Новости / Общество

Легко ли быть гособвинителем?

1.07.2013, 2:00 / remove_red_eye 278 / chat_bubble

«Казнить, нельзя помиловать» – именно в таком виде, с запятой после первого слова, воспринимаются большинством жителей нашего города работники прокуратуры.

О  роли гособвинителя в суде и о самых запомнившихся делах рассказали сотрудники Барановичской межрайонной прокуратуры накануне своего профессионального праздника, который отмечается 26 июня.

«Дело не совсем благодарное, но очень необходимое»


РЕКЛАМА

Алексей Бильдейко, Барановичский межрайонный прокурор (в прокуратуре 9 лет):

Алексей Бильдейко, Барановичский межрайонный прокурор

Алексей Бильдейко, Барановичский межрайонный прокурор

– При поддержании гособвинения в суде вроде все просто: человек совершил преступление, доказательства собраны, да и обвиняемый прекрасно понимает, что он виноват (80–85% признают свою вину), есть Уголовный кодекс, где прописано  наказание за тот или иной проступок. Однако это только на первый взгляд. На самом деле все не так легко, как кажется. Есть такие дела, когда гособвинителю очень сложно психологически. Он один против обвиняемых (а их может быть 5–6), их адвокатов, родственников, сидящих в зале суда и порой наивно полагающих, что их сына (мужа, брата и т.д.) «подставили», как бы абсурдно не выглядели доводы в защиту!

И весь этот поток негатива идет на гособвинителя, именно ему приходится отвечать за все «огрехи» следствия, которых, к счастью, с каждым годом все меньше.  И не важно, что другие люди выявляли преступную схему, проводили проверку, расследовали, отправляли дело в суд. Даже порой пострадавшая сторона воспринимает тебя с осторожностью, не слишком ли мягкое наказание попросит у суда прокурор. Впрочем, чаще всего потерпевший будет единственным, кто потом может сказать слово благодарности. Таким образом, поддержание гособвинения в суде – дело не совсем благодарное, но очень необходимое с точки зрения восстановления социальной справедливости и предупреждения других преступлений.  

Когда я начинал работу в прокуратуре Березовского района, мне довелось поддерживать гособвинение по уголовному делу по факту получения взятки. Дело было очень сложным в плане оценки собранных доказательств и законности проведения оперативного эксперимента. Это только сейчас судебная практика выработала четкие критерии, что такое провокация взятки. Теперь надо четко установить, не действовал ли инициатор передачи денег исключительно с целью склонения должностного лица к получению денег и привлечения его к уголовной ответственности.

Обвиняемый – молодой механик автобусного парка, который проставлял отметку о прохождении техосмотра. Парень моего возраста, который вот-вот собирался жениться, обвинялся в получении взятки в размере 20 долларов, за что ему грозило от 6 до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Скажу честно, было сложно, так как я понимал: человек за совершенное должностное преступление должен быть наказан, но не настолько сурово.

И тогда я решил убедить суд применить к обвиняемому ст. 70 УК (назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление). Это сейчас она нередко применяется, а тогда практика только-только формировалась и подобные факты можно было пересчитать по пальцам, особенно по делам о коррупционных преступлениях.

Суд учел мою позицию и назначил наказание в виде 3 лет лишения свободы без конфискации имущества, а с учетом применения амнистии наказание было сокращено до 2-х лет.

Но после оглашения приговора все равно я чувствовал, что все присутствующие в зале судебного заседания многочисленные родственники, близкие и знакомые обвиняемого восприняли даже это исключительно мягкое наказание крайне несправедливым. Вот в таких случаях бывает действительно не по себе. Но, я полагаю, время расставило все на свои места.

«Чувства чувствами, законность – в первую очередь»

Петр Новицкий, заместитель Барановичского межрайонного прокурора (в прокуратуре 30 лет):

Петр Новицкий, заместитель Барановичского межрайонного прокурора

Петр Новицкий, заместитель Барановичского межрайонного прокурора

РЕКЛАМА

– Свой профессиональный путь я начинал со стажера следователя, поэтому мне довелось расследовать преступления, а уже потом и выступать на суде в роли гособвинителя. И всегда я считал и считаю: при назначении наказания обвиняемым основываться надо на закон.  Мы – слуги закона, поэтому чувства чувствами, законность – в первую очередь. Тем более что закон дает возможность выбрать минимальное наказание или, если совершено особо тяжкое преступление, более суровое.

