Автор: Наталья СЕМЕНОВИЧ

9:18, 30 августа 2014

Общество

remove_red_eye 286

«Один Герой в Барановичах уже есть, если еще два – будет слишком много»

Светлана Журавлевич, рассказывая о своем супруге, с которым она прожила в браке практически 25 лет, волнуется, а ее голос постоянно срывается. 

– Мы с Сашей оба из семей военнослужащих. Судьба свела нас в одном из военных городков Одесской области. Я тогда училась  в 9 классе, Саша – в 10-м, выпускном. Отец Саши был летчиком, и он  тоже мечтал об этой профессии. Правда, в детстве во время поездок в транспорте его постоянно укачивало, и родители предполагали, что Саша выберет другой путь. Но он все-таки пошел в авиацию.

На выпускном в авиационном училище, куда я приехала вместе с его родителями, Сашу распределили в Хабаровский край. «Ты поедешь со мной?» – спросил он. «Это как?» – поинтересовалась я. «В качестве жены». Расписались буквально через неделю.

Александр и Светлана Журавлевич с дочерью Ольгой.

РЕКЛАМА

Александр и Светлана Журавлевич с дочерью Ольгой.

В Хабаровском военном округе  нас распределили еще дальше – на Сахалин, где прослужили три года. Потом были три года на Курилах. В Барановичи мы приехали в 1990 году. Сначала была служба здесь, затем в Америке, где Саша закончил колледж военно-воздушных сил. Вернулись сюда в самую разруху, когда армия переживала сложнейшие времена. Многие уходили из-за нищенской зарплаты в 30 долларов. Прожить было очень сложно. Были мысли: уйти – не уйти. «Я ничего другого не умею. Я люблю летать, я люблю эту работу, будем как-то выживать», – сказал он и остался в авиации.

Есть люди, которые могут без неба, Саша – не из их числа. Он из тех, кто даже в глубоко зрелом возрасте остается мальчишкой, влюбленным в небо, в самолеты. Помню – осень, пасмурно, туман. Едем в машине, и он с таким восхищением говорит: «Света, ты не можешь себе представить, у нас туман, а я сегодня прорвал облако, и там такое солнце! Облака такие воздушные, и я в них плаваю…» Я на него смотрю и думаю: «Боже мой, какой мальчишка! Мальчишка с проседью в голове». Для него небо и самолеты – это была не работа, это была его жизнь.

«Для меня Саша – герой, независимо, есть звание или нет»

Когда Саша вместе с Марфицким отправлялся на авиашоу в Радом, никаких предчувствий, что что-то случится, не было. Их двойка была уже слаженной, они не раз участвовали в показательных выступлениях в Беларуси.
Накануне, 29 августа, Саша позвонил, сказал, что выступление по погодным условиям перенесли с субботы на воскресенье – отлетают и после обеда уже будут дома.

Александр Марфицкий и Александр Журавлевич, город Радом (Польша), август 2009 года.

Александр Марфицкий и Александр Журавлевич, город Радом (Польша), август 2009 года.

Утром 30-го, когда я собиралась на рынок, чтобы купить чего-нибудь вкусненького, произошло то, чему я до сих пор не нахожу объяснения. Когда я уже практически выходила из квартиры, зазвонил телефон. Поднимаю трубку – гудков нет. Кричу «Алло!», а какой-то странный автоматический голос мне говорит: «Вы сегодня крестили младенца». «Я?.. Нет», – отвечаю. А железный голос снова повторяет: «Вы сегодня крестили младенца?». Я положила трубку, подумала, может, ошибся кто-то или сбой программы произошел. А позже, когда приехали в Радом, от местных жителей я узнала, что в одном из крайних домов, от которого Саша с Марфицким отводили самолет, были крестины мальчика. Просто мистика какая-то…

У меня нередко спрашивают: вы осознаете, что ваш муж – герой? А для меня все летчики – герои. Потому что, выбрав эту профессию, каждый из них должен быть готов к тому, что однажды (не дай Бог, конечно) может возникнуть похожая ситуация и им придется сделать сложный выбор: собственная жизнь или жизни других людей.

Признаюсь, в первый момент, когда сообщили о трагедии в Радоме 30 августа 2009 года, у меня мелькнула мысль: «Он же тех людей не знал. Ну прыгнул бы и сейчас был бы рядом с нами». Но потом пришло осознание: с этим грузом Саша не смог бы жить. Другого выхода у него просто не было.

Когда все произошло, многие жители г. Барановичи, насколько мне известно, думали, что им присвоят звание Героев, военнослужащие и ветеранская организация собирали подписи. Потом сказали, раз они награждены орденами Мужества, то награждать за один поступок дважды вроде как не принято. Доходили еще и такие странные суждения, что один Герой в провинциальном городе Барановичи уже есть, если еще два – будет слишком много. Но лично для меня Саша – герой, независимо, есть звание или нет.

…Казалось бы, время прошло и боль должна была  утихнуть, хотя бы притупиться, но нет. До сих пор сложно говорить о нем в прошедшем времени. Для меня он просто улетел в командировку. Сначала на год, потом еще на год…

Материал в полном объеме читайте в газете INTEX-PRESS от 27 августа 2014 года.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up