Новости / Народные новости

Выпускникам Полонковской школы посвящается

11.03.2013, 16:10 / remove_red_eye 844 / chat_bubble

Давайте вспомним о нашей школьной юности и об учителях!

В первую субботу февраля по всей стране проходят вечера встреч с выпускниками школ. Думаю, у каждого из нас в памяти остались школа, школьные друзья, учителя… Не всегда по тем или иным причинам у нас есть возможность встретиться, но в памяти этот субботний вечер – встреча со школой.

Для всех выпускников Полонковской школы я хочу сделать подарок – вспомнить о нашей школьной юности и наших учителях.

Мы люди уже не молодые. Я сужу по своим сверстникам. Начинаем что-то забывать, путаем цифры и даты, не узнаем порой при встрече школьных друзей. Но вот что интересно: первая учительница и первые школьные друзья остаются в памяти на всю жизнь.

РЕКЛАМА

Вот стоит передо мной моя первая учительница Важгинтовской начальной школы – Ева Иосифовна Гачко. Красивая женщина – красивая собой, душой, характером. Это был не только педагог, но и психолог детских душ. Она знала всех нас и каждого из нас по характеру и поведению. Она знала наших родителей.

Мы были дети-хуторяне. Родители наши работали, а воспитывали нас порой бабушки или же мы были предоставлены сами себе. И эту хуторскую свободу, порой вседозволенность, мы принесли с собой в школу. Трудно было порой Еве Иосифовне нас «дикарей» вписать в рамки школьного этикета. Были случаи, а я уверен, что многие из моих одноклассников помнят, как Ева Иосифовна плакала…

А школьные праздники? Они тоже остались в памяти. Мне почему-то больше всего запомнилась Важгинтовская школьная елка. Это была самая богатая елка из всех, которые я помню. Богатая игрушками и украшениями, которые мы вместе с Евой Иосифовной делали своими руками. Помню, я на этот праздник приносил гармонь.

Я часто бываю в Важгинтах, проезжаю мимо бывшей школы, и все всплывает в памяти: футбольное поле, рядом лужа (зимой это была хоккейная площадка), летняя производственная практика…

Ева Иосифовна приучала нас к земле. Мы копали, сеяли, пололи, а осенью собирали урожай. Помню, однажды она нас посадила в саду в круг и рассказала, что в стране свершилось большое событие – в космос полетела Валентина Терешкова. Мы послушали, но особого значения этому не придали: полетела и полетела. А вот по дороге домой мы почему-то об этом вспомнили и все как один смотрели не на дорогу, а в облака. А вдруг увидим Терешкову?! 

С «аттестатами» четырех классов со всей округи начальных школ поступаем в пятый класс Полонковской средней школы.

Пару слов из истории: в 2011 году Полонковская школа отметила 100-летний юбилей. Первое здание школы было построено в 1911 году, это была начальная школа. Правда, долго она не просуществовала: началась Первая мировая война, и в 1915 году ее сожгли. До 1924 года, когда построили новое здание, школы в Полонке не было. В 1939-м с приходом Советской власти начала работать семилетка.

Но вскоре началась Великая Отечественная война, и Полонка снова осталась без школы. Только после войны она возобновила работу. Сначала была семилетней, а с 1956-го стала средней.

В 1959 году было построено новое кирпичное здание школы, которая осталась в моей памяти как «наша школа». В 1984 году появилась новая современная трехэтажная школа. 

Лежит передо мной история в фотографиях не только школы, но и нашего послевоенного государства. С пожелтевших снимков смотрят на меня дети войны в перешитых шинелях и гимнастерках. Смотрят молодые учителя, у которых порой сжималось сердце, глядя на детей, которым не всегда было что поесть, надеть или обуть. Но, глядя на их лица, я вижу уверенность и целеустремленность. Война не сломила их, не сломит и послевоенное время. 

Вот Лидия Романовна Литанова, которая была моим первым классным руководителем. Она расскажет этим детям про Пушкина и Купалу, объяснит, что такое имя существительное и имя прилагательное. И обязательно выучит с ними «Бородино», которое воодушевляло наш народ на ратные подвиги..

Такой в нашей памяти осталась Лидия Романовна Литанова

Такой в нашей памяти осталась Лидия Романовна Литанова

 

Трудовую биографию Лидии Романовны можно вписать в одну строчку: 25 июля 1947 года молодая девушка переступила порог Полонковской школы, а 1 июля 1991 года закончила свою трудовую деятельность в связи с пенсионным возрастом. 44 года изо дня в день она учила детей, отдавая сердце и душу своим ученикам. Я думаю, что все, кого она учила, помнят эту добрейшей души женщину.

РЕКЛАМА

Вот Виктор Иванович Воробей. Он учил решать математические уравнения, определять площадь круга и треугольника, рассказывал про законы физики.

Вместе с учениками сделал в школе электростанцию и электрифицировал школу. По деталям, отдельным узлам, агрегатам они собрали первый трактор, который был на металлических колесах с шипами и работал на керосине. Сельчане возмущались, когда этот трактор шел по дороге – поднимал шипами улицу. Тогда около кладбища ученикам отвели специальное поле, где будущие трактористы сели за руль трактора.