Конечно, дел в моей практике было много. Но на всю жизнь мне запомнилось самое первое, когда я только пришел молодым специалистом в Барановичи. Было это в 1982 году. В одном из мусорных контейнеров был обнаружен труп новорожденного. Мне, как стажеру следователя, довелось увидеть все это своими глазами. Поверьте, это очень тяжело… Я впервые в жизни столкнулся с таким отношением человека к человеку. И не мог понять: как мать смогла так поступить со своим ребенком?! Лучше бы она его в роддоме оставила – он бы, по крайней мере, был жив!

Девушку мы нашли, задержали. Выяснилось, что она сделала аборт у какой-то женщины (то есть аборт криминальный), так как она не хотела, чтобы родные узнали о ее беременности. Экспертиза установила, что ребенок был рожден жизнеспособным. Поэтому девушка понесла уголовную ответственность за убийство новорожденного.

Сейчас уже не вспомню, какое назначили ей наказание, но это преступление шокировало меня настолько, что я его помню до сих пор.

«Это тяжелый труд, тяжелый психологически»

Ольга Лайша, старший помощник Барановичского межрайонного прокурора (в прокуратуре 17 лет):

Ольга Лайша, старший помощник Барановичского межрайонного прокурора

Ольга Лайша, старший помощник Барановичского межрайонного прокурора

– За столько лет работы в прокуратуре представлять сторону государственного обвинения мне довелось сотни раз. Многим кажется, что работа гособвинителя заключается в том, что он пришел в суд, посидел, потребовал срок и все. На самом деле это тяжелый труд, тяжелый психологически, особенно когда рассматривается дело по убийству, изнасилованию, дорожно-транспортному происшествию – когда все в зале суда на эмоциях. Понятно, что часть этих эмоций (зачастую большая) направлена в сторону гособвинителя: обвиняемый и его родные считают, что я его «засуживаю», потерпевшая сторона – что требую маленький срок. А мне в этом океане эмоций нужно оставаться спокойной и доказывать свою точку зрения. Хотя, конечно, все мы люди: и потерпевших жалко, и обвиняемых иногда – когда преступление совершено по неосторожности.   

Что касается запоминающихся дел, то это либо необычные сами по себе, либо из ряда вон выходящие, получившие большой общественный резонанс, либо те, на которые затрачено много сил и времени, чтобы доказать виновность обвиняемого.

Именно к последним относится одно из дел, которое осталось в моей памяти. Касалось оно наркотиков. Надо сказать, что еще совсем недавно о наркоманах и наркодельцах мы знали только по зарубежным фильмам. Я с облегчением тогда думала: «Как хорошо, что это только где-то там, за границей». А сейчас дела по наркотикам у нас – не такая уж редкость, и мне приходится доказывать в суде виновность тех, кто торгует ими.

Так вот в прошлом году я поддерживала обвинение по делу в отношении трех граждан, занимающихся сбытом  наркотических средств – в основном марихуаны и гашиша – на территории города и района. Вся работа по доставке и сбытубыла между ними разделена. Один привозил наркотики из Голландии на своем автомобиле. Второй занимался реализацией. Третий был курьером, осуществлял доставку от первого ко второму. Цепочка сбыта была хорошо продумана, соблюдались меры конспирации (они не употребляли слово «наркотик», продавец не хранил у себя наркотическое вещество). Однако, не смотря на все предпринятые меры, сотрудникам милиции все-таки удалось их задержать во время очередной сделки.

Все трое вину свою не признавали, дело рассматривалось длительное время, потребовалось много усилий, чтобы доказать их причастность к сбыту наркотиков. В конечном итоге суд признал их виновными и каждый (в зависимости от роли, которую он выполнял) получил от 6 до 12 лет лишения свободы.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up