Автор: Юлия ИВАШКО

16:21, 23 мая 2016

Общество

remove_red_eye 698

Можно ли заработать на разведении породистых собак в Беларуси?

Разведение и продажа породистых собак – сложный, плохо поддающийся финансовому учету и контролю бизнес. Intex-press спросила владельцев питомников в Барановичах, можно ли заработать в Беларуси на разведении породистых собак и как сказался на их бизнесе экономический кризис.

Татьяна Кравец, владелец питомника брабантских гриффонов «Европа плюс»:


– В 2003 году первого гриффона мне купила сестра. Он стоил 1000 долларов. Тогда я работала предпринимателем на рынке, но все равно для меня это были огромные деньги: несколько месяцев я частями возвращала долг. Хоть к животным я всегда относились спокойно, эта собака меня поразила: она была очень ласковая и красивая. Европа (так звали собаку) была титулованной, к тому же у нее была очень хорошая родословная. Подержав Европу какое-то время, я решила ее повязать. У нее родились очень красивые щенки, многие из которых впоследствии стали чемпионами Польши, Литвы, Беларуси и Венгрии.

РЕКЛАМА


В 2005 я зарегистрировала свой питомник. Это сложно устроенный бизнес, который требует постоянных вложений. Содержание, уход, обследования, питание, экипировка, витамины, дрессировка – список расходов можно продолжать долго. На одну зарубежную поездку на выставку у меня уходит минимум 400 евро. Если еду в поезде, всегда беру на своих собак «взрослый» билет, бронирую гостиницу, где разрешено ночевать с животными. Когда выезжаю за границу на конкурс собак, стараюсь взять с собой как минимум двух гриффонов. Также в Литве или Польше я обычно посещаю ветеринаров и делаю собакам тест-справки о состоянии здоровья – осмотр коленных суставов, сердца и глаз. Наличие таких тестов требуют покупатели щенков из-за рубежа. Каждый тест стоит по 20–30 евро.


Татьяна Кравец с брабантскими гриффонами. Фото: Юрий ПИВОВАРЧИК

Татьяна Кравец с брабантскими гриффонами. Фото: Юрий ПИВОВАРЧИК


Когда в моем питомнике рождаются щенки – это всегда праздник, но и количество забот удваивается. Маленькие щенки – как маленькие дети, им постоянно требуется моя помощь, забота, ласка. Они, например, могут проснуться ночью и заплакать. Приходится вставать и успокаивать их. Как правило, в помете раз в год-полтора рождаются 3–4 щенка. Они подрастают, делаю им прививки, и наступает пора выводить их в люди, выставляться. Выставки собак – это как спорт: так же болеешь, такой же азарт. Выигрываешь – и потом неделю летаешь на крыльях. Распирает от гордости за себя и за своих собак. А потом возвращаются обычные будни.


Соседи думают: сколько у меня собак, столько и мешков с деньгами. Но это не так. Для меня лично этот бизнес убыточный. Все деньги, которые зарабатываю, я трачу на собак. Продам одного щенка – и за эти деньги везу двоих-троих на выставку. Так я и путешествую, изучаю достопримечательности городов.


С кризисом разводить собак стало сложнее. Покупательная способность как у нас в Беларуси, так и в России упала. Как-то подсчитывала, что себестоимость моей новорожденной собачки, с учетом всех прививок до 45 дней, составляет 400 евро. За сколько же мне ее надо продавать? Бывает, и за 200 отдаешь, и за 300 евро. Перспективных щенков, которые на выставке могут завоевать титулы, я оставляю себе. Особенно если вижу, что щенка берут «для себя» и его хозяева не планируют с ним выставляться. Но для меня также очень важно, чтобы мой щенок жил в довольствии и заботе, потому что я вложила в него много сил и любви. Наверное, если бы у меня не было собак, может, и квартира была в нормальном состоянии. Но мои гриффоны – моя слабость, моя страсть и моя любовь.


Татьяна Буланкова, владелец питомника лабрадоров и ротвейлеров «Гвен Пати»:


– Сегодня в нашем питомнике пять собак. Это много для таких собак таких размеров, но я просто не могу расстаться со своими животными-ветеранами. Может, именно поэтому мой питомник сложно назвать успешным бизнесом: весь доход уходит на обслуживание не только собак-производителей, но и двух наших «пенсионеров». В целом, конечно, мы выходим в ноль, но о заметных прибылях говорить не приходится. Собаки таких пород обходятся в обслуживании очень дорого. Только на корм для одной собаки приходится отдавать миллион в месяц. А еще им нужны витамины, прививки, ошейники и многое другое.


РЕКЛАМА

Прибыль в этом бизнесе напрямую привязана к рожденным щенкам, а лабрадор и ротвейлер – не самые простые породы для производства. Суки рожают раз в год по пять-шесть щенков. Весь репродуктивный цикл собаки укладывается всего в шесть лет. Нетрудно сосчитать, что одна собака может родить порядка 30 щенков за всю свою жизнь.



Семья Татьяны Буланковой с питомцами. Фото: Юрий ПИВОВАРЧИК

Семья Татьяны Буланковой с питомцами. Фото: Юрий ПИВОВАРЧИК


Средней цены за лабрадоров как таковой нет: можно приобрести собаку и за 2 миллиона рублей, и за 16 миллионов. Дешевые щенки всегда с каким-то браком, болезнями или физическими недостатками.


Кризис сильно ударил по нашему бизнесу. Ведь все корма, лекарства витамины – привозные, их стоимость привязана к доллару и евро. Разведение собак в нашей семье уже давно считается скорее дорогостоящим хобби, нежели способом подзаработать. У нас не было щенков уже 1,5 года, но, по словам знакомых заводчиков, реальный спрос на них падает. Для владельцев питомников это катастрофа, потому что нам нельзя сесть и переждать кризис: наши щенки быстро вырастают, собаки стареют, траты на них растут.

Поделиться:
Читать также

Лукашенко пригласили в Париж

1 час назад remove_red_eye 91
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up