Новости / Общество

Первые среди пьяных

7.06.2014, 9:30 / remove_red_eye 313 / chat_bubble

Всемирная организация здравоохранения назвала Беларусь самой пьющей страной в мире. Минздрав РБ с коллегами не согласен, хотя пристрастия белорусов к алкоголю не отрицает.

По данным экспертов ВОЗ, белорусы чаще остальных прикладываются к бутылке. Согласно опубликованному докладу,  каждый белорус выпивает 17,5 литра чистого спирта ежегодно. Министерство здравоохранения Беларуси эту информацию опровергает, ссылаясь на то, что в докладе оценивается потребление алкоголя за 2012 год.  Сегодня, по словам главного нарколога страны Ивана Коновалова, Беларусь входит в двадцатку стран, но никак не возглавляет этот список.

– Официальная статистика говорит, что потребление алкоголя в республике на сегодняшний день составляет 11,14 л на душу населения. В сравнении с 2012 годом потребление спиртных напитков снизилось на 11,2%, – заявил он  в программе «Главный эфир» на Первом национальном телеканале.

В то же время, по данным Белстата, с 2005 по 2012 годы число зарегистрированных случаев заболеваний алкоголизмом и алкогольными психозами только по Брестской области увеличилось с 1870  до 2102 случаев на 100000 населения.  

РЕКЛАМА

Главврач наркодиспансера: «Белорусы не умеют пить»

В кабинете заведующей наркодиспансером шумно.  Мужской голос за дверью убеждает докторов, что он компьютер, и требует, чтобы ему добавили памяти, иначе он взорвется.

В стенах диспансера такие пациенты не редкость. Попадают сюда как мужчины, так и женщины. Возраст больных от тридцати до восьмидесяти лет. Диагноз большинства – острая форма алкогольного делирия, или «белая горячка». Возникает, как правило, на второй-четвертый день после запоя и сопровождается различными галлюцинациями. Длительность ее в лучшем случае составляет от 2 до 5 дней, но может затянуться до двух недель. В этом состоянии больному требуется экстренная госпитализация, при особо сложных формах – реанимационная помощь, без нее дело может закончиться смертью больного.

– Генетическую предрасположенность к развитию синдрома алкогольной зависимости имеют около 30% белорусов, – говорит главный врач Барановичского наркодиспансера Юрий Навроцкий. – Проявится она или нет, зависит не столько от самого человека, сколько от его окружения и обстоятельств.

По словам Юрия Вячеславовича, главная беда  белорусов – отсутствие «культуры пития». Далеко не все непьющие родители объясняют своим детям, как вести себя в компании выпивающих сверстников. Как результат – увеличение подросткового алкоголизма.

Еще одной причиной, по которой население начинает пить, по мнению нарколога, является отсутствие занятости, так как труд –  это фундамент любой программы реабилитации зависимых больных.

–  Белорусы не умеют пить. Но не пить они тоже не умеют, –  вздыхает Юрий Навроцкий.

На учете в Барановичском наркологическом диспансере состоит более 3000 человек, и, несмотря на это, в нашем городе по-прежнему нет стационарного лечения.

Старое здание диспансера было закрыто в 2009 году. Тяжелых больных направляют на лечение в психиатрическую лечебницу д. Кривошин, которая находится в сорока трех километрах от города. Курс лечения длится неделю. За это время больному назначается курс усиленной психотерапии и ряд процедур.

Пациенты, прошедшие лечение, какое-то время после выписки находятся под наблюдением наркологов. На протяжении ближайших двух-трех лет их нельзя  считать  абсолютно здоровыми, состояние таких людей расценивают как состояние стойкой длительной ремиссии.

Для тех, кто осознает, что нуждается в помощи специалистов, но не хочет становиться на учет, в стенах наркодиспансера существует анонимное платное лечение.

Михаил Мамонько: «Никто не сомневался в том, что я умру…»

Почти двадцать лет назад с очередным  приступом «белой горячки» в Барановичский наркодиспансер попал Михаил Мамонько.

Мужчину  держали несколько санитаров. Он бросался на врачей с кулаками и кричал, что здоров. Уже не первый год Мамоня, так называли его знакомые, страдал  от алкогольных психозов.  Шумные застолья были неотделимы от образа жизни, который он вел.

РЕКЛАМА

– Моя мать говорила  мне, что такая жизнь до добра не доведет, – вспоминает он. – Но я не слушал ее предостережений, думал,  что удача всегда будет на моей стороне.

Мамоня действительно был везучим. Из большинства разборок он выходил целым и невредимым. Но однажды удача все же от него отвернулась – Мамоня сел в тюрьму за драку. Лежа в тюремной камере и думая о том, как много хорошего он упускает, Мамоня дал обещание жениться и начать новую жизнь: без разборок, выпивки и драк.

– Вдруг дверь камеры открылась, и надзиратель сказал, что я свободен, – говорит он. – Переступив порог, я предстал перед выбором: по одну сторону крыльца меня ждали друзья, по другую – мать и соседская девчонка. Я выбрал второе.

В браке родилась дочь. Жизнь постепенно начала налаживаться. Но даже будучи женатым человеком, Мамоня не мог порвать с прошлым. Ночами он кутил в кабаках, возвращался под утро. Жена спускала с рук измены мужа, молча надеясь на то, что он рано или поздно одумается. Они прожили неполные восемь лет. Решение развестись было обоюдным. В глубине души Мамоня понимал, что не сможет стать примерным семьянином, поэтому просто отпустил жену.

Когда в очередной раз он вышел из тюрьмы, оказалось, что полностью одинок. Пока отбывал срок, умерли его отец и мать, обзавелся семьей младший брат. От прошлой жизни не осталось ничего, кроме друзей. Мамоня снова начал пить.

–  Порой друзья замечали за мной кое-какие странности. В разговоре я часто оговаривался, вспоминая мертвых товарищей. Потом мертвецы «стали навещать» меня,  разговаривать со мной. Я видел их так же четко, как сейчас вижу вас.

Во время одного из таких приступов собутыльники Мамони вызвали машину скорой помощи. Врачи поставили диагноз: острый алкогольный синдром. С той поры Мамоня стал частым клиентом наркодиспансера. Несколько раз он допивался до беспамятства и попадал в реанимацию, но врачи возвращали его к жизни. Из человека алкозависимого он превращался в сумасшедшего. Врачи наркодиспансера  решили изолировать больного Мамонько от общества, поместив его в психиатрическую лечебницу деревни Кривошин.

– Когда умер мой сосед по палате, мой разум немного прояснился, и я услышал разговор врачей, которые говорили, что меня скоро ждет та же участь. Никто не сомневался в том, что я умру. Я помню, как вернулся в палату и впервые в жизни встал на колени. Я просил прощения у Бога за все зло, которое совершил, как вдруг комнату наполнил мягкий свет и вся жизнь пробежала у меня перед глазами –  я закрыл лицо руками и заплакал, – вспоминает мужчина.

Михаил Вячеславович не пьет уже 18 лет. Вместе с женой он воспитывает троих детей, ходит в церковь, а по выходным помогает в реабилитационном центре, который располагается в старом здании детского сада по улице Гаевой. Здесь находят приют те, кому некуда больше идти. На примере собственной жизни Михаил помогает людям обрести веру в свои силы.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up