Возможно, с легкой руки Виктора Ивановича многие из них сразу после окончания школы сели за руль настоящих тракторов и поднимали землю дома и в казахских степях – на Целине. 

И Лидия Романовна, и Виктор Иванович – учителя и нашего времени. Их биография – это биография нашей страны. На их детство выпала война, на юность – послевоенное лихолетье. Каждый из них понимал, что будущее нашей страны в их руках, а вернее в тех детях, которых они учили. Это тоже подвиг, только трудовой.

В нашей школе работало много семейных пар учителей. Одними из первых были Ольга Андреевна и Виктор Иванович Воробей, которые 7 ноября 2013 года отметят 60-летие семейной жизни.

Виктор Иванович и Ольга Андреевна Воробей

Виктор Иванович и Ольга Андреевна Воробей

 

У них довольно интересная история создания семьи. Ольга Андреевна тогда работала в райкоме комсомола в Новой Мыши. Виктор Иванович был комсомольским вожаком в Лотвичах. И вот райком комсомола направляет Виктора Ивановича для укрепления кадров в Новую Мышь, и он, крепкий деревенский парень, на лыжах добирается до нового места работы.

Именно тогда он впервые увидел Ольгу Андреевну. Конечно, молодые люди не могли друг друга не заметить.

Пару слов об Ольге Андреевне. В 13 лет она была в партизанском отряде на Могилевщине. После войны окончила Смиловичский техникум, получила специальность бухгалтера и работала в Полонковской МТС бухгалтером, откуда, заметив ее активность и трудолюбие, направили на работу в райком комсомола. 

И вот однажды Ольга Андреевна заходит в кабинет к Виктору Ивановичу и заявляет: «Мне только что позвонил парень из Могилевской области (родина Ольги Андреевны) и сообщил, что на такое и такое число заказал роспись. Будет на мне жениться». Не знаю, что было на душе у Виктора Ивановича, но то, что в эти минуты ему было нелегко – это точно.

Но не надо забывать, что Виктор Иванович – аналитик, математик, и, мысленно все взвесив, он понял, что Новая Мышь с прекрасной девушкой Ольгой для него важнее, чем вместе взятые Лотвичи, Иванковичи и Перховичи. Он поднял глаза на Ольгу Андреевну и уточнил: «Расписываться?..» Спокойно, без лишних слов он взял Ольгу Андреевну за руку и оба они направились в Новомышский сельский совет, где тут же расписались. 

Затем, поскольку роспись была не запланирована, Ольга Андреевна села на велосипед и уехала в Великие Луки проводить комсомольское собрание. Вот так в жизни бывает все просто… Позже они сделали комсомольскую свадьбу.

С супругами Воробей

С супругами Воробей

Сейчас Виктор Иванович любит поработать в собственном саду, где у него есть плодопитомник. Он не только знает, но еще и умеет вырастить дерево с зернышка до саженца, а саженцу сделать прививку и получить плодовое дерево. Вся Полонка и округа благодарит его за те плодовые деревья, которые он вырастил в своем плодопитомнике и снабдил ими односельчан. 

В саду у семьи Воробей

В саду у семьи Воробей

Работа с техникой для Виктора Ивановича тоже одно из любимых занятий. В гараже у него стоит «Москвич». Наши «Москвичи», как говорится, уже под заборами, а у Виктора Ивановича на ходу. Рядом с гаражом стоит трактор, где все узлы и механизмы он собрал сам.

Трактор, сделанный своими руками

Трактор, сделанный своими руками

Так что, если у кого из вас, выпускники, возникнут проблемы с техникой или кто-нибудь изъявит желание выращивать саженцы – обращайтесь к Виктору Ивановичу. Он поможет и подскажет. 

Ольга Андреевна также увлечена работой на приусадебном участке. Зимой на подоконнике она выращивает помидоры. Потом пересаживает их в теплицу, делает пикировку и т.  д. Рассада Ольги Андреевны также расходится на «ура» среди местных жителей. 

 Та самая козочка

Та самая козочка

Когда я уходил от них, Ольга Андреевна призналась, что у них в семье сегодня счастливый день – окотилась козочка и привела двух козлят. Действительно, счастливый день. 

Здоровья вам, дорогие наши Ольга Андреевна и Виктор Иванович! Живите долго и радуйте нас.

Полонке и школе повезло с еще одной семьей, которая приехала в деревню в 1965 году из Гродненской области – семьей Щербацевичей: Софьей Константиновной и Алексеем Петровичем.

Алексей Петрович и Софья Константиновна Щербацевичи

Алексей Петрович и Софья Константиновна Щербацевичи

Родина этих людей – небольшая деревенька под Барановичами – Анисимовичи. Они вместе росли, вместе пошли в школу. Они, как говорится, встретили друг друга. И вот эту юношескую дружбу и любовь они пронесли через всю жизнь: 7 августа 2013 года Софья Константиновна и Алексей Петрович отметят 60-летие семейной жизни.

