Автор: Еврорадио Илья МАЛИНОВСКИЙ

22:18, 24 января 2016

Общество

remove_red_eye 249

Профессиональный беженец: пересекаю границу, уничтожаю паспорт и иду сдаваться

Игорь получал статус беженца в Нидерландах, Швеции, Норвегии, Бельгии, Германии, Австрии, Люксембурге, Лихтенштейне и на этом не планирует останавливаться.

Несмотря на то, что подо Львовом живут жена и двое детей, с которыми мужчина в прекрасных отношениях. С профессиональным беженцем Еврорадио знакомится случайно. Хорошо одетый мужчина средних лет уже неделю живёт на Минском железнодорожном вокзале. Приехал проверить, какие условия для мигрантов предлагает Беларусь. Уже в первый день понял, что здесь оставаться не будет. Задержался, чтобы немного посмотреть город. Фотографироваться мужчина отказался, мол, мало ли что! А вот рассказать свою историю согласился с удовольствием.


Еврорадио: Как вы стали профессиональным беженцем?

РЕКЛАМА


Игорь: Это случилось, считайте, случайно. В 1993-1994 годах я работал в Польше и Чехии. Наш наниматель был нам должен большие деньги за работу. И вот он говорит: «Хочешь, я тебе расскажу одну вещь, ты мне всю жизнь благодарен будешь, а за это я больше не буду тебе должен деньги?». И рассказал, как был нелегальным мигрантом в Баварии, предложил мне поехать туда и спокойно там себе жить. Я заинтересовался.

Помню 1994-й год, осень, двадцатые числа октября… Даже помню города, чтобы нелегально перейти границу: Домажлицэ, оттуда на деревню Максау и дальше лесом пошёл в Баварию. Он мне нарисовал карту. Там, кстати, очень хорошие карты в магазинах продаются. У нас таких не найдёшь, даже видно, где какие деревья. Пошли мы вдвоём с другом, пацаны лет по 25. Взяли с собой мармелад, всё в тюбиках — набор шпиона (улыбается). Обязательно нужно взять новую одежду, всё полностью: ботинки, брюки, куртку.

Всю свою одежду маскировочную — в мешок и в воду. Вышли на трассу, поймали школьный автобус, едем. Переодетые, аккуратные, всё как надо. Доехали до Кёльцинга, оттуда до Регенсбурга, а дальше — уже на Мюнхен. В Мюнхене мне уже известен адрес: Untersberg Strasse, 67 — приёмный пункт беженцев. Там, кстати, рядом есть церковь, русская служба начинается в 14 часов, украинская — в 16. Все монахини в основном из Аргентины, сами украинки, а живут в Германии.

Пришли мы туда сдаваться, но паспорт нужно заранее уничтожить.


Еврорадио: То есть в самом начале ещё?


Игорь: Да! Ты уже другой человек. Иванов, Петров, Сидоров, житель РФ, Казахстана, любой, но не настоящий… чтобы не было проблем. Если ты спрячешь свой паспорт, то он всегда может случайно попасть куда-нибудь не туда. Там без паспорта ты король, с паспортом — проблема. То есть всё не так, как у нас, всё наоборот.

Сдаёмся в этот приёмный пункт и говорим, что документов нет. У нас спрашивают, кто вы. Герр Иванов и герр Петров. И нас сразу направляют есть. Русскоязычные сразу бегут к русскоязычным. К нам пришли знакомиться две грузинки, одна из них журналистка в прошлом. Десять дней в этом лагере решают, куда тебя отправить. Нас в результате отправили в город Кэмптен около швейцарской границы.

Там были три месяца. За это время у нас взяли три интервью. Первое интервью о том, как доехали. Второе интервью — мотив, почему решил уехать, сдаться… Они могут быть политические, религиозные, моральные и то, что мало кто знает — по болезни. Человеку, у которого ребёнок заболел, у самого какая-то тяжёлая болезнь… то, что на родине лечится слабо, или вообще не лечится, можно сдаться туда. И его будут лечить в течение года, не будут спрашивать о документах, дадут отель, будут платить что-то около 300 евро…

И вот там мы жили три месяца вместе с беженцами из Марокко, Камбоджи, Вьетнама… короче, общаешься с абсолютно разными людьми. Меняешься там моментально. В основном все мигранты там очень лояльны друг к другу, дружат и конфликтов почти не возникает. Я там даже судил футбольные матчи между Афганистаном и Ираном. Питание на высшем уровне: мясо, курица, всё что пожелаешь. Три раза в день кормят. Бери сколько хочешь! Стоят огромные тазы с сахаром, чаем, кофе, молоком, какао…

Распорядок такой: утром позавтракал и идёшь гулять в город, приходишь — обед, поел и снова в город, а там уже ужин.

