Новости / Общество

Председатель суда в Барановичах: «Если бы все так было просто, место судей заняли бы компьютеры»

1.10.2015, 13:11 / remove_red_eye 673 / chat_bubble

Николай Кмита – председатель суда Барановичского района и г. Барановичи, рассказал Intex-press о том, чем отличаются вчерашние и сегодняшние преступники, почему в работе судьи важен человеческий фактор, а также зачем у него на столе лежит диктофон.

Профессия

У меня была детская мечта – работать в милиции. В 60–70-е годы полстраны хотело быть космонавтами, военными, милиционерами. Каждый мечтал бороться со злом. Поэтому после 8-го класса я пошел в отдел и сказал, что хочу работать милиционером. В ответ услышал: «Ты сначала отслужи в армии». Отслужил, поступил на юрфак в Саратов, где жила двоюродная бабушка. До последнего планировал идти в милицию. И на предварительном распределении получил направление в отдел внутренних дел г. Сочи. Но отговорила жена.

В те годы (нач. 80-х XX века. – Авт.) в сочинской милиции было неспокойно, то и дело кого-то ловили на взятках и снимали с должностей, а в городе была напряженная криминогенная обстановка. Или убьют, или посадят – так жена и подтолкнула меня на распределении воспользоваться правом выбора, благо «красный» диплом да нахождение в тридцатке лучших выпускников это позволяли. В результате я поехал на работу в суд г. Новгорода, где с 1 августа 1984 года и началась моя карьера. Потом были Ляховичи, а последние 13 лет я в Барановичах.

РЕКЛАМА

Страх

Наверное, каждого судью преследует страх ошибиться. Осознание того, что твое решение может отправить невиновного человека за решетку, поднимает планку ответственности на такую высоту, что по ночам не спишь, все думаешь: виновен или не виновен, оправдать или наказать, все ли учел и правильно ли понял… А если решаешь наказать с отсрочкой исполнения приговора, а бывший подсудимый совершает потом еще более тяжкое преступление, тогда вообще не находишь себе места. В голове крутится одна мысль: есть ли в этом твоя вина или нет?

Преступники: вчера и сегодня

Не скажу, что преступления стали более жестокими. Раньше, наоборот, было больше убийств, изнасилований. Правда, наркотиков было меньше.

А вообще как-то сместилось все. Теперь не зазорно украсть у соседа. А раньше, особенно в деревнях, чтобы человек залез к соседу в подвал и украл заготовки – такого вообще не было. Мог украсть в другой деревне, это да. Но не там, где живет.

Да и преступники раньше были подкованнее, что ли. Даже с мелким хулиганом можно было поговорить о чем-то серьезном. А еще ему, как правило, было стыдно за свое правонарушение. И он всегда старался оправдаться. А теперь приходят ко мне такие «подопечные» и только руками разводят «ну, получилось так». И никакого раскаяния, только пустые глаза да желание вывернуться.

Попытки воздействовать

За 31 год, что я работаю в суде, прямых попыток надавить на меня в пользу принятия того или иного решения не было. А вот косвенно воздействовать пытались. Правда, навязать мне какую-то точку зрения тяжело. Я сразу пресекаю любые попытки. Для этого я даже обзавелся диктофоном, он у меня всегда лежит рядом. Только кто-то начинает выходить «за рамки», я включаю диктофон – и все. Больше никаких вопросов.

Пытались воздействовать «в обход» – через родных, близких, друзей. Но родные и близкие, к счастью, понимают суть моей профессии и стараются оградить меня от ненужных контактов.

Человеческий фактор

Судья – тоже человек, и ему есть о чем пожалеть, есть о чем подумать. Он, как и все, сожалеет о каких-то своих поступках и каких-то ошибках. Если бы все так было просто в нашей работе, место судей заняли бы компьютеры. Представьте: есть программа, где все разложено по полочкам – сколько раз судим, за что, сколько отбыл. Машина высчитала и все – готов приговор. Но ведь нигде такого нет! А почему? Потому что важен человеческий фактор. Важно учитывать, что совершению преступления могут сопутствовать различные нюансы и причины. Ведь преступники, в большинстве своем, это люди, которые оказались в нестандартной ситуации. И это надо понимать и учитывать.

Жизнь

Когда целый день тебе приходится работать с не лучшими, скажем так, представителями общества – пьяницами, наркоманами, хулиганами, ворами и т.д., то нетрудно начать думать, что все вокруг такие. И тут главное – не ожесточиться, не обозлиться на окружающих, не начать с подозрением относиться ко всем.

Бывает, идешь, а человек на улице милостыню просит. «Ну, что же ты, почему на работу не устраиваешься?» – возникает непроизвольная мысль. И тут же внутренне себя одергиваешь. Ведь каждый может оказаться в такой ситуации. Сегодня ты находишься высоко, а завтра упал, и кто знает, кем будешь. Чтобы оказаться на улице и стоять с протянутой рукой, не обязательно пьянствовать.

Аура

Когда человек приходит ко мне, я в первую очередь обращаю внимание на его ауру. У каждого она есть и у каждого разная. На одного человека смотришь, и хочется улыбаться, на другого – хочется побыстрее закончить разговор от ощущения дискомфорта. Я чувствую, какой человек передо мной. Возможно, это связано с опытом – все-таки столько времени общаюсь с разными людьми. Но при всем этом первому впечатлению я все же не доверяю, и это тоже, наверное, профессиональное.

Счастье

РЕКЛАМА

Для меня счастье – это работа плюс семья. Но семья всегда на первом месте. Семья – это уют, спокойствие и возможность отвлечься от работы. Потому что только там, среди родных людей, ты можешь снять напряжение. И что важно – можно просто помолчать. А такое семейное молчание только объединяет.

Праздник

Самый любимый праздник – это день нашей с супругой свадьбы. Познакомились с ней в Саратове. Проучились три года по соседству, ее колледж находился от моего института буквально в 150 метрах, и ни разу не виделись. А потом судьба свела – оба от учебных учреждений поехали на экскурсию в Чехословакию, там и познакомились.

Этот праздник я люблю, наверное, потому, что этот день мы никогда шумно не отмечаем. Обычно вдвоем идем в кафе, садимся, чтобы нас не было заметно, и вспоминаем молодость, возвращаясь в те годы, когда только познакомились. Танцуем. И говорим, говорим, говорим…

Победа

В детстве зимой мы компанией любили играть в хоккей. Наша команда почти всегда проигрывала. Помню, родители купили мне коньки – и вот тогда мы выиграли. Ноги от коньков болели страшно, ведь ездить на них я еще толком не умел: еду, падаю, поднимаюсь и снова еду. Но шайбу я тогда забил! И вот это чувство победы – ведь до этого проигрывали-проигрывали и вдруг победили – я больше никогда не ощущал.

Мечта 

Знаете, я не любитель рыбалки. Потому что, сидя на берегу в ожидании клюнет не клюнет, теряешь много времени. И мне жалко этого времени. Поэтому я мечтаю, что как только выйду на пенсию, тогда-то я и буду рыбачить, рыбачить и рыбачить. Торопиться тогда уже мне будет некуда, да и не нужно.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up