Молодые, они часто любили уединяться подальше от любопытных глаз. И нашли такое место – Горельня. Насколько я представляю – это урочище рядом с Полонкой. А потом создали крепкую и хорошую семью педагогов.

 

РЕКЛАМА

Кстати, как и у семьи Воробей, семейный союз Щербацевичей образовался без лишней суеты и тех хлопот, которые сегодня часто сопровождают такие торжества. Молодые люди, полны желаний и любви, сели на велосипеды и поехали из Анисимовичей в Колпеницу, где находился сельсовет, и расписались.

Софья Константиновна вела у нас математику, Алексей Петрович – физику. Многое можно о них рассказать.

С супругами Щербацевич

С супругами Щербацевич

 

У меня в памяти остался фотоаппарат «Зорький» и фотолаборатория, где Алексей Петрович организовал фотокружок. У многих выпускников хранятся воспоминания о поездках на велосипедах в поход. Софья Константиновна, как истинный математик, требовала от нас, чтобы мы сначала думали, а потом считали. Калькуляторов мы тогда еще не знали.

Сегодня Софья Константиновна и Алексей Петрович на заслуженном отдыхе, но, слава Богу, у этих людей хватает сил и энергии заниматься общественной деятельностью и творчеством.

 

Алексей Петрович возглавляет ветеранскую организацию, которая насчитывает 168 человек. В 2012 году я был очевидцем, как в Полонке отмечали 90-летний юбилей Марии Федоровны Черник. Собрались дети, родственники, соседи. И как было приятно, когда пришел Алексей Петрович, на роднай мове поздравил юбиляршу и вручил подарок. Хорошо, что в Полонке не забывают ветеранов, и большая заслуга в этом Алексея Петровича. 

Увлечены эти люди и творчеством. Софья Константиновна – мастер по вышиванию. Она не просто вышивает, она придает своим работам художественный смысл и окраску.

Алексей Петрович – мастер по художественной работе с деревом, а также по плетению лозы. Описывать его работы нет смысла – это надо видеть! Тончайшие, необычные и удивительные изделия. 

Дорогие Софья Константиновна и Алексей Петрович! Крепкого здоровья вам. Живите долго и радуйте своих учеников.

С Полонкой и Полонковской школой связан творческий и жизненный путь и Сафроненко Николая Григорьевича, который отдал этой благородной профессии 32 года и здесь, в Полонке, встретил свою судьбу – Евгению Ивановну.

 

После окончания Мозырского пединститута Николай Григорьевич в 1957 году был направлен в нашу школу работать завучем и учителем русского языка и литературы. Годом раньше Евгения Ивановна по распределению Брестского пединститута тоже была направлена в нашу школу учителем белорусского языка и литературы. Полонка соединила их судьбы.

 

Николай Григорьевич затем окончил Ленинградский педагогический институт по специальности «география». У него было столько энергии и сил! Мы, выпускники, до сих пор помним его принцип работы: «Не хотите работать на уроке, будете работать на перерыве. Но работать будете!»

Но и в строгом, требовательном характере Николая Григорьевича, оказывается, есть слабые места. И вы знаете, в чем его слабость? Он не может выгнать со двора голодного кота. Он его обязательно накормит. Сегодня этой слабостью пользуются сельчане и подбрасывают ему котов. Не могу точно назвать их количество, но около пяти точно… В этой своей доброте и душевности он тоже учитель!

В гостях у Николая Григорьевича Сафроненко

В гостях у Николая Григорьевича Сафроненко

 

У каждого выпускника остался в памяти какой-нибудь случай, связанный с учителем. У меня он тоже есть… В отличие от всех учителей Николай Григорьевич Сафроненко не умел ездить на велосипеде. Он ходил пешком. И только где-то в 1968(69) году он начал осваивать велосипед.

Скажу сразу, эта наука поначалу ему давалась нелегко. А многие из нас, тогдашних парней, уже сели за руль мотоцикла или мопеда. Поэтому мы встречались с Николаем Григорьевичем не только у классной доски и географической карты (он вел русский язык, литературу и географию), а и на дороге – как участники дорожного движения.

Сегодня мы водим автомобили и порой возмущаемся нашей молодежью и тем, что они творят на дорогах (больно вспоминать, но скажу: ни один выпуск так дорого не заплатил за ошибки на дорогах, как наш). Конечно, с возрастом осознаешь и все чаще вспоминаешь о соблюдении и выполнении «золотого» правила при движении. О правиле ТРЕХ Д (ДАЙ ДУРАКУ ДОРОГУ).

Но вернемся обратно в Полонку. Это сегодня здесь асфальт и легко проехать. А в то время на дороге было много песка, который проехать было невозможно, его можно было только проскочить. И Николай Григорьевич, издали увидев, что мотоцикл или мопед, рассекая воздух, летит ему навстречу, свято чтил и соблюдал это золотое правило «Трех Д». Он отходил со своим велосипедом к забору и давал нам дорогу.

