Новости / Общество

История успеха: Как жительница Барановичей создала первый в Беларуси свадебный салон

16.03.2016, 9:46 / remove_red_eye 558 / chat_bubble

Небольшая квартира на улице Красноармейской и машинка «Подольская», на которой нередко по ночам шили свадебные платья – так в конце 80-х начинала свое дело Тамара Ангурец. Ее свадебный салон проката «Золушка» стал первым не только в Барановичах, но и в Беларуси. 

Сегодня Тамара Ангурец – учредитель сети свадебных салонов, расположенных в Минске и Барановичах. В прошлом году барановичская «Золушка», в которую входит пять салонов – свадебный, вечерний, карнавальный, парикмахерский, флористический – отметила свое 25-летие.

Платье из фаты

В 80-е о салонах свадебного проката у нас в стране никто не слышал. Купить свадебный наряд (одежду, обувь и аксессуары) в те дефицитные годы можно было только по талонам, полученным в ЗАГСе.

РЕКЛАМА

– Платья были однотипными. А мне хотелось, чтобы мой свадебный наряд был особенным, не таким, как у всех. Решила шить сама, тем более я знала, что хотела – мне очень понравилось платье моей подруги из Прибалтики, к которой я ездила на свадьбу. Его и взяла за основу. С хорошими тканями, правда, в то время были проблемы. Поэтому свой свадебный наряд сшила из немецкой фаты, 10 штук которой я купила по талонам из ЗАГСа, – с улыбкой вспоминает Тамара Ангурец события почти 30-летней давности.

Спустя год это платье у Тамары одолжила невеста приятеля. За услугу рассчиталась бутылкой шампанского. Когда к ней после этого стали обращаться другие невесты, у будущей предпринимательницы появилась идея заняться шитьем платьев и сдавать их напрокат.

Юрий и Тамара Ангурец в день своей свадьбы, 1986 год.

Юрий и Тамара Ангурец в день своей свадьбы, 1986 год.

На дому с одной машинкой


Тамара Ангурец – швея-самоучка. Закончила БГУ, исторический факультет. Прежде чем окунуться в свадебный бизнес, она работала пионервожатой в школе, потом вела аэробику и эстрадно-спортивные танцы.

Невест Тамара и ее мама Евгения Ивановна принимали у себя в квартире на Красноармейской. Дети, когда приходили клиенты, шли на кухню, чтобы не мешать.

– Платье «вырисовывалось» во время разговора с невестой. У меня не было заранее сшитых нарядов – каждая модель создавалась под конкретную девушку, а уже потом пополняла мою коллекцию, – поясняет Тамара Ангурец.

Еще одна особенность, навязанная той эпохой, – фасон платья придумывался только после покупки ткани: в конце 80-х – начале 90-х купить в магазине отрез подходящей материи было невозможно. Искали по комиссионкам, на рынке, покупали у людей, ездивших в Польшу.

– Это сейчас можно придумать фасон платья и потом спокойно идти подыскивать нужную ткань и фурнитуру. А тогда о таком можно было только мечтать. В ход шло все, что попадалось под руку, на украшения разбирала бусы, – вспоминает Тамара Ангурец.

Придуманные наряды шила на машинке «Подольская». Об оверлоке и речи не шло – все срезы обрабатывали на этой же машинке или вручную. Сами стирали, гладили. Чтобы платье сохраняло пышность, подкрахмаливали кукурузным крахмалом. Обычный крахмал не подходил – ткань желтела.

– Работала обычно по ночам, когда супруг и дети ложились спать. Бывало, вечером еще ничего нет, а утром дети просыпаются – уже висит готовое платье. Для них это было чудом, – рассказывает Тамара. – Эти тяжелые ночи и утренние чудеса и натолкнули меня на мысль назвать свой салон «Золушка».

Тамара Ангурец с невестой Натальей Азаровой в салоне, расположенном в комбинате бытового обслуживания, 1992 год.

Тамара Ангурец с невестой Натальей Азаровой в салоне, расположенном в комбинате бытового обслуживания, 1992 год.

«Я была девчушкой-свистушкой, а не бизнесменом»

РЕКЛАМА

Тамара Ангурец не помнит, когда и как официально оформлялось ее производство. Бухгалтерией и оформлением ИП (произошло это где-то в 1990 году) занималась ее мама.

