Автор: историк Станислав ЩЕРБАКОВ

22:34, 21 ноября 2013

Спадчына

remove_red_eye 487

Экскурсия по несуществующему музею в Барановичах

Группы экскурсантов станут реальностью, если власти в Барановичах воспользуются шансом и откроют в бараках музей Первой мировой войны.

На днях буквально вся страна соприкоснулась с жизнью нашего города – в одном из выпусков новостей белорусского телевидения можно было познакомиться с новым председателем  Барановичского горисполкома  Юрием Громаковским и побывать в одном из проблемных городских районов. В авиагородке, где в старых бараках, мало приспособленных для нормальной жизни, всё ещё ютятся несколько десятков семей горожан.

 

улица Карбышева, октябрь 2013 г.

РЕКЛАМА

улица Карбышева, октябрь 2013 г.

 Соседство этих телевизионных сюжетов в одном выпуске породило надежду на то, что городские власти уделят больше внимания давней проблеме, связанной с этим районом; произойдут перемены к лучшему и в процессе переселения жильцов бараков в более достойное жильё, и в судьбе самих бараков. Может, сносить их будут не так, как это делается сегодня, а с учётом существующих строительных норм и правил. А барак, переданный в ведение отдела культуры, уже более года стоящий пустым и заброшенным, будет, в конце концов, отреставрирован и, превратившись в опрятный крытый жестью бревенчатый дом, пополнит ряд городских памятников…

Вместе со старыми соснами, растущими рядом, он продолжит свою жизнь как островок прежних Барановичей, материализующий историю этого города, хранящий память о целом ряде событий как местной, так и отечественной истории.

Было бы хорошо, если б рождение этого  уникального памятника произошло к лету следующего года, когда весь мир будет отмечать столетие начала Великой войны, называемой в советской историографии Первой мировой, – ведь и к этому событию он имеет самое непосредственное отношение…

 Вне всякого сомнения, этот памятник, в случае его своевременного рождения, станет одним из немногих городских экскурсионных объектов, привлекающих к себе как горожан, так и туристов,– рассказать-то он может о многом.

Например, об одном из важнейших этапов в становлении железнодорожных войск Российской империи – переходе их к бригадной организации.  

Началом этого этапа обычно считают утверждение Александром III разработанного Военным Советом Положения, один из пунктов которого гласил: «Свести 2, 3 и 4-й железнодорожные батальоны в одну железнодорожную бригаду, организовав бригадное управление».

Произошло это 31 декабря 1885 года, а уже в следующем году утверждённое императором Положение легло в основу приказа военного министра № 206, в соответствии с которым и была сформирована первая в России железнодорожная бригада, созданная на основе упомянутых в Положении батальонов, переведённых до того на постоянные квартиры в район станции Барановичи Полесских железных дорог, она нередко назвалась Барановичской.

В конце 1880-х-начале 1890-х годов бригада интенсивно обустраивалась. Были построены казармы, склады, железнодорожный полигон, который включал в себя кольцевую железнодорожную ветку длиной около 7 километров с несколькими станциями, паровозное депо, поворотный круг и мастерские.  

Именно тогда, как казармы железнодорожной бригады, родились сносимые сегодня  бараки.

 

Одна из станций полигонной ветки железнодорожной бригады. Около 1910 г.

Одна из станций полигонной ветки железнодорожной бригады. Около 1910 г.

                                                                                       * * *

…У казармы-памятника можно будет узнать и о событиях, связанных с революцией, которая в 1905-1907 годах охватила страну.

Представить их позволяют документы тех лет. Вот, к примеру, один из них:

«Настроение в это время у всех было приподнятое, а у забастовщиков дерзко вызывающее при сознании бессилия администрации /…/, а также ввиду готовности солдат железнодорожной бригады поддержать их силою оружия. 10 декабря на улице против Полесской станции арестован приезжий из Москвы депутат от Московского совета и представитель революционных пар­тий, ораторствовавший на всех железнодорожных митингах, а также раздававший в местечке Новая Мышь на ярмарке 6 декабря прокламации и призывавший крестьян к аграрным беспорядкам…

РЕКЛАМА

На митинге были задержаны трое солдат железнодорожной бригады и посажены в дежурную жандармскую, но через час они были освобождены железнодорожными солдатами, в числе до 150 человек, прибежавшими из бригады», – так описывал обстановку в Барановичах на 10 декабря 1905 года в донесении своему губернскому начальству новогрудский уездный исправник Соколов. Он прибыл в местечко в связи с тем, что обе барановичские станции были охвачены забастовкой.

А 11 декабря он же, крайне встревоженный развитием событий, телеграфиро­вал минскому губернатору: «В Барановичах положение серьёзное… Бла­говолите экстренно выслать войска».

