Автор: Александра САВИЧ Наталья СЕМЕНОВИЧ

1:00, 1 октября 2012

Культура

remove_red_eye 274

«Ему хотелось, чтобы все было совершенно»

23 сентября исполнилось 40 дней, как не стало Владимира Ромейко – барановичского художника, известного не только в Беларуси, но и далеко за ее пределами. О том, каким был Владимир Павлович, Intex-press рассказали близкие ему люди.

«Занятие живописью считал побочным явлением»

Ольга Ивановна Ромейко, которая на протяжении 27 лет была верной спутницей Владимира Павловича как по жизни, так и по творчеству и всегда поддерживала его во всех начинаниях, о своем супруге вспоминает с улыбкой и в каждом ее слове чувствуется любовь:

– Живопись – это только часть жизни Владимира. Свое занятие живописью он считал побочным явлением: что-то вдохновило, и ему захотелось это написать. А вообще он увлекался всем, и интересовало его все. Страсть к чему-то новому, а также желание творить самостоятельно и делать то, что нравится,  натолкнули нас к созданию собственной художественной мастерской (первой в СССР!). И мало кто знает, сколько трудностей нам пришлось преодолеть.

РЕКЛАМА

Я никогда не забуду, как мы пришли в банк, чтобы открыть счет, и Палыча оттуда едва не палками выгнали. Почти год мы не могли ничего делать, и только лбом пробивали эту бюрократическую стену. Мы дошли до Президиума Верховного Совета СССР, до директора  Национального банка в Москве. И только тогда Владимир смог наконец-то открыть личный счет. Я же, чтобы  вести бухгалтерские дела, окончила бухгалтерскую школу. Мне, женщине в возрасте, пришлось осваивать азы, сидя за партой с 17-летними девчонками.  

Трудности, возможно, возникали и из-за конфликтности Владимира. Но он конфликтовал не из-за плохого характера, а из-за стремления к справедливости. Владимир считал, что надо говорить только правду. По этой причине он никогда ни перед кем не заискивал, никогда никому не кланялся. Не хотите – не надо. И с таким характером ему, конечно, было тяжело работать.
Но мы все преодолели, и в итоге именно здесь, в своей мастерской, Владимир создал множество работ, которые принесли ему известность.

Надо сказать, что он придирчиво относился к своим работам. Бывало, подготовит что-то к выставке, расставит картины, посмотрит, а потом скажет: «Нет, не будем выставлять». Ему хотелось, чтобы все было совершенно, чтобы все было просто «ах». И эта критичность распространялась и на работы других людей. На похвалу Владимир был скуп, но уж если он останавливался перед какой-то работой, начинал ее рассматривать, я понимала: он в восторге.

Но при этом Владимир никогда не позволял себе вмешиваться в мое творчество. Он не говорил, что вот тут надо темнее или светлее. Обычно звучало: «Ну, подумай-подумай», и только потом, когда, видимо, все было хорошо, говорил: «Ну, можешь «Р» поставить».  Одобрил, значит.

Несмотря на то, что работы Владимира пользовались спросом (многие из них находятся в частных коллекциях за границей), сам он человек некорыстолюбивый. Свою картину он мог подарить кому угодно, просто так.
Помню случай, когда Владимир, уже получив деньги за картину, вернул их покупателю, а саму картину привез обратно в Барановичи и позже подарил городу.

Эта картина – «Жировичский сад» – довольно большого размера приглянулась одному мужчине в Германии. Он заплатил за нее деньги и попросил нас съездить к нему домой, чтобы Владимир посоветовал, где ее лучше повесить.  Приехали, обошли весь дом. Палыч молча и угрюмо все рассматривал, а потом говорит мне: «Отдай деньги».  Я отдаю, хотя понимаю, что этой суммы хватило бы на покупку автомобиля. Немец интересуется, что, почему. А Владимир отвечает: «В этом доме эту картину вешать негде». «Может, мебель переставить?» – уже на все был согласен немец. «Дело не в мебели. Эта картина должна смотреться с большого расстояния, нужен большой зал».

 Позже эта картина вошла в экспозицию выставки, проходившей в горисполкоме. Снимая выставку, Владимир постоял перед  этой картиной и вдруг сказал: «А знаешь, это как раз то. Пусть она здесь остается. Это ее место». Так  «Жировичский сад» находится там уже больше 10 лет.

Что касается немца-покупателя, то, когда мы снова приехали в Германию, навестили его и подарили специально написанную Владимиром эту же картину, но уже небольшого размера.