– Я была на творческой волне, и финансовая сторона меня мало интересовала. Тем более что прокат платьев не был для нас способом выживания: муж Юрий, военный, зарабатывал хорошо. Для меня это была возможность жить не скучно и заниматься тем, что нравится. Я была в то время эдакой девчушкой-свистушкой, а не бизнесменом, – поясняет она и добавляет, что бумаги и отчетности для нее до сих пор являются кошмаром.

Примерно в 1992 году салон проката Тамары Ангурец переехал из квартиры в комбинат бытового обслуживания. Половину помещения занимал госпрокат, где горожане могли взять на время бытовую технику. Другую половину предложили ей. Все было замечательно, пока после одного интервью, где Тамара рассказала, как у нее все хорошо, им не подняли арендную плату. Это заставило искать другое место для салона:

– Свадебный бизнес, а на то время я занималась только платьями, – сезонный. Зимой, когда невест меньше, денег тоже меньше. А аренду и коммунальные платить надо. В итоге мы обменяли две свои квартиры на трехкомнатную на улице Ленина, где в настоящее время и расположен салон.

Сожженное платье и письмо мэру Штоккерау

Экспериментировать и придумывать что-то новое в свадебном наряде горожанку заставляла не только увлеченность, но и обстоятельства. К примеру, одно из платьев стало очень востребованным после того, как невеста сожгла юбку.

– Что уж там произошло, я точно не помню. Зато помню, какой у меня был шок. Ведь через две недели это платье должно было вновь идти в прокат, – вспоминает Тамара Ангурец. – Времени было в обрез, тем более что платье вернули поздно. Буквально за две ночи я придумала, что делать: нашила на разрывы всевозможные воланы, складки, и платье стало еще более интересным и стильным.

Коллекция платьев постепенно росла. Кроме лично сшитых, в ней стали появляться и готовые наряды, привезенные знакомыми из Америки, Сирии, Польши.
Желание развиваться толкало иногда Тамару, как она говорит, на глупые поступки:

– Когда наш город стал налаживать связи со Штоккерау, я написала письмо мэру Штоккерау с просьбой рассказать, как у них работают свадебные салоны. Я была одна в Барановичах, в Минске первый салон появился где-то лет через пять после меня, и мне просто не хватало опыта. Сейчас, вспоминая об этом, я кажусь себе наивной.
Глупостью считает Тамара Ангурец и первую свою заграничную поездку за свадебными платьями в 1996 году в Эмираты.

– Я почему-то была уверена, что арабские свадебные платья – это нечто. А оказалось, что в мусульманских странах свадебные платья на витрины вообще не выставляют. Лишь в каком-то огромном супермаркете случайно за шторой я увидела платья. Но купить не смогла: самое дешевое стоило 10 тысяч долларов! Везла домой только ткани да два огромных веера на стену: себе и подруге, – смеется она.

Тамара Ангурец в барановичском салоне «Золушка», который в прошлом году отметил 25-летие.

Тамара Ангурец в барановичском салоне «Золушка», который в прошлом году отметил 25-летие.

«Если бы я все взвешивала и просчитывала, я бы ничего не сделала»

Тамара Ангурец считает себя нерасчетливой и не совсем практичной. Говорит, что для нее бизнес всегда был скорее игрой.

– Не умею я рассчитывать и просчитывать. Считаю, что это не главное. Помню, когда мы начали куклу невестам в подарок дарить, один чиновник заметил: «У вас же это все просчитано, входит в стоимость платья». А я стою дура-дурой – о какой-то выгоде я вообще не думала. Просто хотелось сделать невесте необычный подарок, – поясняет она.

Супруг и дети, которые сегодня тоже работают в этом бизнесе, также не раз укоряли ее в непрактичности: почему не сядешь, не взвесишь все? По словам Тамары Ангурец, бывали в их семье случаи, когда дети планировали что-то купить домой, а она эти деньги уже потратила, например, на закупку новых платьев.

– Я не думаю, что будет дальше: у меня есть идея, и я тут же ее реализую. Если бы я все взвешивала и просчитывала, я бы никогда ничего не создала. И пусть у меня нет дачи и домов я не настроила, зато большинство моих задумок, какими бы бредовыми и фантастическими в свое время они не казались, воплощены в жизнь. Я горжусь, что в нашем салоне образ невесты создает одна команда. Именно об этом я мечтала, когда только начинала.

КСТАТИ. Салон Тамары Ангурец планирует создать юбилейную фотолетопись из снимков невест, выходивших замуж в свадебных платьях от «Золушки». Если у вас есть такие фотографии, приносите их по адресу: пл. Ленина, 1 или присылайте на электронную почту salon@zolushka.by с пометкой «фотолетопись».

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up