«В местечке Барановичи солдаты железнодорожной бригады отбивают арестованных; полная забастовка Полесских дорог. Объявляю Барановичи на военном положении. …На митинге в м. Барановичах солдаты оборвали погоны генерала Артемьева, побили его», – телеграфировал минский губернатор управляющему МВД 12  декабря 1905 года.

И в тот же день в Барановичи прибыл карательный отряд во главе с полковником Рербергом, а 13 декабря – батальон 43-й пехотной дивизии, вместе с которым был и командир этой дивизии генерал-лейтенант Орлов.

12 декабря 1905 года в местечке и на станциях было объявлено военное положение. Начались аресты. Наиболее активные участники революционных событий были отправлены в Виленскую тюрьму – власти нашли для содержания их более надёжное место, чем «дежурная жандармская».

В течение нескольких дней карателям удалось восстановить железнодорожное движение. Но волнения рабочих и солдат железнодорожной бригады продолжа­лись. «В местечке полного спокойствия, несмотря на введение военного поло­жения, … не достигнуто», – сообщал минский губернатор в Департамент полиции 31 декабря 1905 года. Кстати, интересную характеристику политическим убеждениям солдат железнодорожной бригады дал он в этом документе: «С уверенностью можно сказать, что политические убеждения большинст­ва нижних чинов этой бригады направлены к низвержению существующего государственного строя всеми возможными средствами, даже с оружием в руках».

He было «полного спокойствия» и в последующие два года. Забастовки, многолюдные демонстрации и митинги характеризовали в то время политическую жизнь Барановичей. В заключение хочется привести ещё один из документов того времени – донесение начальника Минского губернского жандармского управления в Департамент полиции от 17 июля 1906 года:

«13-го сего июля 3-й железнодорожный батальон, расположенный в местечке Барановичах, выбыл в командировку в город Москву на неопределённое время.  

Накануне отправления, 12-го числа, вечером, нижние чины означенного батальона, собрались в полном своём составе на митинг в бригадном лесу для каких-то обсуждений, часов в 11  вечера нижние чины означенного батальона возвратились в лагерь.

Проходя через местечко по Кладбищенской улице (ныне ул. Ленина. —  прим. Автора) с пением революционных песен и криками «Долой самодержавие», они намеревались совершить таковое же шествие по лагерю и по Офицерской улице (предположительно – ул. Войкова), но в районе расположения бригады по распоряжению начальника бригады генерал-майора Артемьева манифестанты были встречены при входе в лагерь ротой 117-го пехотного Ярославского полка, батальон коей расположен в казармах железнодорожной бригады и дальнейшее шествие манифестантов было рассеяно означенной ротой. После этого были услышаны два выстрела, каковые, как выяснилось после, были произведены самим начальником бригады из револьвера, в воздух, с целью напугать нижних чинов, производивших шум в палатках лагеря. После этого всё в лагере успокоилось и порядок ничем более нарушаем не был».

                                                                    ***

… Прошли годы, и бригадный плац, часто бывавший во время революции местом проведения многолюдных митингов, в мае 1912 года превратился в своеобразную выставку достижений мирового автомобилестроения – на нём расположились сорок пять машин двадцати фирм, принимавших участие в автомобильном пробеге по маршруту Петербург–Вильно–Гродно–Минск–Смоленск–Москва–Петербург.  

Этот пробег, протяжённость которого составляла 2800 вёрст, был организован военным ведомством, предполагавшим в ходе его выбрать лучшие модели для русской армии. Барановичам повезло – они оказались на маршруте этого уникального пробега. Территория железнодорожной бригады стала местом встречи, отдыха и проводов его участников.

 

 

На плацу железнодорожной бригады в мае 1912 г.

На плацу железнодорожной бригады в мае 1912 г.

 

                                                                            * * *

В августе 1914 года район, прилегавший к станции Барановичи Полесских железнодорожных дорог, вновь оказался причастным к важнейшим событиям. Причём уже мирового масштаба – с самого начала Первой мировой войны, Великой, как её называли в Европе, Германской, каковой она была для России, здесь разместилась Ставка верховного главнокомандующего.

Десять  раз она становилась «Царской» – это происходило во время приездов в Ставку Николая II, который с сентября 1914 по июнь 1915 года столько раз приезжал в главный штаб вооружённых сил воюющей России, пробыв в нём в общей сложности немногим меньше двух месяцев.

Впервые он приехал в Барановичи, а следовательно, и увидел наши казармы, 21 сентября 1914 года. Его письмо, написанное на следующий день императрице, свидетельствует о том, что солдат-железнодорожников в них уже не было – царь пишет: «Утром после доклада я гулял пешком вокруг всей нашей Ставки и прошел кольцо часовых, а затем встретил караул лейб-казаков, выставленный далеко в лесу. Ночь они проводят в землянках — вполне тепло и уютно. Их задача — высматривать аэропланы. Чудесные улыбающиеся парни с вихрами волос, торчащими из-под шапок. Весь полк расквартирован очень близко к церкви в деревянных домиках железнодорожной бригады».

