Автор: Людмила СТЕЦКО

9:13, 5 апреля 2014

Общество

remove_red_eye 254

«Не важно, бомж или профессор – отношение ко всем одинаковое»

Анна Короб переехала из нашего города в немецкий Хайдельберг почти три года назад. За это время она успела отвыкнуть от белорусских драников, но с легкостью привыкла к уважительному отношению и научилась улыбаться.

Как, не зная ни слова по-немецки, стать своей в чужой стране, Анна рассказала «IP».

О переезде

Я всегда мечтала путешествовать, но возможности не было. Когда училась на третьем курсе БГЭУ, подруга рассказала, что есть такая программа au-pair – «Гувернантка в другой стране», по которой каждый желающий может поехать на год за границу, работать там и учить язык. В школе и университете я углубленно изучала английский, по-немецки не знала ни слова, но решила – это шанс, который нельзя упускать.

РЕКЛАМА

Немка, которая помогала в поисках работодателя, дала месяц на то, чтобы выучить язык. Я пошла на курсы в Барановичах, но что за такое короткое время они могли дать? Алфавит и самые элементарные фразы – все, что я выучила.

На собеседовании в посольстве я ответила только на три вопроса из десяти, большинство я просто не поняла. До сих пор не понимаю, как получила визу, просто чудо какое-то.

О том, что я бросаю университет и уезжаю на целый год, дома сказала буквально за месяц до отъезда. Конечно, все были в шоке. Говорили, вдруг тебя в рабство продадут. Но потом смирились.

О первой работе

Я попала в город Хайдельберг на юге Германии. Это, можно сказать, город туристов и студентов, по размеру примерно такой же, как Барановичи. Мои работодатели – очень богатые люди. У мужа своя фирма, его жена – стюардесса в престижной авиакомпании. Она часто улетала, и в это время я должна была присматривать за их восьмилетним сыном: кормить, отводить в школу, играть и укладывать спать. Условия работы были четко прописаны. Я жила в их доме, питание и страховка – за их счет, мне платили жалование – 260 евро в месяц. Рабочая неделя – 30 часов, каждую неделю предоставлялось два выходных.

Первые полгода общались только на английском. Семья хорошо владела языком, даже ребенок говорил изумительно. Мне было легко. Но потом я сказала: стоп, хватит, нужно учить язык. Первое время мои работодатели очень смеялись с моего ломаного немецкого. Своих ошибок не вспомню, но с подругой пару случаев смешных было. На немецком слова «кормить» и «сжирать» звучат похоже. Подруга хотела сказать «можно я покормлю вашу кошку», но употребила не то слово. Получилось «можно я сожру вашу кошку».   

Скучала я первые два месяца: чужая семья, никого не знаю. В выходные сидела дома. Но потом узнала, где находится церковь – я человек верующий и для меня это важно, и там познакомилась с друзьями. С тех пор мы вдевятером объехали 12 стран, включая Африку, постоянно ходим в рестораны, кафе, боулинг – возможностей отдохнуть тут очень много и цены невысокие. Сейчас, когда мама спрашивает, скучаю ли я по Барановичам, говорю: «Извини, но – нет».

О том, что удивило

Самым удивительным поначалу для меня было то, что на улице с тобой здороваются и улыбаются. Даже незнакомые. В магазине кассир, пока тебя рассчитывает, ни на кого другого не обратит внимание. Лишь когда, рассчитав, продавец поможет сложить покупки, поинтересуется, все ли устроило и пожелает хорошего дня, он перейдет к обслуживанию другого покупателя.

 

Об отношении к Беларуси

Немцы очень интересуются тем, как мы живем. К моему удивлению, они знают о Беларуси. Минск и Лукашенко – первые два слова, которые они называют, слыша название нашей страны. Но представление о Беларуси мало соответствует действительности. Когда я приехала с ноутбуком и телефоном, немцы были удивлены, что у меня есть техника.

В их представлении Беларусь – чуть ли не Африка. Они считают, что если ехать к нам, то с собой бочками воду нужно везти, потому что она у нас грязная. И прививки нужно делать, чтобы болезней не подхватить. А еще они нашего президента очень боятся. Слышать такое неприятно. Я всегда старалась преподнести Беларусь с лучшей стороны, показывала фото Минска, немцы были очень удивлены.

РЕКЛАМА

За 300 евро Анна Короб провела целую неделю в Африке,  в числе различных развлечений были прыжки с парашютом. Марокко, май 2013 года.

За 300 евро Анна Короб провела целую неделю в Африке, в числе различных развлечений были прыжки с парашютом. Марокко, май 2013 года.