Еврорадио: А были там люди, с которыми вы действительно дружили, а не просто проводили время?


А все мигранты живут за пособие и воруют, потому что ничего за это не будет.

Игорь: Я дружил там с мужчиной из Ливана, из Дамаска. Он старше был, такой солидный, с сундуком… Мистер Джамиль. Он просил убежища где-то в 15-ти странах. Двадцать лет не был дома, уже дети выросли, у него были три дочери. В основном раньше он работал в Заире на приисках алмазных. Он много рассказывал о своей жизни. Но через три месяца есть такое понятие, как трансфер, поэтому мы с ним разъехались.

РЕКЛАМА

В основном в Баварии оставлять не хотят, распределяют по всей Германии и могут направить в небольшую деревню на тысячи две населения. Но нас с другом распределили в Брауншвайк, который считается большим городом. Там было неплохо. Там я познакомился с выходцами из Грузии, которых очень много было. А все мигранты живут за пособие, оно повсюду разное: 300 евро в месяц, 147… кстати, в Баварии очень маленькое — 47 евро. А по закону, работать ты не можешь в течение трёх лет, просто нет такого права. Поэтому все мигранты воруют.

Одеваются все в магазинах, едят в магазинах и т.д. Короче, за три года все привыкают воровать и уже потом попросту не хотят работать. Они сами виноваты, потому что по их законам мигрантам за это ничего не будет. В Баварии жёстко, там сажают, могут на год даже. И тюрьмы там очень тяжёлые, знаю на собственном опыте. А вот в восточных землях хорошо.

Короче, трансфер, приезжаешь, тебе дают карточку для начисления пособия, дают медицинскую карточку, и ты свободен. Теперь ты уже Иванов Александр Петрович из Иркутска или Владивостока и живёшь в Германии. Откуда ты на самом деле, никто не проверяет. Раз в год дают писульку, с которой ты идёшь в российское консульство, там у тебя спрашивают: домой хочешь? Говоришь, что нет, и тебе дают бумажку, что ты был в консульстве. Через год повторяется то же самое. Тебе дают адвоката и, если ты ему ещё доплачиваешь 200-300 евро, то ты никогда из ФРГ не уедешь.



Еврорадио: А откуда деньги брать, если пособие такое маленькое и работать нельзя?


Игорь: Воруют мигранты! Я иду в магазин, беру три куртки Джорджио Армани и продаю их перекупам. Например, каждая куртка стоит 265 евро, продаю я их за половину цены и имею в кармане 500 евро. И это буквально за 20-30 минут. А как это украсть, тебя научат. Меня научили россияне, как упаковывать, как делать брони, чтобы не пищало… короче, это дело техники. А поймают, всё равно ничего не будет. Ну, составят протокол. В Саксонии двадцать неудачных попыток украсть — месяц тюрьмы. Как на курорте отдохнул, вышел, и за старое. После такого никто работать не будет. Такие у них законы для мигрантов.

А даже если ты и захочешь работать, тебя никто не возьмет. Потому что немца, который наймёт на работу беженца, оштрафуют на 50 тысяч евро… Кому это нужно?

Еврорадио: А вы возвращались домой? Почему?


Игорь: В первый раз уехал, потому что болела мать. Да и надоели эти гулянки, дискотеки постоянные… Есть Международная организация миграции, ты приходишь и говоришь: не хочу больше! Они тебе дают бумажку, ты идёшь, и в зависимости от срока, который ты был за границей, тебе дают деньги. За два года, что я у них жил, мне выдали 6700 евро. Никаких депортаций, ничего. Ты просто получаешь билет на самолёт, в аэропорту тебе дают деньги, и ты летишь домой. Такая система.