Простите нас, дорогой Николай Григорьевич, за нашу юношескую резвость, а порой и дурь. Я думаю, вы помните нас и наши мотоциклы с мопедами, так как и мы помним Вас и ваш велосипед!

 

При встрече с Николаем Григорьевичем я поинтересовался его возрастом. Он ответил корректно, как полагается литератору. Цитирую дословно: «Один месяц четвертого года на девятый десяток». 

 

Здоровья Вам, Николай Григорьевич, на долгие годы! И пусть согревают Вас воспоминания о нас, учениках.

Традиции, которым положили начало учителя-ветераны, сохранились в нашей школе. Позже пришло молодое пополнение: Анатолий Владимирович Буй, Мария Антоновна Козлова, гордость нашей школы – выпускницы Ольга Васильевна Бущик, Алла Васильевна Масюкевич.

После студенческой скамьи они стали у школьной доски и отдали свои знания и энергию детям. Теперь они на заслуженном отдыхе. Я с гордостью хочу сказать, что и в их трудовых книжках осталась только одна запись – Полонковская средняя школа.

Нельзя обойти стороной и директора школы. У старших выпусков в памяти остался Николай Яковлевич Гусев.

Наш выпуск тоже его застал, но спустя 2-3 года он семьей переехал работать в Витебскую область. На его место прислали нового директора – Леонида Семеновича Казака, который, с моей точки зрения, был своеобразным человеком.

Я помню, как среди учеников ходили про него анекдоты. Его многие фразы и изречения цитировали ученики и учителя. Он ничего порой вокруг не видел, но, поверьте, он все замечал. И при этом никогда не проходил мимо, если видел где-то какое-нибудь нарушение или несправедливость. На это он был и директор. Я не буду рассказывать о впечатлениях и взаимоотношениях директора с нашим выпуском, но напомню одну историю…

Многие из нас ходили в школу из отдаленных деревень и хуторов. Порой идем-идем, придем в лес и, переглянувшись между собой, решим: «А не сходить ли нам в «партизаны»?» Думаю, нет необходимости объяснять значение и смысл этого слова.

Сразу же скажу: наш выпуск и старшие ученики этим не злоупотребляли. Но вот «молодая поросль» создала целое «партизанское движение». Зачем в школу идти? Пусть учителя и Леонид Семенович Казак учатся. Парни приходили в лес, вместе с учебниками приносили хлеб и сало, разводили костер, садились вокруг него и играли в карты.

Точно не помню, но где-то в конце 80-х — начале 90-х в Полонковской школе из-за этого «партизанского движения» разразился скандал. Да такой, что эхо разнеслось по всей округе! Оказывается, школьники-«партизаны» организовали в урочище Важгинты свой «штаб»: вырыли и обустроили землянку с атрибутами военного времени. И надо же случиться «беде» – все это обнаружили местные лесники.

Лесники расценили по-своему: лес, костер и подростки – вещи несовместимые и провели операцию по ликвидации «штаба». Да так молниеносно провели, что «партизаны» еле успели разбежаться, оставив на «поле боя» сумки с учебниками и дневниками. Конечно, на все это имущество был наложен арест и «трофеи» были доставлены директору школы. Мало того, лесники предъявили иск на спиленные и срубленные деревья (землянка ведь строилась по всем правилам военной фортификации). 

Я только могу представить, как все это воспринял директор школы и классный руководитель! Но Леонид Семенович был философом и остроумнейшим человеком. Произошедшее он охарактеризовал в своей манере. Цитирую дословно: «Это Переносино-Важгинтовско-Небытская партизанская зона». А всех «партизан» этой зоны он окрестил одним словом (замечу, это слово и мы от него иногда слышали): «ДИЧЬ! И только ДИЧЬ!» 

Конечно, директор и учителя позже простили каждому все наши проделки и шалости, ведь все они, в том числе и Леонид Семенович были добрейшими души людьми.

Не могу не вспомнить еще одну женщину, которая в нашей школьной жизни оставила хорошую память. Я уверен, что многие-многие выпускники тоже ее помнят. Ребята из близлежащих к Полонке населенных пунктов жили в интернате при школе. Добираться в Полонку было сложно, особенно зимой, и на этот период детей из других деревень селили в интернат.

Это был интересный и насыщенный впечатлениями отрезок нашей школьной жизни. 

…С возрастом все происходившее в нашей жизни мы меряем своей меркой. Не знаю, становимся мы умнее или наоборот, но это с нами происходит. Я тоже попытаюсь своей меркой кое-что отмерить. А начну с нашей современной кухни и современной хозяйки.

РЕКЛАМА

Итак, плита у нее должна быть «с наворотами», обязательно кран с холодной и горячей водой, канализация. Овощерезка, шинковка и т.д., и т.п. Кнопку нажал и все. А на подхвате порой стоит муж: это подай, это принеси, картофель или лук почисти… 

Дорогие вы наши хозяюшки! Я не хочу бросить на вас тень, и не ищите в моих словах какой-нибудь подвох. Мы, мужчины, разделяем вашу озабоченность. Да и вы сами понимаете, что накормить мужа и семью – это святое дело каждой хозяйки… Но послушайте меня. 

