Автор: Константин ЛИТВИН

2:00, 28 января 2013

Общество

remove_red_eye 90

Как я был дворником

Горожане нередко жалуются в редакцию на работу коммунальных служб. Корреспондент «IP» решил на себе узнать, каково это – убирать улицы города.

Ни свет ни заря

На улице темнота. Обычный рабочий день дворника начинается в семь, и я прихожу к рабочему месту в это время.
Женщина-дворник, которую я встречаю, рассказывает, что сегодня вышла убирать улицу в пять: идет снег, и начать работу пришлось раньше. «Такое часто бывает», – говорит Алдона Антоновна (так зовут дворника), которая работает на спецавтобазе.
Предлагаю свою помощь в уборке, и женщина с радостью соглашается.

Инструмент дворника нехитрый – фанерный скребок да металлическая лопата для уборки снега. Фронт работы поначалу испугал: нужно убрать тротуар от магазина «Скалярия» до остановки «площадь Ленина». К счастью, по одну сторону дороги.

РЕКЛАМА

Остановку напротив швейной фабрики и территорию рядом женщина с пяти часов уже успела убрать. Мы  начинаем убирать вместе от «Скалярии». На тротуаре тонкий слой снега. Обычно скребок легко сдвигает его на обочину, но иногда он упирается в неровности тротуарной плитки. Работа не тяжелая, но скоро становится жарко: для работы я надел бушлат и армейские ботинки.

Нас сопровождает дворовой пес Иван. Он выходит на «уборку» с Алдоной Антоновной уже второй год. Только не помогает, а наоборот, норовит стать перед скребком.

Прохожие смотрят на меня с любопытством: видимо, слишком молод для дворника. Например, Алдоне Антоновне уже 62 года. После восьми часов людей на улице стало меньше: час, когда люди шли на автобусную остановку, уже прошел. Тротуар от «Скалярии» до швейной фабрики почищен, и,  положив лопаты на засыпанную снегом лавочку, мы садимся передохнуть.

Изо дня в день

«Здесь, в центре, убирать проще, – рассказывает женщина, – трактор проезжает ночью и сметает снег с тротуаров». Алдона убирает улицы уже девять лет. «Раньше работала помощником мастера на БПХО, когда пошла на пенсию – решила работать здесь. Нужно было детям помогать. А сейчас работаю, потому что привыкла».

После десяти минут отдыха – снова за работу. Время, кажется, застывает. Когда мы дошли до поворота на улицу Брестскую, на часах было только десять. А по ощущениям – отработали уже полдня. Алдона Антоновна предлагает выпить кофе.

Сидим за столиком буфета в магазине на улице Ленина. Там готовят недорогой кофе и продают смаженки. На нас рабочая одежда. Но к таким посетителям здесь уже привыкли.  …Кофе после работы на свежем воздухе кажется особенно вкусным.

После перерыва – уборка улицы от поворота на Брестскую до остановки «площадь Ленина», что напротив Вечного огня. Там работы меньше, потому что работники магазинов очищают тротуары около них сами. Главная трудность – убрать тротуар в местах заезда во дворы: снег с собой привозят въезжающие машины.

Когда мы уже подошли к заветному краю территории, на плитку начали падать крупные хлопья. И мы начинаем убирать очищенный участок снова. «Здесь результату работы долго не порадуешься: на следующий день всегда нужно убирать снова».

«Я бы не хотела в ЖЭСе работать»

В одиннадцать на тротуарах полно людей. Обычно они останавливаются, уступая дорогу. Пес Иван, который верно сопровождал нас все это время, куда-то пропал. Наверное, испугался многолюдной улицы. А я уже хотел было угостить его сосиской в тесте. За стойкость и терпение.

Проработав так до часа дня, усталости я не чувствую. Наоборот, удивительная легкость и даже эйфория. Работать на свежем воздухе одно удовольствие. Правда, не с пяти утра  и не одному, как работает Алдона Антоновна.

«Я бы не хотела в ЖЭСе работать», –  призналась за работой моя руководительница. Оказывается, работа дворников там отличается. Когда Алдона Антоновна уходит на обед, я захожу во двор. Встречаю там еще одну женщину в оранжевом жилете, знакомлюсь и предлагаю помощь.

Ледяная эпопея

Теперь мной руководит Нина Дементьевна. Она работает дворником ЖЭСа два года: «детей вырастила, такая работа все же лучше, чем дома сидеть».