По всей видимости, с одного из таких «высматриваемых» казаками вражеских аэропланов и был сделан в 1915 году фотоснимок Барановичей и территории, на которой располагалась Ставка.

 

Вид на Барановичи с германского самолёта. 1915 г.

Вид на Барановичи с германского самолёта. 1915 г.

 На нём, правда, не без труда, можно рассмотреть почти все церкви, которые имелись в то время в Барановичах. Кроме той, что упомянута императором, бригадной. Дело в том, что она помещалась в одном из домов, почти ничем не отличавшихся от других, окружавших лагерный плац.

   Представление об этой церкви мы можем получить благодаря одной из фотографий, на которой запечатлён выход Николая II из церкви после богослужения.

 

У бригадной церкви после службы. 1914 г.

У бригадной церкви после службы. 1914 г.

 

 В книге «Его Императорское Величество Государь Император Николай Александрович в действующей армии» можно встретить описание одного из таких событий. Вот оно:

«На следующий день, в воскресенье, 14 декабря, Государь в 10 часов утра один прошёл в штаб Верховного Главнокомандующего. Великий Князь, генера­лы Янушкевич и Данилов подробно изложили Его Величеству всю обстановку последних событий войны.

…После доклада, около 11 часов дня, Государь пешком прошёл из штаба к себе в вагон и через несколько минут вышел оттуда и в автомобиле вместе с гр. Бенкендорфом, генералом Воейковым и лицами Свиты отбыл в местную военную церковь к обедне.

У храма Государь был встречен Великим Князем Николаем Николаевичем и чинами штаба. Верховный Главнокомандующий был в полушубке защитного цвета; Его Величество в этот день был в форме л.-гв. Казачьего Его Величества полка. К обедне собралась вся Ставка. В церковь прибыли: Великий Князь Пётр Николаевич, принц Пётр Александрович Ольденбургский и находившийся в этот день в Ставке председатель Совета Минис­тров И.Л. Горемыкин и многие другие».

Впечатляет перечень участников этого события. Кроме названных, ещё – «и многие другие». Эта недоговоренность подтолкнула меня к составлению списка наиболее интересных особ, долго ли коротко бывавших в Ставке в то время, когда она находилась в Барановичах. Получилось довольно-таки многословно, но интересно. Думаю, каждый может убедиться в этом, познакомившись с вошедшими в этот список персонами, многие из которых оставили заметный след в отечественной истории как государственные и военные деятели.

Итак, кроме Николая II, последнего российского императора, среди бревенчатых казарм, расположенных в живописном сосновом лесу у станции Барановичи Полесских железных дорог, с августа 1914 по август 1915 года побывали:

великие князья Николай Николаевич, верховный главнокомандующий, Андрей Владимирович, Николай Михайлович, Пётр Николаевич, князья Игорь и Гавриил Константиновичи, Барк П.Л., министр российского правительства, Бонч-Бруевич В.Д., генерал-майор, Воейков В.Н., генерал-майор свиты, дворцовый комендант, Горемыкин  И.Л., председатель Совета Министров Российской империи, Грабе А.Н., граф, генерал-майор свиты, Данилов Ю.Н., генерал-квартирмейстер штаба верховного главнокомандующего, генерал-лейтенант, Долгоруков В.А., гофмаршал Двора Его Императорского Величества, Дрентельн А.А., генерал-майор свиты, Колчак А.В., командир минной дивизии, капитан I ранга, Кондзеровский П.К., генерал, Мосолов А.А.,  начальник канцелярии Министерства императорского двора, генерал-лейтенант, Кривошеин А.В., министр земледелия российского правительства, Нилов К.Д., генерал-майор свиты, адмирал, Орлов В.Н., князь, флигель-адъютант, генерал-лейтенант, Петрово-Соловово Б.М., генерал для поручений при верховном главнокомандующем, генерал-майор, Поливанов А.А., военный министр российского правительства, генерал от инфантерии, Рузский Н.В., генерал-адъютант, генерал от инфантерии, Рухлов С.В., министр российского правительства, Сазонов С.Д., министр иностранных дел российского правительства, Фредерикс В.Б., министр императорского двора, граф, генерал от кавалерии, Харитонов П.А., министр российского правительства, Шаховской  В.Н., князь, министр российского правительства, Шавельский Г.И.. протопресвитер военного и морского духовенства, Щербатов Н.В., князь, министр российского правительства, Янушкевич Н.Н., начальник штаба верховного главнокомандующего, генерал от инфантерии.

 

РЕКЛАМА

Посещение Николаем II одного из лазаретов в Барановичах.