Думаю, что каждый ученик Полонковской школы помнит старушку тетю Чесю. Она была в интернате поваром. А какая была у нее кухня! Да, у нее была плита с «наворотами»: на три конфорки или, как раньше говорили, на три фоерки. На одной стоял большой чугун, где готовился суп. На другой – каша или чаще макароны (нас часто в шутку называли макаронниками). На третьей – чай или кисель.

Большая топка, куда забрасывались дрова и поддувало, откуда надо было постоянно выгребать золу. Ведро для слива помоев, вода – в колодце. А ко всем перечисленным «наворотам» надо еще добавить нас – 40-50 душ, а иногда и больше. Нас надо было накормить вовремя три раза в день.

Я не помню такого случая (да простите меня, мои дорогие «макаронники», мы не помним такого случая), чтобы кто-то из нас был не вовремя накормлен или к столу не была подана вкусная и свежая еда. Может, это трудолюбие и доброта позволили тете Чесе прожить длинную жизнь – 95 лет. Она считается одной из долгожительниц Полонки. 

Светлая память о Вас, тетя Чеся, и низкий поклон от всех нас!

Начиная с весны, мне приходится часто ездить и ходить по тем дорожкам и тропинкам, по которым мы когда-то ходили, уважаемые мои земляки. Я часто задаюсь вопросом: «А что же произошло и происходит с нашим краем, с нашими полупустыми деревеньками, исчезнувшими хуторами? Неужели наш народ оказался такой недальновидный и глупый, что люди, бросив свои обжитые места, хаты, уехали за легким куском хлеба?» 

Мне так не хочется переворачивать очередную страницу истории нашего послевоенного государства, где и мы много чего захватили и помним, но не говорить об этом нельзя.

Передо мной лежит книга нашего учителя Алексея Петровича Щербацевича «Вёска Палонка і наваколле». Прочтите, дорогие мои, обязательно найдите время и прочтите.

Это история нашего края, история Полонки, где жители этой деревеньки, очевидцы происходящих событий, рассказали правду о военном и послевоенном времени. Порой хоть горькую, но матушку-правду.

К примеру, не выходит из моей памяти рассказ Алексея Петровича о событиях, которые произошли в Полонке в первые дни войны. Люди были в панике, в растерянности, не знали, что делать. В это ужасное время, спасаясь бегством от немцев, в Полонку из Слонима приходят две молодые семьи с тремя детьми. Уставшие, они присели отдохнуть под березами, что росли на краю деревни. Но тут их настигла немецкая колонна. Увидев этих людей и детей, немецкий солдат, не задумываясь, расстрелял их из пулемета…

Это были первые жертвы войны в Полонке. Жители деревни похоронили погибших в начале старого кладбища. 28 апреля 2010 г. на этой безымянной могилке ветеранская организация поставила крест и ограду. Памяти безвинно погибших Алексей Петрович посвятил свое стихотворение «За што?»:

Дзве сямейкі з-пад Слоніма крочаць:

Ад фашыстаў далей, ад бяды…

Заставацца пры немцах не хочуць,

Не ўзяўшы з сабою яды.

Паспяшылі, пажыткаў не ўзялі,

Дакументы…, за ручкі дзяцей.

На ўсход саматугам падалісь.

Насядае фашыст-ліхадзей.

Іх на выхадзе з вескі нагналі…

Кіламетраў калона на тры…

Ля бярозаў таўшчэзных прысталі.

Лісце ціха стагнала ўгары.

Трое дзетак, бацькі маладыя…

Іх фашыст з кулямета пасек.

І бярозы таўшчэзны старыя

Пашмактаў аж на трэскі здалек.

У Палонцы навек засталіся.

Безымяннай магіле не быць:

Мы сягоння на мітынг сышліся

Вечну памяць гаротным стварыць.

Также в этой книге рассказывается, как страна поднималась из пепла и руин, о послевоенном голоде и холоде. Да, страна открыла второй фронт, на сей раз трудовой. Люди радовались каждому успеху и сами творили этот успех. Я не буду описывать этот период, поскольку мы, хотя и не были участниками этих событий, многое знаем по рассказам и другим источникам информации.

Но период конца 50-х — начала 60-х мы хорошо помним. Я уверен, что вы, мои одноклассники, помните эти веселые деревеньки и хутора.

Вспомните, сколько собиралось народа в сельском клубе, какие танцы и вечеринки устраивали! Активными участниками этих мероприятий были наши учителя и старшие выпускники. Мы подросли и тоже от них не отставали.

У каждого в памяти осталась березовая роща. Какие там проводились маевки, фестивали! Роща заливалась песнями. А порой местные «джигиты» садились верхом на лошадей и показывали свою ловкость и удаль молодецкую…

Так что же произошло с Полонкой и другими деревнями, почему они опустевают?! Оказывается, «джигиты» подросли, поумнели и «дали драла» из Полонки и других деревень, а кони – сдохли. Пусть это будет сказано с какой-то насмешкой, но в конечном итоге это правда.