Сейчас я понимаю, что он был прав: картина должна чувствовать себя комфортно там, где будет жить. Тогда будет комфортно и духу художника – того, кто вложил в нее часть себя. В нашей семье даже существует такое понятие «прижилась» картина или «не прижилась».  И покупателям, особенно если я знаю этих людей, обычно говорю: «Возьмите картину, повесьте у себя дома, если она приживется, тогда заплатите».

Мы планировали еще долго быть вместе… Владимир был полон творческих планов: собирался в путешествие по Беларуси, хотел написать Грушевку, которая положила бы начало новому циклу работ по забытым памятным местам. Жаль, что этого не произошло…

«Несмотря на то, что часто находился вдалеке от Беларуси, любил ее безгранично»

Для Владимира Куника, директора ОАО «83 Управление начальника работ» Владимир Ромейко был творческим учителем и старшим товарищем на протяжении 24 лет:

– Встретились мы с Владимиром Палычем на одной из его персональных выставок. После он пригласил меня в свою мастерскую, которая тогда находилась около Дома офицеров (сколько кружек чая мы там выпили, уже и не счесть). Палыч всегда общался со мной на равных, хотя и был намного старше. Я без заискивания высказывался о его творчестве, не имея при этом никакого художественного образования. Любое мнение ему было важно. За столько лет знакомства я хорошо успел узнать этого человека и могу о нем говорить часами.

Несмотря на то, что Владимир Павлович часто находился вдалеке от Беларуси, любил ее безгранично. Его работы были очень востребованы на Западе, поэтому большинство его картин находится за рубежом. Из них люди других национальностей узнают больше о нашей стране.

Палыч был всесторонне талантливым человеком. Старался не останавливаться на достигнутом, занимался всем, чем мог. Однажды его спросили: «А что бы вы делали, если бы оказались за рубежом без копейки денег?», он ответил: «Нашел бы кусок старой водосточной трубы, сделал бы булыжником чеканку, а за деньги, вырученные от ее продажи, купил бы инструмент. Не пропал бы…».
Он был чеканщиком от Бога. Украшения в различных зданиях нашего города выполнены его руками, например, металлические композиции в кинотеатре «Октябрь». Также он сделал потолок в нашем управлении из простой жести для консервных банок, а выглядит так,  будто это дорогостоящий материал.

Новаторство у него присутствовало практически во всем. Например, создание семейной художественной мастерской, своеобразного храма искусства. Будучи целеустремленным человеком, он смог воплотить свою мечту в жизнь. Пусть на это ушло много сил и времени, но результат порадовал многих. Туда приходили не только творческие личности, но и простые люди, которые не видели до этого ничего подобного в Барановичах.

Поток его творческих идей был неиссякаемый. По завершении одной работы он тут же брался за другую. Владимир Павлович всегда серьезно относился не только к своему творчеству, но и к творчеству других людей. Он часто бывал на выставках своих коллег, где не скупился на ценные советы. Но при этом Палыч никогда не лебезил перед другими, не рассыпался в комплиментах без надобности. Очень многих интересовало его мнение, которое было сверхобъективным.

РЕКЛАМА

Людей тянуло к нему как магнитом. Они понимали и принимали его творчество, потому что он мог донести до них свою философию в искусстве. Это очень важная вещь. Можно быть мэтром, но не уметь преподносить свою позицию так, чтобы тебя поняли. А он мог.
Он был любящим мужем, отцом, дедушкой. Когда внуки и дети приходили к нему в гости, он менялся в лице. Не важно, какими проблемами были заняты его мысли, при виде родных он всегда расплывался в улыбке. Они были его будущим.

Я счастлив, что мое увлечение искусством привело меня именно к этому человеку, которому я выражаю свое огромное уважение и преданность. Он до конца жизни находился на дистанции и даже в последние дни ребятам, которые занимаются в ателье всевозможными оформительскими работами, сделал ножи. Я преклоняюсь перед его силой воли и желанием во что бы то ни стало творить, не оглядываясь назад и не останавливаясь. 

Справка «IP»

Владимир Павлович Ромейко родился 29 мая 1937 года в д. Конюхи Ляховичского района. Член Союза художников Беларуси. Автор циклов полотен «Война пошла на Запад», «Паровозы – деревья-ночь», «Одиночество», графических циклов «Долгое затмение», «1937 год», «Личное», «Дороги моего детства». Провел 60 персональных выставок на родине и за рубежом.

Награжден медалью «За заслуги в изобразительном искусстве», медалью Святителя Питирима Тамбовского «За усердные труды по возрождению духовности и помощи Православной церкви» Московского патриархата.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up