Кстати, некоторые сербы так и живут. У меня были соседи. Они приезжали семьёй. Я был один и, например, в Голландии получал 260 евро, в Германии — 200, в Норвегии — 500, в Швеции — 220, в Финляндии — 500 долларов. В Швеции хорошо то, что ты получаешь дом, а если умеешь водить машину, то и машину. Но все страны я ещё не объездил, пока ещё есть запас.

Так вот, мои соседи из Сербии! Пара и четверо детей. У них получалось помощи что-то около 4000 в месяц. Они полгода сидят вот так, а потом домой. Он мне говорил, что, когда возвращается домой, они живут «яко крали» пять лет, за собранные деньги и уплату за возвращение на родину.


Еврорадио: Так почему вы там не женились?


Игорь: Там жениться — не вопрос! Русская немка в Германии сама предлагает расписаться, мол, распишемся, и ты легализованный человек! Но зачем мне? Если я легализуюсь, то пойду в магазин, что-то возьму и меня посадят! Мне это невыгодно, мне выгодно быть беженцем! Кстати, я вот тут посмотрел на количество алкоголя позади барменов в минских барах… так это, наверное, только пятая часть моего домашнего бара в Германии. Поверьте, там ничего не хочешь ни есть, ни пить, ничего, только домой хочется.

Еврорадио: Но вы сейчас женаты, да?


Игорь: Да, я женился, когда вернулся в Украину. У меня родился сын, а потом поехал снова. Это очень тяжело морально. На этот раз, когда я уезжал, жена была беременна. Второй сын родился уже без меня. Сейчас младшему три месяца, а старшему исполняется семь лет.


Еврорадио: Так а зачем было уезжать?


Сербы после полугодовой миграции возвращаются домой и живут там «яко крали» пять лет.

Игорь: Потому что ты там живёшь и отправляешь домой деньги, одежду… ты полностью обеспечиваешь свою семью. Но, если вам кажется, что это всё просто, то нет! Ты же там один, тебя всё время тянет домой, к детям, к жене, а забрать их к себе пока возможности нет.

По этой причине очень многие беженцы начинают много пить. В общежитиях в основном мусульмане живут, и у них не принято пить, они все курят. Я прихожу, а у меня вот такая гора гашиша на столе (показывает руками горку высотой сантиметров 20 и диаметром 40. — Еврорадио). У них так принято.

И каждый день меня спрашивают, где моя семья. А с семьёй даже экономически выгоднее там жить. Мы бы там много могли зарабатывать! А жена у меня повар, готовит классно. Короче, за пять лет мы бы там с женой заработали выше крыши, чтобы нормально жить на родине.


Еврорадио: То есть перевезти семью и остаться где-то там жить навсегда – такой вариант не рассматривается?


Игорь: Я если бы оставался жить, то в каком-нибудь королевстве, княжестве или герцогстве. Очень мне понравилось в Люксембурге… совсем там всё по-другому. Нидерланды… Вот Германия, как будто всё у них хорошо и так далее, но Нидерланды! Когда была королева Беатрикс, я всегда ездил на все церемонии. Можно было на метров 10, а то и меньше к ней подойти, фотографировать, и никакой охраны. Всё так символично, так… короче, люди там совсем другие. Республики, президенты, канцлеры — всё это не то, при них другие люди. Мне население больше нравится, если оно при королях, герцогах…

А Нидерланды нравятся ещё и потому, что у них такое понятие, как статус. Мне уже давали прописку, но я этого не понял и уехал. А уехал — всё. А там бы я остался ради детей. У них спорт отличный. Такие возможности по кикбоксингу и футболу, что если ты здоровый парень, то не стать чемпионом — невозможно. Футбольный абонемент в школу Кумана, куда он сам даже приходит преподавать, стоит 10 евро в год. Футболистов там выращивают, как блох.

А в наших странах возможностей ноль. Богатый, денег много — это всё чушь, потому что важно окружение! У нас среда не способствует. А там живёшь себе спокойно… Я жил в небольшом городке Лютлхест. До 1984 года этой провинции вообще не существовало, её намыли, там восемь метров ниже уровня моря. И вот там проходит ярмарка яхт. И бабушки с дедушками ходят и выбирают себе яхту прикупить на пенсию — по 2,5-3 миллиона евро. Класс.

Там также дают билеты на изучение языка. Ты ходишь вместе с детьми, есть специальные классы. И тебе за это ещё и деньги платят. Есть такие, кто по десять лет в эту школу ходит и ни бум-бум (смеётся). А их внуки уже разговаривают, как на родном, и издеваются над дедушками.