Я не могу не вспомнить своих хуторян, которых тоже постигла такая же доля. Если начиная с Полонки условно провести границу по направлению Полонка-Переносины-Свираны-Бор-Белые Луги-Дубище-Важгинты-Полонка, то на этом небольшом клочке земли можно было насчитать больше чем полсотни хуторов. Специально хочу вспомнить отдельные хутора: Дерманы, Кирейки, Каснерики, Сенько, Рудые, Парховичи, Важгинты, Бернаты, Ивайнены, не считая маленькие деревеньки – Белые Луги, Дубище, Важгинты. 

Я думаю все вы, хуторяне, помните, какие вереницы велосипедов выстраивались на столбовой дороге, по которой мы ехали в школу! А ведь из каждого хутора был ученик нашей школы и не один.

Хочу помянуть «светлой памятью» выпускника нашей школы и хуторянина Ивана Сергеевича Перехода, выпускника 1962 года.

Как сегодня помню, вкопал он длинную жердь, натянул проволоку (т.е. сделал антенну), ввел в дом и подключил радио. Для нас, хуторян, это была радость.

По вечерам послушать радио со всей округи собирались мужики. Были они какими-то угрюмыми, задумчивыми, много курили. А ведь было над чем задуматься и закурить – во Вьетнаме начиналась война. Войну сельчане знали не понаслышке, ведь многие из них воевали.

Светлая память о тебе, Иван Сергеевич, от нас, хуторян.

Хутора тогда наши были богаты, и богатство мерялось не деньгами, а количеством детей в семье. У моих соседей Гнетецких в семье было девять(!) детей.

А вы помните, уважаемые выпускники, ту стойку около нашей школы, где мы ставили велосипеды? Не считал, но где-то под сотню велосипедов наверняка стояло. Это было богатство школы.

Не знаю как вы, хуторяне, но я помню и другие велосипеды. Где-то в 60-х годах, когда я был подростком, молодые парни на велосипедах ехали за 30 километров на работу в Барановичи, оставив свой колхоз. Крепкие, жилистые парни, которые знали землю и умели на ней работать, оставляли ее и уезжали, как говорят, на «легкие хлеба».

Были ли они легкие? В Барановичах их охотно брали на работу, они устраивались на квартиры, в общежития, а по субботам возвращались домой с сумками, набитыми хлебом, мукой, макаронами. Они часто останавливались у нашего дома, пили воду из колодца, рассказывали о своей работе и были ею довольны. Вспоминая про работу в колхозе, они просто плевались. А ведь было за что плеваться в те времена всей деревенской молодежи.

…Да, мы были великая многонациональная страна. У этой страны было все: богатые недра полезных ископаемых, плодородные земли, талантливый трудовой народ, но соединить это все в единую гармонию, чтобы этот механизм работал, а люди жили и радовались жизни, не всегда получалось.

Хорошо помнит наше старшее поколение, когда только-только встали с колен после войны, и для многих было за счастье наесться вволю хлеба и картошки, как народу бросили клич: «Целина!» Деньги нашли, молодых девушек и парней оторвали от своей работы, забыв, что дома такая же целина. Вбухали огромные средства в казахские степи и… в конечном результате остались ни с чем. Сегодня эту целину можно поднимать по-новому.

Нашли деньги и на вооружение. Вместо политики мира, политики тонкой дипломатии, разоружения с целью, чтобы поднять жизненный уровень своего народа, наш лидер (мои сверстники немного его помнят), размахивая ботинком, всему миру показал кулак и «Кузькину мать».

Мы так вооружились, так вооружились, что сегодня не знаем, как разоружиться. Мы начали строить социализм не только дома, но и в Восточной Европе, в странах Арабского мира, в Юго-Восточной Азии. Деньги на это тоже нашли. Мы приветствовали и поддерживали все государственные перевороты и революции, а если говорить правду, то и сами помогали в их организации. У каждого из нас осталась в памяти последняя революция, которую мы на штыках принесли в Афганистан. Все это делалось на деньги трудящихся…

А на кирпич и цемент, чтобы построить десяток простых деревенских домиков в той же Зверовщине или Небытах для доярок, телятниц, трактористов, денег не нашлось. Когда-то в этих деревнях были фермы, а сегодня их нет. И деревень скоро не будет… 

Не нашлось денег и на песок-гравий, чтобы сделать дорогу хотя бы от Новой Мыши до Полонки. А там от Полонки до Сярков, а от Сярков до Перхович – рукой подать. Вы помните, какие были снежные зимы, как заметет, как завьюжит, а по весне как распустит – и сидит Полонка со всей округой без хлеба, отрезанная от цивилизации.

Не нашлось денег на столбы и провода, чтобы электрифицировать отдаленные от Полонки деревеньки и хутора. И многие из нас окончили школу при керосиновых лампах. Я хорошо помню, как через дорогу от школы был хозяйственный магазин, а в конце магазина небольшая каморка, где продавали керосин. И порой, идя домой, мы за собой тянули саночки с керосином или возили его на велосипедах.