Посещение Николаем II одного из лазаретов в Барановичах.

Кроме российских государственных и военных деятелей можно назвать и некоторых представителей армий стран-союзниц России, находившихся при Ставке. Среди них: Вильсон Д., бригадный генерал, начальник английской военной миссии, Де Лагиш, маркиз, начальник французской военной миссии, генерал, Де Риккель, барон, бельгийский генерал, Оба, японский генерал, По, французской генерал.

                                                                               * * *

Этот список можно было бы пополнить и многими немецкими и австрийскими именами – с осени 1915 года в Барановичах хозяйничали оккупанты. Но мы можем уверенно назвать лишь имя германского императора Вильгельма II. Известны несколько фотографий, иллюстрирующих его приезд в Барановичи в ноябре 1915 года. На одной из них – кайзер и сопровождающие его лица среди казарм, расположенных у плаца.

 

Германский кайзер Вильгельм II направляется к войскам, ждущим его на плацу. Ноябрь 1915 г.

Германский кайзер Вильгельм II направляется к войскам, ждущим его на плацу. Ноябрь 1915 г.

 

Кайзеровские войска размещались в бывших казармах железнодорожной бригады с осени 1915 года до начала января 1919 года.

                                                                         * * *

А на этой фотографии начала 1920-х годов у одного из домов, некогда принадлежавших железнодорожной бригаде, – жертвы войны, которую в 1914-1918 годах вели Россия и Германия, страны, правителей которых мы видели на предыдущих снимках у подобных строений.

В 1921-1923 годах на территории бывшего городка и полигона железнодорожной бригады находился репатриационный пункт. Бежавшие вглубь страны жители районов, оставляемых в 1915 году русской армией, возвращаясь на родину, некоторое время проводили в Барановичах. Здесь они, проходя карантин и оформляя необходимые документы, жили в условиях необыкновенной скученности. В уцелевших строениях, в том числе и в бараках, в палатках и под открытым небом их насчитывалось иногда больше, чем постоянных жителей Барановичей. Многие из них умерли от болезней, голода и холода…

Репатрианты в очереди за бесплатным обедом. 1922 (?) г.

Репатрианты в очереди за бесплатным обедом. 1922 (?) г.

                                                                                      * * *

В последующие годы этот район, получивший название «Казармы Косцюшки», принадлежал, как и прежде, военным. Здесь разместились, построив, конечно же, множество новых зданий, несколько частей Войска польского – 26 уланский полк, 9 дивизион конной артиллерии, 78 пехотный полк.

Старые казармы служили им вплоть до начала Второй мировой войны. Они остались в памяти тысяч улан, артиллеристов и пехотинцев, проходивших здесь службу, генерала Андерса, командира Новогрудской кавалерийской бригады, штаб которой находился в Барановичах. Запомнились они и участникам международных соревнований по конному спорту, не раз  проходивших на ипподроме уланского полка, известному польскому художнику Коссаку, некоторое время писавшему среди них бравых улан…

                                                                           * * *

В начале 1940-х годов казармы пережили ещё одну войну, выпавшую на их долю, – войну, развязанную гитлеровской Германией против СССР. В них, по всей видимости, располагались войска оккупантов, хозяйничавших в Барановичах с 28 июня 1941 года по 8 июля 1944-го.

                                                                           * * *

Послевоенная история района – это уже история авиагородка. История, в которой можно встретить имена и дважды Героя Советского Союза Степанищева М.Т., и Героев Советского Союза А.Г. Наконечникова, А.И. Волошина, А.П. Никитина, и  Героя Беларуси В.Н. Карвата, и удостоенных посмертно ордена «За личное мужество» А.Э. Марфицкого и А.А. Журавлевича, и многих других замечательных людей, в честь которых неподалёку от старых бараков установлен памятник «Тем, кто жизнь свою посвятил авиации», – взлетающий в небо самолёт…. 

                                                                                           * * *

Вот вкратце то, что могло бы лечь в основу рассказа экскурсовода, обслуживающего группы посетителей этого района, желающих узнать его историю. Правда, группы экскурсантов и туристов в нём станут реальностью лишь в случае, если  город воспользуется шансом, предоставленным ему судьбой, и откроет накануне столетнего юбилея начала Первой мировой войны соответствующий памятник – имеющий перспективу стать филиалом  городского музея крытый жестью бревенчатый дом под старыми соснами с несколькими мемориальными досками то ли на его стенах, то ли где-то рядом с ним.

С текстами, рассказывающими о рождении в 1880-х годах Первой в Российской империи железнодорожной бригады, об активном участии солдат-железнодорожников в российской революции 1905-1907 гг.,  о нахождении в Барановичах в течение первого года Первой мировой войны Ставки верховного главнокомандующего и о других, достойных увековечения, событиях, связанных с районом нашего города –  Авиагородком. 

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up