Автор: Николай АНИЩУК

12:12, 9 сентября 2014

Экономика

remove_red_eye 90

Пенсионная реформа: как помочь белорусам безбедно встретить старость

Какая пенсионная система позволит каждому белорусскому пенсионеру получать ежемесячно на руки тысячу долларов — об этом рассуждает экономист, руководитель научно-исследовательского центра Мизеса, исполнительный директор АЦ «Стратегия» Ярослав Романчук.

– Ярослав, есть такая грустная шутка: «хороший белорус – это тот, кто исправно платит все налоги, правильно голосует и умирает в день выхода на пенсию»…

К 2020-2025 году каждому работающему придется кормить себя и отчислять на содержание одного пенсионера.

– Такая концепция – мечта государства, поскольку освобождает его от головной боли. С другой стороны – вряд ли с ней согласятся миллионы пенсионеров и ныне работающих, которым хотелось бы иметь систему, гарантирующую определенный уровень достатка после выхода на пенсию.

РЕКЛАМА

Государственная распределительная пенсионная система – это вообще-то система обмана. Ты платишь налоги, а после выхода на пенсию тебе обещают некие денежные выплаты.

Причем налоги – это не только те 34% и 1% отчислений в Фонд социальной защиты, которые платят, соответственно, работодатель и работник. Налоги заложены и в ценах на товары. Их, в конечном итоге, платят все.

Если бы при существующей у нас системе на одного пенсионера приходилось сто работающих, то ситуация была бы терпимой. Но сегодня соотношение у нас – 1,6 работающих на каждого пенсионера. А к 2020-2025 году каждому работающему придется кормить себя и отчислять на содержание одного пенсионера.

При этом белорусы всю жизнь делают отчисления, якобы на свою пенсию. Но их пенсионных денег нет, они нигде не накапливаются. Государство все уже проело.

С какой доходностью работает государственный пенсионный фонд? Плюс один процент? Плюс два? Нет. Минус пятнадцать-двадцать процентов. Потому что эти деньги направляются на текущее потребление государства.


– А потом представители того же государства говорят, что в сложившейся ситуации остается только повышать пенсионный возраст. Такое предложение звучит периодически с разных этажей властной пирамиды.

Порядка 65% своих пенсий люди тратят на питание.

– Если не менять фундаментальных правил, то выхода два: повышать возраст выхода на пенсию или сокращать размер выплат. Хотя куда уж сокращать – и так порядка 65% своих пенсий люди тратят на питание.

Можно ликвидировать льготы для тех, кто выходит сегодня на пенсию после 20 лет работы – для шахтеров, военных, работников МВД. И то, и другое, и третье – решения непопулярные. А других-то вариантов нет.

Независимо от того, сколько белорус сегодня отчисляет налогов, размер его пенсии будет определяться экономической ситуацией на момент выхода на пенсию.

Можно изменить саму формулу расчета пенсии. Сначала пенсию начисляли исходя из заработка за последние пять лет работы. Потом — за десять. Можно взять период в двадцать лет, причем считать так, чтобы было выгодно Фонду соцзащиты, а не самому человеку. Но и это особо ситуацию не поправит.

Независимо от того, сколько белорус сегодня отчисляет налогов, размер его пенсии будет определяться текущей ситуацией на момент его выхода на пенсию: от того, как будет работать экономика, будет она расти или падать, какова будет демографическая ситуация.


– То есть от того, на что влиять я никак и не могу…

– Не можешь. Но с такой демографической ситуацией, как у нас, хорошей пенсии при нынешней системе и быть не может. Так что будем мы с тобой получать свои 200–250 долларов. В лучшем случае.

Государство, понятное дело, опасается начинать чистить эти пенсионные «авгиевы конюшни», потому как Бог его знает, что оттуда посыплется.

РЕКЛАМА


– Ну а если все же решится разгребать? Какой есть выход при условии, что учитывать нужно столько негативных факторов – и демографическую ситуацию, и общее состояние экономики?

Человек получает индивидуальный накопительный счет, который передается по наследству, что очень важно.

– В Беларуси не получится сделать реформу, просто скопировав какую бы то ни было систему – немецкую, польскую. Почему? Потому что в этих системах есть ограничения. Допустим, в Польше пенсионные деньги по закону можно инвестировать только в национальную экономику, в государственные ценные бумаги. В итоге происходит искусственное надувание фондового рынка.

Что делать нам? Во-первых, нужно изыскать резервы на выплату пенсий нынешним пенсионерам. Их около 2,6 миллиона человек, и надо нам для этого порядка 7 миллиардов долларов в год. Подход тут простой – ликвидировать Фонд соцзащиты как независимую структуру и перевести пенсионные выплаты в разряд несеквестируемых, т. е. несокращаемых расходов республиканского бюджета. Деньги на выплату пенсий будут идти из общих поступлений в бюджет. Повышать налоги на зарплату дальше некуда, поскольку они — существенное препятствие для развития бизнеса, экономической активности.