О немецких детях

Немецкие дети намного самостоятельнее, чем наши. Уже в младших классах у них проводят различные конференции, где детей учат высказывать свое мнение. В моей семье восьмилетний мальчик мог рассказать об экономическом положении почти любой страны! Возможно, их самостоятельность – следствие того, что немцы не сюсюкаются с детьми, как мы, а уже с трех лет обращаются с ними, как с маленькими взрослыми.

Физические наказания в Германии запрещены. Штраф родителю, ударившему ребенка, около 3000 евро. Дети это знают и сдадут родителей, в случае чего. И родители с детьми всегда стараются договориться. В качестве наказания детей могут лишить карманных денег или запретить пойти куда-нибудь.

 Об отношениях в семье

В немецкой семье глава почти всегда женщина. Немки очень властные, в случае развода получают почти все, поэтому немецкие мужчины, прежде чем сделать предложение, триста раз все обдумают. Ухаживать так, как наши, немецкие мужчины не умеют. Сами женщины их приучили к этому. Не раз видела, как они возмущались, когда мужчина открывал перед ними дверь или подавал руку. Но если немец женится, он будет прекрасным мужем и все сделает для жены. Чаще в семье оба супруга работают.

Нет стереотипов, что женщина должна мужчину обстирывать, готовить ему, за ребенком смотреть, а муж только работать. В Германии, если муж учится, а жена зарабатывает, в обязанности мужчины входят и уборка, и готовка.

О медицине и своем будущем в ней

От уровня медицины в Германии я просто в восторге. После работы в семье я устроилась волонтером в клинику, полгода работала в отделении для недоношенных детей. Современное оборудование позволяет выхаживать детей с 21 недели беременности. Самый маленький наш пациент весил всего 270 граммов!

Плюс отношение к пациентам не сравнить с тем, что в Беларуси. Беременная женщина может выбрать не только палату и клинику, но даже какие цветы на стенах будут нарисованы. И не важно, это женщина с улицы или жена депутата, отношение ко всем одинаковое.

Памперсы, детскую косметику, одежду для новорожденных – все предоставляет клиника. Все покрывает страховка в 80 евро в месяц. О странах, где роженицы берут с собой в роддом подгузники, медперсонал рассказывает как о чем-то диковинном.

Последние полгода в отделении для недоношенных стали решающими для меня. Я поняла, что и дальше хочу спасать детей. В этом году я поступила в медицинскую академию. Через три года у меня будет диплом медсестры международного образца. Медсестра в Германии «чистыми» зарабатывает 1700 евро, врач – от 3500 евро.

О немцах


Немцы очень скрытные. У них нельзя просто спросить, сколько они зарабатывают. Все, что касается личной жизни, отгорожено от посторонних, словно стеной. Они всего боятся. Дом обязательно будет на сигнализации, свет – включен, даже если дома никого нет: чтобы воры думали, что кто-то дома. К незнакомцам относятся настороженно, встречаться предпочитают на нейтральной территории, пока хорошо вас не узнают. Только тогда позовут в гости.

К слову, на такие праздники, как день рождения или свадьба, они могут привести абсолютно незнакомого для виновника торжества человека, и это считается в порядке вещей. Причем они могут запросто прийти без подарка, а если подарок и принесут, он будет чисто символическим. Мне, к примеру, дарили книгу, диск, чек на покупки на 20 евро максимум.

Немцы прямолинейны. Они всегда говорят то, что думают, причем в довольно грубой форме. Если им не нравится еда, они без всякого смущения скажут: фу, что за гадость ты приготовила? Поначалу слышать такое было очень обидно. Но сейчас я сама научились от немцев говорить что думаю. Правда, стараюсь делать это мягче.

О стране, изменившей все

В Германии я ни разу не почувствовала себя чужой. И дело не в благах и деньгах,  а в уважении и восприятии любого как равного. А не как у нас: если человек добивается определенного статуса, он начинает задирать нос и стараться показать тебе твое место.

В Германии, встретив человека на улице, ты никогда не определишь, кто перед тобой – бомж или профессор. Возможно, поэтому у них такое уважительное отношение ко всем без исключения.

В этой стране я научилась улыбаться людям, быть более вежливой. И свою будущую жизнь я связываю только с Германией, которая приняла меня и подарила мне столько возможностей.

Справка «IP»

Анна Короб, 23 года. Родилась и выросла в Барановичах. После окончания школы поступила в Белорусский государственный экономический университет на заочное отделение, однако на третьем курсе бросила университет и переехала жить в Германию. Сейчас Анна поступила в медицинскую академию в городе Хайдельберг.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up