Еврорадио: А почему вы в Беларусь приехали? Здесь тоже какие-то хорошие условия?


РЕКЛАМА

Игорь: Да никаких! Попробовал. Я люблю всё проверять на собственном опыте. Здесь мне сказали, что только жители из зоны боевых действий на востоке Украины. Мол, можешь обращаться в Россию, там без вопросов возьмут, потому что возраст призывной. Чтобы не пошёл воевать в АТО. А даже если бы меня и взяли в ваш лагерь для беженцев, меня там за неделю сожрали бы. Я же с запада, а там преимущественно восток. Да и не смогу жить с их менталитетом.

Так что, буду возвращаться в Европу. Но в планах у меня попробовать добраться до Канады. Там условия отличные. Если ещё и семью получится перетянуть, так вообще… Там беженцам можно брать большой кредит. Если с семьёй, то около миллиона долларов можно будет взять. А потом через границу в Штаты, и домой. Мне хватит этих денег до конца жизни. А я знаю, что если я задумал, когда-то себе сказал, то так оно и будет.


Еврорадио: В Беларуси вы давно?


Игорь: Неделю. Живу на вокзале. Но уже буду уезжать. На днях меня чуть не приняли за бутылку вина, которой я грелся, спрятавшись в парке. Выпивал из кармана, тихонько, а они подошли и давай. Но отпустили.


Еврорадио: Вы сказали о менталитете восточных украинцев. А что, белорусы сильно отличаются, если вы подумывали об эмиграции сюда?


В Германии есть даже целые посёлки, где живут одни русские, туда даже полиция не ездит.

Игорь: Белорусы — что-то среднее между немцами и литовцами. Они такие ровные, размеренные, спокойные… А восточные украинцы… они такие, знаете, как русские в Германии. Они там никому не нужны. У них много проблем, они пьют, спиваются, употребляют метадон. Там комфортные условия, чтобы человек умер. В Германии русские умирали пачками. Тебя всем там обеспечивают, но если ты слабохарактерный, если не понимаешь, если попал в такое наслаждение и не держишь себя в руках — всё. В месяц по 25-30 человек хоронили.

Но есть много и тех, кто более умный, что выживает. Есть немало и тех, что вообще не признаётся, что русский и знает русский язык. Если хочешь нормально жить, лучше делать именно так. Я однажды попал в гости к русским и был шокирован. На квартире оружия было невпроворот. У них там свои бандитские группировки, которые арендуют склады и краденое переправляют домой контейнерами. Кстати, в Скандинавии есть очень крупная группировка белорусских беженцев, которая этим занимается. Они сюда переправляют одежду и прочее, а тут, видимо, реализуют…

В Германии есть даже целые посёлки, где живут одни русские, туда даже полиция не ездит. Разве только если кого-нибудь убьют. Я был в такой деревне, мне в шутку предложили съездить в Россию, и я согласился. Это земля Баден-Вюртемберг, столица которой Штутгарт. Там вообще очень много мигрантов проживает, в основном греки и итальянцы, там даже большинство магазинов с их национальным колоритом.


Еврорадио: А детей своих будете учить профессиональному беженству?


Игорь: Я не хотел бы, чтобы они повторяли мою судьбу. Я хочу, чтобы они были легализованы, но учить буду. Просто, чтобы знали, что и как бывает. Чтобы знали, и на собственном примере не проверяли. А мало ли что, может, это им и пригодится когда-нибудь.

А сам я буду всю жизнь беженцем. Много в этом романтизма, понимаете. К этому привыкаешь и всё, другая жизнь уже кажется неинтересной. Да и с медициной там всё хорошо. Даже стоматолог. Нужно, чтобы у тебя не было шести зубов. Что хочешь делай, хочешь — выбей их. И тогда пишешь заявление и идёшь бесплатно лечить. Всё лучшее поставят! А один раз лежал в одной палате с богатым немцем. Может, даже миллионером. И отношение к нам одинаковое было. Ну и как, скажите, от этого отказаться?

Честно вам скажу, я могу любого человека подготовить к миграции. Чтобы он не набивал тех шишек, которые я набивал, а вариантов там для этого много (улыбается)!

Еўрарадыё

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up