Новости / Культура

Человек, который слушает эфир

22.04.2013, 1:00 / remove_red_eye 192 / chat_bubble

Дом радиолюбителя отличить несложно: как правило, во дворе или на крыше установлена внушительных размеров мачта с антенной.

Андрей Кондратенко – единственный радиолюбитель из г. Барановичи, чей голос регулярно слышен в эфире.

Путь к радио

«Сначала я увлекся конструированием. В третьем классе (тогда я еще жил в Украине) собрал самую простую вещь – детекторный приемник по схеме из журнала «Моделист-конструктор». Повесил антенну из проволоки, подключил заземление к батареям. Радиостанции слышались сквозь кашу из помех, ведь настроек никаких в этом приемнике не было. Мой дед, когда увидел, что у меня получилось, пообещал купить радиолюбительский конструктор, если хорошо закончу учебный год.

РЕКЛАМА

Обещание он сдержал, и я из конструктора собрал приемник прямого преобразования. Когда мой приемник заработал, у отца глаза сделались круглыми от удивления. Потом был радиокружок. Уже с восьмого класса я понимал, что свяжу жизнь с электроникой и радио».

Корни

В Советском Союзе радиоспорт для своего времени был хай-теком, и его активно поддерживал ДОСААФ: на коллективных станциях, которых было немало, могли работать школьники-кружковцы. Григорий Гончар, который руководил кружком на станции юных техников в Барановичах, не раз побеждал в престижных соревнованиях и был известен среди радиолюбителей всего мира. «Конструктор от Бога. Я видел его самодельный трансивер. Он был собран и настроен так хорошо, что передатчики известных брендов ему в подметки не годились!» – делится воспоминаниями Андрей.

«Иногда получал карточку, где японец сфотографирован со своей аппаратурой, и понимал, что техника, которая стоит на его столике, стоит около десяти тысяч долларов», – рассказывает Андрей. У нас было по-другому: на «коллективках» и в домах радиолюбителей пахло дымом канифоли, потому что технику приходилось постоянно ремонтировать и совершенствовать своими руками.

У радиолюбителей секретов не меньше, чем у рыбаков

Своим хобби Андрей Кондратенко занимается дома, сидя в удобном кресле. Перед ним нетбук и пара странных электронных устройств с кнопками и переключателями. С помощью этой техники можно держать связь с такими же любителями по всему миру. Особенный азарт – в проведении связи с далекими станциями на другом конце света. «Это настоящий адреналин, когда удается связаться с Австралией, Новой Зеландией или с экспедицией на безлюдные территории», – говорит Андрей.

У радиолюбителей секретов не меньше, чем у рыбаков: одни антенны дают направленный сигнал, другие подходят для большего числа диапазонов. На постижение этих тонкостей нужно много времени и сил. Но все же сегодня трудностей меньше, чем в советские времена. Когда иностранцы спрашивали у наших радиолюбителей, какими марками трансиверов те пользуются, им трудно было объяснить, что радиостанции собственной конструкции и собраны своими руками. «Сотовая связь или «Скайп» в интернете – это привязка к какому-то оператору, от которого ты зависишь. А радиолюбитель не привязан ни к чему. Разве что к солнышку, – говорит Андрей. – С солнышком у него особые отношения, потому что свет влияет на прохождение волн в эфире. На некоторых частотах связь лучше днем, на некоторых – ночью. Одни считаются зимними, другие – летними».

Нужно было 100 долларов за «железяку» отдать

«Первая радиостанция у меня появилась в 1997 году, – рассказывает Андрей, – это была военная Р-143. Она была совершенно новой, еще в масле и бумаге. Я сам переделал ее под частоты, отведенные для радиолюбителей. За нее просили 100 долларов, а в то время это были бешеные деньги. Ведь зарплата тогда была долларов 30–50. А тут нужно было сто долларов за «железяку» отдать… Сейчас у меня стоит японская радиостанция: маленькая, удобная, на все диапазоны. Это один из недорогих вариантов, но чтобы купить ее, брал кредит. В мае уже полностью рассчитаюсь».