Не нашлось денег у нашего государства и на школьный автобус, чтобы возить школьников с того же Верхлесья или Ивной. Оттуда только велосипедные цепи и педали скрипели.

Конечно, можно по этому поводу много спорить и дискутировать… Тем не менее на вооружение и строительство светлого будущего где-то там далеко – деньги нашли, а тут… 

РЕКЛАМА

У нас, уже взрослых людей, есть что вспомнить и над чем задуматься. Мы все, я уверен, вспоминаем наших родителей, как нелегко им было содержать семью и учить детей. У каждой матери щемило сердце о том, как отправить в сентябре в школу детей. Труд на селе ценился очень низко. В колхозы поступало очень мало техники, стройматериалов. У государства на это денег не хватало. Почти вся работа выполнялась вручную.

Я помню, как женщины рвали лен, квадратногнездовым методом сеяли кукурузу, а потом ее пололи. Как на тракторных плугах сидели прицепщики и на ходу регулировали плуги. Одно время по работе мне довелось пообщаться с очень интересным и хорошим человеком. Он наш земляк, с Лотвич, Иван Казимирович Толкач, который был заготовителем скота в нашем крае. Так вот он рассказал мне удивительную историю, как приходилось в Люшневе и по всей округе заготавливать гусей, а потом этих гусей гнать своим ходом в Барановичи на мясокомбинат.

Крестьянам на своем личном подворье практически было невозможно вести хозяйство. Я думаю, что многие мои сверстники помнят, как приезжали «агенты» (мы, дети, их так называли) и считали коров, свиней, кур, яблони, сливы, груши. Ограничивалось содержание скота, за перебор штрафовали, облагали налогом…

А теперь давайте подумаем, могла ли молодежь, глядя на это унижение крестьянского труда, оставаться в деревне и идти по стопам своих родителей? Нет и еще раз нет! Родители им тоже этого не желали. И неудивительно, что именно с 60-х годов молодежь валом повалила из деревень. Мы, подрастая, также все это видели, поэтому многие из нас тоже повернули руль велосипеда в сторону города. 

Конечно, был не только негатив. Много в стране делалось хорошего, прогрессивного. И, слава Богу, что на очередном Пленуме ЦК КПСС партия опомнилась и осудила это время. Так и прозвучало – «волюнтаризм». Здорово прозвучало, только было поздно, слишком много велосипедов уехало из деревни. А теперь этот волюнтаризм нам аукнулся полупустыми деревнями и закрытыми школами в них. Да так аукнулся, что нашему молодому государству приходится находить огромные средства и вкладывать их в деревню.

Приходится строить дома, агрогородки, современные фермы и закупать современную технику. Достойную платить зарплату. Делать все возможное и невозможное, чтобы «руль этого велосипеда» повернулся в сторону деревни. Работает крестьянин на земле, живет в деревне – и в сельской школе звенит звонок.

А теперь давайте, уважаемые выпускники, вернёмся к жизни нашей школы в те времена. Мне почему-то да я, думаю, и многим вам запомнился 1967 год. Это был особый год для нашей страны, да и для нашей школы. Я тогда учился в 6-м классе, и Лидия Романовна была нашим классным руководителем. Проходили школьные утренники, пионерские сборы, писались сочинения и рисовались рисунки только на патриотическую тему. Вся страна и наша школа были на высоком патриотическом подъеме: готовились к большому празднику – 50-летию Советской власти.

Я хочу сказать без насмешек, что народ действительно радовался этому празднику, радовались и мы – школьники. Нам на этот праздник в школу купили телевизор. Больше всего радовались мы – интернатовские дети. Фильм «Четыре танкиста и собака» мы уже смотрели по своему телевизору.

Телевизор был большой, с проигрывателем для пластинок и радиолой. Правда, экран у телевизора был небольшой. Но для нас, школьников, это был очень дорогой подарок. А когда урок проходил у телевизора – радости было вдвойне! Как правило, перед уроком приходил Алексей Петрович, включал телевизор, а в конце урока – выключал. Правильно делал: вещь любит одни руки.

Мне кажется, что в вашей памяти, как и в моей, остался продовольственный магазин. Он находился рядом со школой. Для нас, сельских детей, в магазине было достаточно сладостей: печенье, конфеты, лимонад. Мороженое привозили редко. Но вот когда в магазин привозили халву, в школе был праздник. Старшеклассников халва как-то не интересовала, но вот мы, 5-ти, 6-ти и 7-миклассники задавали тон в торговле. На перерывах в магазине стояла очередь, и торговля шла нам навстречу, обслуживая только нас. 

…Сегодня, практически все, о чем мы – ученики Полонковской школы – думали и мечтали, сбылось. От Новой Мыши до Верхлесья лежит асфальт, а дальше и до Ягодной. Только иномарки проносятся со свистом по улицам близлежащих деревень и выпускники, сидя в них, вспоминают веселые дни и велосипеды.