К этому времени она уже справилась с основной работой – убрала подъезды в трех домах.

Сил у меня еще много, и я прошу работу потяжелее, чем уборка тротуаров. Такая сразу же находится. В моих руках оказывается новый инструмент – металлический скребок для скалывания льда.

РЕКЛАМА

Снег, выпавший еще в декабре, доставил работникам коммунальных служб немало хлопот. Вывозить его не успевали, и снежные горки подтаяли, а затем крепко примерзли к тротуарной плитке. Эти горки мне и нужно убрать. Откалываю твердые белые глыбы, отбрасываю их широкой лопатой. Когда добрался до льда, появились сложности: чтобы твердый лед откололся, нужно ударить по нему острым скребком раз десять. Над двумя квадратными метрами льда я мучаюсь около получаса. Наконец справился.

«Чем вам еще помочь?» – спрашиваю я, и Нина Дементьевна ведет меня к новому месту работы. Выглядит оно как горный хребет на фотографии с самолета: бульдозер убирал снег во время оттепели, и теперь его следы превратились в рытвины и ледяные холмы. Толщина льда кое-где десять сантиметров, а жильцы домов  ходят здесь с риском попасть в травмопункт.

Проще всего мне расчистить дорожку длиной метра два. Надеюсь, что лед здесь помягче, и начинаю долбить. Но эффект от работы куда скромнее, чем я ожидал. За час работы удалось сделать узкую дорожку, по которой и одному человеку идти неудобно. Зато от такой работы я весь промок, а в руках появилась боль и усталость. Еще час работы – и проход для двух человек готов. Но, глядя на этот крохотный клочок тротуара, отнявший два часа времени и массу сил, чувствую безысходность. «Как вообще  можно навести порядок на такой территории?» – думаю про себя.

Пока я боролся со льдом, Нина Дементьевна посыпала дорожки песчано-соляной смесью, таская в руке тяжелое ведро. Очищенный мной участок она тоже посыпала, так что пройти здесь можно будет без труда. «Когда пришла сюда на работу в октябре два года назад, думала, что скоро ее брошу. Вся территория была листьями засыпана. А когда убрала их – кажется и нормально!» – рассказала она.

Мусор грузим лопатами, вывозим – самосвалом

Скоро машина приедет – мусор забирать. Это не моя работа, но нужно будет помочь. Возле дома собрались уже четыре женщины в оранжевых жилетах. Они жалуются на редко приезжающие мусоровозы: «Должны его забирать два раза в неделю, а они не всегда и один заберут!»

Машина приехала. Только это не мусоровоз, а… обычный самосвал. С ним подъезжает и бульдозер. Оказывается, мусор в его ковш мы должны загрузить вручную. А водитель говорит, что заберут не все, а только два контейнера: ему еще нужно ехать в другой район. На глазах женщины, которая отвечает за уборку мусора в этом дворе, появляются слезы, ведь контейнеры уже заполнены, а мусор лежит на полу мусорокамер. «Что я людям скажу!? Нужно все забирать!!!» – настаивает она.

Контейнеры пахнут явно не розами, но я уже решил для себя, что отработаю полный день. Всей компанией наваливаемся на контейнер, опрокидываем его в ковш бульдозера. Дворники выгружают остатки мусора лопатами. Мне лопату не дали – корреспондент. Романтическое настроение, которое было в начале рабочего дня, исчезло напрочь.

После того, как последний ковш опустился в кузов грузовика, я помогаю отвезти контейнеры к подъездам. Все заняло около часа. А ведь специальная машина справилась бы минут за десять!

Наконец-то отдых

На часах почти три дня. Приближается конец работы. Спина и руки ноют. Нина Дементьевна показывает, чем еще должен заниматься дворник. В подвале перевязанные стопки картона высотой в человеческий рост, за его сортировкой приходится проводить по нескольку часов. С другой стороны – мешки со стеклянными бутылками: для дворников существует норма по сбору вторсырья, которую непросто выполнить. При этом она еще моет лестницы в четырех подъездах.

На этой безрадостной ноте снимаю жилет и собираюсь домой. Спину уже ломит от усталости, ботинки промокли, а глаза слипаются из-за раннего подъема. Мечтаю прийти домой и лечь спать.

У меня завтра выходной. А вот Нине Дементьевне – на работу.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up