В международных связях обычно пользуются английским языком. Достаточно владеть несколькими десятками фраз, нужными для проведения «стандартной» связи. Например, нужно знать, как сообщить свой позывной, назвать свой населенный пункт, имя оператора и качество связи по специальной шкале. Но общаться с помощью микрофона предпочитают далеко не все. Многие по-прежнему доверяют телеграфному ключу, наполняя эфир «морзянкой». Ведь у азбуки Морзе есть неоспоримое преимущество: ее высокий звук слышен сквозь помехи на больших расстояниях. Чтобы передавать информацию быстрее, радиолюбители создали специальный код, в котором длинные фразы заменяются короткими сочетаниями букв и цифр.

Компьютерные технологии тоже проникают в жизнь радиолюбителей: «Сейчас я морзянкой почти не пользуюсь», – признается Андрей. Он посылает в эфир коды, означающие фразы, вводя их на клавиатуре нетбука. Операторы, которые пользуются таким же способом передачи, видят их на своем экране.

 

Эти карточки подтверждают сеансы связи с Анголой, Францией  и  Италией

Эти карточки подтверждают сеансы связи с Анголой, Францией и Италией

 

РЕКЛАМА

 

Эти карточки подтверждают сеансы связи с Анголой, Францией  и  Италией 

Радиолюбитель- коллекционер

Любопытно, что радиоспорт – не только связь. Это еще и коллекционирование. Ведь радиосвязи подтверждают специальными карточками. Их называют QSL – в эфире этот код означает «подтверждение связи». Карточками обмениваются как открытками. Существует целая международная система радиолюбительских бюро, которые занимаются в том числе и доставкой карточек. Поэтому отправка QSL обходится Андрею сравнительно недорого: за 400 рублей ее можно послать в любую точку мира. Карточкой подтверждают связь для того, чтобы получить диплом соревнований, проведя установленное число связей с разными регионами земли. Но многие просто вешают карточки на стену или коллекционируют как трофеи. Дизайн QSL обычно разрабатывают сами операторы, поэтому карточки могут рассказать о радиолюбителе: кто-то изображает на ней свое фото на фоне собственной аппаратуры или дома, британцы любят помещать фото кораблей королевских ВМФ, болгары часто печатают изображения своих святых.

QSL-карточка может быть обычным белым листком с данными связи, но при этом более ценным, потому что пришла из «редкой» страны или далекой экспедиции. Также редкими считаются мобильные станции – те, которые установлены на автомобилях, кораблях или самолетах. Андрей связывался и с сухогрузом у берегов Конго, и с самолетом, летевшим над Сибирью. Судно ждало разгрузки, и радиолюбитель-капитан вышел в эфир, а в самолете радиолюбителем оказался штурман.

«В эфире только ты?»

В нашей стране радиолюбителей несколько сотен. Иногда они выезжают на слеты, чтобы поработать в полевых условиях и поделиться успехами друг с другом. Обычно слеты проводятся под Слуцком в июне или в июле. Участники приезжают со своей аппаратурой. «Уже с вечера представляю, как буду устанавливать палатку, антенну, стол. Там отдохнуть можно, и эфир на природе чище», – говорит Андрей.

В нашем городе увлечение радиолюбительством редкое. По словам Андрея, в Украине в некоторых городках размером с Ляховичи есть по десять человек, активно работающих в эфире. «Операторы иногда удивляются: «У вас в городе 170 тысяч жителей, а в эфире только ты?» – признается он.

Андрей считает, что это хобби потихоньку уходит, потому что молодежь предпочитает интернет. Но не только поэтому: «Единственная «коллективка» нашего города в СШ № 21, на которой могли учиться работать школьники, сейчас молчит – нет исправной техники», – рассказал он. Схем, по которым она конструировалась в далекие семидесятые, не осталось. А казахстанская «коллективка» в Кустанае слышна почти каждый день. Значит, молодежи это по-прежнему интересно.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up