 

Построена в Полонке и новая трехэтажная школа. Не с одним телевизором и компьютером. Правда, если бы к этой школе добавить ту сотню велосипедов, которую мы вспомнили, было бы замечательно. В магазине, я уверен, есть халва и много других вкусностей. 

Меня вот что радует: сегодняшний мальчуган из нашей школы ни в чем не уступит городскому. У обоих в карманах «мобилы», дома на столах компьютеры, в сумках калькуляторы. И попробуй, батька, не купи. Тот путает Пушкина с Чайковским, а наш не знает, и знать не хочет, кто такой Кузьма Черный и Янка Брыль… Запутались в паутине. Пусть это будет шутка. Но, если выдадут что-то из своего словарного запаса, то оба в это сказанное обязательно вставят два или три раза слово «блин».

Уважаемые педагоги, откуда взялся этот «блин» и кто его испек? Этого слова мы не знали.

Но не вздумайте, дорогие мои, это поколение в чем-то упрекать или что-то изменить. Это их время. Так как и у нас было наше время, и старшие тоже нас не всегда понимали. Конечно, в отличие от нас они чувствуют себя намного свободнее или, как принято говорить, демократичнее. Порой под эту свободу и демократию пишутся соответствующие программы и даже математические задачи. Мне как-то раз такая задача под руку попала. Давайте-ка и мы тряхнем стариной и попытаемся решить эту задачу.

задача

задача

 

Я хорошо помню (это были еще наши школьные годы) как партия в очередной раз бросила клич народу: «Стереть грань между городом и деревней!» Как видите, она стирается. Вот только из-за этого «стирания» на деревенских подворьях скоро и коров не останется. Так что, если и дальше так пойдет, эта грань сама сотрется. Не зря гласит народная мудрость: «С водой порой можно выплеснуть и ребенка». 

…И вот я снова в школе. Тот самый порог, с которого мы часто не сходили, а спрыгивали, со всеми вытекающими последствиями.

Иногда на пороге стояли дежурные и заставляли вытирать ноги.

 

А вот длинный светлый коридор, на котором мы, подростки, резвились, устраивали «петушиные бои», а старшеклассники нас успокаивали. На этом коридоре постоянно проводились школьные линейки, где директор школы и учителя вели разъяснительную работу на тему «Что такое хорошо и что такое плохо».

А где-то с 8-го класса на этом коридоре мы проводили школьные вечера. Да какие вечера! КВНы! На этом коридоре мы ближе увидели наших девушек, а девушки рассмотрели нас. И неважно, что под рукой у нас была гармонь или баян, на то время этого было достаточно.

 

На этом коридоре для нас прозвенел последний звонок. Каждый из нас помнит этот торжественный и незабываемый в нашей жизни день. Я, думаю, наш выпуск тоже не забыл тот светлый майский день, когда звонок, перевязанный красной лентой, построил нас, выпускников, перед всей школой и учителями. Было много пожеланий и напутствий со стороны учителей и директора школы. Мы тоже что-то говорили и, конечно, благодарили. У каждого из нас было нелегко на душе – мы расставались со школой. Многие наши девушки-выпускницы стояли и плакали…

 

Глядя на школьную площадку, вспоминается, какие футбольные страсти и баталии разворачивались на ней. На беговой дорожке мы тоже выплескивали свою молодую энергию. А школьный огород и сад, где учителя приучали нас быть ближе к земле. Но чего-то здесь не хватает. И я уверен, что многие выпускники, навестив школу, это отметят.

Да, не хватает нашей деревянной школы. Многие выпускники младших выпусков не знают, о чем идет речь. Поясню: где-то в 60-е годы рядом с кирпичной школой построили деревянную – не вмещались. А когда построили новую трехэтажную, деревянную разобрали, а нашу кирпичную школу отдали под турбазу. Так что наша деревянная школа осталась только в нашей памяти.

 

У каждого из нас в памяти остался тот класс и парта, за которой мы сидели. И никто и никогда не скажет: «Прощай, школа!» Мы всегда в душе говорим: «Здравствуй, школа!»

Снова прозвенит для нас школьный звонок, и мы веселою толпой зайдем в класс. Обязательно кто-то из ребят подставит подножку девушке и попросит прощения. Как всегда, Юзик Захарчик забудет дома дневник, и в который раз Николай Григорьевич даст ему свой велосипед и отправит его в Тиунцы. А дежурным по классу все так же не хватит перерыва, чтобы смочить тряпку и вытереть доску… Все осталось на своих местах.

В класс на урок зайдет Алексей Петрович. Он встанет у учительского стола и на мгновение сделает паузу. Этим самым даст нам время успокоиться. Подаст команду: «Подравняться!» и спокойным, но уверенным голосом, как всегда, нам скажет: «ДОБРЫЙ ДЕНЬ!»

С уважением выпускник 1971 года выпуска Иван Васильевич Черник

Выражаю благодарность в подготовке материала выпускнице 1970 года выпуска Тамаре Владимировне Липановой и выпускнице 1971 года Лилии Сергеевне Черник (Ханцевич)


Из школьных фотоальбомов

РЕКЛАМА


Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up