культуры посчитает, что не хватает какой-то мелочи, нужно снова все переделывать, – говорит Антон Астапович.

В том числе и поэтому дворцы и усадьбы ждут реставрации годами.  Например, здание бывшего акцизного управления по ул. Фроленкова в Барановичах с 2013 года находится на реконструкции, но проект до сих пор не согласован: в мае 2016 года отправлен властями города на доработку.

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Цена вопроса

Специалисты считают, что цены на исторические объекты слишком высокие. Особенно если учесть, что объекты – полуразрушены. Так, усадьбу Котлубаев в Ястрембеле Андрей Сенько купил примерно за 34 тыс. долларов, а между тем инвестору еще нужно вложиться в реставрацию. Ее стоимость может доходить до 1 млн долларов.
Директор фонда «Страна замков» Александр Варикиш считает, что разрушенные усадьбы нужно отдавать желающим за символическую плату.

– У нас местные власти ничего в усадьбы и дворцы не вкладывали, а теперь хотят на них еще и заработать. Я считаю, что цена должна быть объективной. Но и не одна базовая величина –  так объект может купить человек, который не в состоянии справиться с реставрацией, – говорит  Александр Варикиш.

Как создать условия для инвестора?

Сегодня белорусские исторические усадьбы и дворцы не являются инвестиционно привлекательными объектами. В конце 2009 года Министерство культуры, Министерство спорта и туризма разработали план по передаче неиспользуемых усадеб субъектам агроэкотуризма. Однако за шесть лет в частные руки из 46 усадеб попали лишь 20 .
Эксперты считают, чтобы инвестор захотел вкладывать деньги в историю, необходимо прежде всего реформировать экономику.

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

Усадьба Котлубаев, Барановичский район. Фото: Александр КОРОБ

– Строительный рынок у нас «лежит на лопатках», естественно, что эти проблемы влияют на реставрацию.

Необходимы нормальные экономические реформы, не этот дикий рынок, который сейчас, – считает Антон Астапович, председатель  РОО «Добровольное общество защиты архитектурных памятников». – Будет экономика развиваться, будет богатеть народ – появятся люди, готовые вкладывать деньги в исторические объекты.

Также эксперты отмечают: чтобы купленные усадьбы приносили прибыль, нужно развивать туристический рынок, строить дороги, отели, рестораны и кафе.

– Туристическая инфраструктура в Беларуси развита слабо, а частник вкладывает деньги, чтобы вернуть их с прибылью. Но пока на туризме в нашей стране не заработаешь, – считает  Антон Астапович.

Практика показывает, что там, где усадьбы выкупают бывшие соотечественники или выходцы из тех мест, реставрация идет быстро. Например, в усадьбу «Наносы-Новоселье» на оз. Нарочь инвестор, который родился в этих местах, вложил  18 млн долларов.  Туристический объект успешно работает.

Змитер Юркевич, энтузиаст, добивающийся создания государственного мемориального музея Рейтанов в д. Грушевка Ляховичского района, уверен, что крупные исторические усадьбы и дворцы должны оставаться в собственности народа, а государство не должно перекладывать проблемы реставрации историко-культурных ценностей на неокрепший    отечественный бизнес.

– Каждая страна, где ценят собственную историю, создает в усадьбах и дворцах государственные мемориальные музеи. Лично мне трудно представить, например, усадьбу Адама Мицкевича или Тадеуша Костюшко, проданную частному лицу. Или ситуацию, когда в доме-музее Льва Толстого в Ясной поляне разместился бы какой-нибудь предприниматель. Это абсурдная и недопустимая ситуация. Усадьбы великих белорусов должны принадлежать всему народу.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up