Пенсионеры получают деньги из бюджета. Бюджет у нас – 31 миллиард долларов, и найти там 7 миллиардов для пенсионеров – не великая проблема. Способы доставки этих денег могут быть простые – скажем, некий пенсионный департамент просто механически рассылает средства на счета пенсионеров или перечисляет их через почту. Так что нынешние пенсионеры будут получать пенсию из «общего котла», и это будет справедливо. При этом мы уменьшаем налоги на зарплату и не увеличиваем пенсионный возраст.

Если бы наша пенсионная система была такой, как, допустим, в Чили, то при выходе на пенсию у человека было бы на счету около 120 тысяч долларов в ликвидных бумагах.

Второе – запуск настоящей накопительной пенсионной системы. Важный нюанс тут – возможность выбрать оператора, который будет заниматься твоими деньгами. Деньги собираются в пул, проводится конкурс на то, кто этими средствами будет управлять – это может быть и белорусская компания, если у нее есть необходимый опыт, и иностранная. Определяются расходы на администрирование системы – процент или два, допустим. Определяется доходность, способ управления рисками – нельзя, скажем, вкладывать более 15% от общей суммы в один инструмент на конкретном финансовом рынке. То есть предусматривается диверсификация по инструментам, по надежности инвестиционного рейтинга бумаг. В остальном – свобода действий.

Человек, которому до пенсии остается 10–15 лет, может открыть счет в таком пенсионном фонде и отчислять туда часть зарплаты. Для этой категории людей – это добровольное решение. Сколько отчислять? Это может быть 10% от зарплаты, как в Чили. В некоторых других странах – 8%. Человек получает индивидуальный накопительный счет, который передается по наследству, что очень важно.

А вот для тех, кто только начинает работать, такие отчисления следует уже сделать обязательными.

При этом пусть будет минимальная государственная пенсия. Только потому, что ты – гражданин Беларуси. Все, что свыше – зарабатываешь сам. Ты волен выбирать управляющую компанию. Компания эта, заметим, не владелец денег, то есть риски, что она забирает средства и удирает, исключены. Государство лишь следит за работой управляющих компаний через надзорную структуру. Или компании, если мы решим, что для нашей страны достаточно одной управляющей структуры.

В Чили средняя доходность за 30 лет была порядка 9%. То есть после 20 лет пребывания в частной пенсионной системе люди получат сумму процентов, которая превышает сумму ежегодного вклада. Такую реформу реально провести за 25 лет. Но чтобы пенсионная система заработала, в стране должен действовать полноценный финансовый рынок.


– Насколько реально не потерять эти сбережения при нашей инфляции?

Пенсионные сбережения – это деньги людей, а не деньги государства.

– У государства в лице правительства, Минфина, Нацбанка какая забота? Стабильность бюджета, отсутствие оттока капитала, платежный баланс. Для них это – задача номер один.

А задача пенсионных денег – быть в сохранности и прирастать.

Все зависит от того, какую задачу мы считаем приоритетной. Если вторую, то пенсионный фонд (или фонды) должен иметь право управлять деньгами на мировом рынке. Так мы избавляемся от рисков инфляции, девальвации. Деньги-то не в белорусских рублях. А вложены в акции успешных компаний, таких как Google, Twitter, в другие успешные проекты. Пенсионные сбережения – это деньги людей, а не деньги государства. Аморально вводить ограничения на их отток из страны.


– Нам возразят: так белорусская экономика, дескать, теряет кучу денег. А это же могли быть инвестиции в отечественное производство….

– Это опять точка зрения правительства. Но есть право собственности человека. И его нельзя нарушать. Человек может сам выбрать – вкладывать ему в белорусскую экономику или нет. Люди наконец-то станут финансово грамотнее, поскольку в этом будет реальная необходимость. А белорусские предприятия поймут, что есть возможность получить «длинные» деньги – ведь средства пенсионных фондов – это «длинные деньги». Пусть стараются их привлечь, дают хорошие проценты, участвуют в работе финансового рынка на общих основаниях.


– Люди любят цифры. Можно ли подсчитать – сколько белорусский пенсионер имел бы в месяц при такой пенсионной системе? Чтобы сравнить с нынешними суммами и оценить, скажем так, упущенную выгоду?

– Очень просто подсчитать. Это чистая арифметика. Если бы наша пенсионная система была такой, как, допустим, в Чили, то при выходе на пенсию у человека было бы на счету около 120 тысяч долларов в ликвидных бумагах. В договоре написано – ты получаешь, скажем, 30 тысяч долларов одномоментно, а дальше, в зависимости от продолжительности жизни, каждый месяц определенную сумму. Причем деньги в это время продолжают работать. В среднем каждый пенсионер получал бы на руки около 1 тысячи долларов каждый месяц.

 

Справка «Завтра твоей страны»

Как показали данные национального опроса населения, который в рамках проекта «Рефорум» по заказу Белорусского института стратегических исследований (BISS) провела в марте – апреле 2014 г. компания «Сатио» (опрошено 1350 человек от 16 лет и старше), социальное обеспечение вслед за здравоохранением считается в белорусском обществе приоритетной сферой реформ.

В большинстве случаев (55,3% ответов) белорусы готовы были бы терпеть негативные последствия реформ в течение 5–7 лет ради благополучия своих детей в будущем, хотя и на высокий уровень жизни лично для себя тоже многие рассчитывают (47,8%).

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up