Автор: Людмила ПРОКОПОВА

1:00, 10 сентября 2012

Экономика

remove_red_eye 159

«Сейчас модно матрас вместо кровати»

Ищут ли мебельные магазины путь к сердцу покупателя на фоне снизившихся в целом продаж в первой половине года, продаются ли в Барановичах 90-миллионные кухни и какую мебель покупают сегодня жители Барановичей, выясняла «IP».

В первом магазине в одном из спальных районов города покупателям предлагались кухни в черно-красных, синих и черно-белых тонах. Самую дешевую отдавали за 4,6 млн рублей, за самую дорогую просили почти в два раза больше. Ни на «бюджетные» гарнитуры, ни на более дорогие модели желающих не было. Потенциальные покупатели присматривались к скромным кроватям от 1,2 млн рублей, небольшим комодам от 800 тысяч рублей и раскладывающимся диван-кроватям от трех миллионов рублей.

Одна из посетительниц, близоруко прищурившись, вслух считала ноли на ценнике небольшого комода. Цифры ей никак не поддавались, и она обратилась ко мне за помощью: «Здесь что, 11 миллионов цена?» – женщина удивленно провела рукой по сверкающей поверхности. Но и реальная цена в 1,1 млн почему-то не принесла ей облегчения. «Все равно дорого», – вздохнула посетительница и отошла к одеялам. Ценник на них огорчил ее еще больше: «Почти полмиллиона за одеяло, да что же это такое на свете делается?» – женщина отдернула руку от материи как от горячего утюга и поспешно ретировалась в посудный отдел.

В другом магазине кухонь было меньше, зато уголков и диванов было не счесть. Две девушки, обойдя все богатство магазина, громко обсуждали застой в мебельных рядах: «Смотри, как ни заходим, этот шкаф все стоит, никто не берет. – Да он стоит больше трех миллионов, ты бы такой взяла?» Не прошли «фейс-контроль» у молодежных экспертов и имеющиеся кухни: «Розово-фиолетовые и бежево-зеленые, да еще столешницы как у памятников, – осталась недовольна расцветками девушка. – Ну, у кого так фантазия работает?»

РЕКЛАМА

Третий магазин выбивался из череды соплеменников оживленной очередью к кассе. «А у нас последний день рассрочки на 6 месяцев», – пояснила необычную ситуацию продавец, принимая первоначальный взнос за кожаный уголок стоимостью в семь средних зарплат. К слову, уголки, видимо, пользующиеся здесь спросом, были в цене – самый дорогой обошелся бы покупателю в 36 миллионов рублей.

Еще один большой магазин мебели распродавал кухни поштучно. «Это для удобства покупателей, – уверила продавец. – Каждую деталь кухни – навесной шкафчик или тумбочку вы можете купить отдельно». Целиком кухни продавали за 7 и 8 миллионов. Но людей привлекали не кухонные гарнитуры, а диваны, распродаваемые с экспозиции, по цене кухни.

Кухню детям искала посетительница в следующем заставленном мебелью магазине так, что нехватка воздуха ощущалась физически. «Мне бы кухню не из МДФ», – робко поделилась сомнениями с рабочим, распаковывающим кухню в узеньком проходе, женщина. – «Из пластика смотрите – они дороже», – посоветовал рабочий. Но женщина, посмотревшись в зеркальную дверку кровавого цвета, неуверенно покачала головой: «Дороже-то дороже, а следы пальцев на поверхности остаются».

В тиши массивных кроватей, неуклюжих диванов и огромных матрасов считали расходы мама и дочка. «На кровать два с половиной миллиона да два на матрас, – женщина даже присела от получившейся суммы. – Нет, доча, сразу у нас не получится все купить». Но дочка протянула матери руку помощи: «А зачем кровать, сейчас модно без кровати. Я видела у знакомых – кладут матрас меж двух тумбочек, и получается спальня. Расходов меньше, места больше».

«В Пинске зарплата меньше, а покупают больше»

Покупатели редко рассчитываются за мебель сразу, предпочитая рассрочку платежа. Такую тенденцию подтвердили почти все опрошенные заведующие магазинов. «Мебель и так сегодня покупают редко. Некоторые и в рассрочку не могут себе позволить, – сообщила заведующая магазином «Журавiнка» Тамара Лавроненко. – За шесть месяцев – 60 покупателей. А если бы мы не предлагали растянуть оплату на месяцы, и их бы не было». В магазине также отметили, что рассрочку предпочитают люди с разным уровнем доходов: «Так рассчитываются и те, у кого полтора миллиона зарплата, и те, кто по 4 миллиона зарабатывает».

В мебельном магазине «Новый дом» также отметили несостоятельность покупателей рассчитаться сразу: «Такой расчет – редкость, – сообщила заведующая Людмила Чиркова. – Рассрочка спасает наш товарооборот, если бы не она, наверное, не продавали бы вообще».

Вялость горожан в покупке мебели отметили и в фирменном магазине «Пинскдрев». «По покупательной способности Барановичи намного отстают от других, – отметила заведующая магазином Ольга Езовит. – Мы видим это, сравнивая продажи фирменного магазина в Барановичах и филиалов в Пинске, где зарплата меньше, а покупают больше».

«…чувствуется, когда сдается дом»

Скидки на некоторые модели мебели делают почти во всех барановичских магазинах: «Вот бобруйский уголок уже два месяца стоит – пришлось снизить торговую надбавку. Просили снизить цену поставщиков, а они артачатся, говорят, у них ситуация сегодня не та – на зарплату кредиты берут», – рассказали в одном из мебельных магазинов.

В магазинах отметили и зависимость спроса на мебель от строительства жилья: «Когда сдается дом, это чувствуется, – рассказали в «Новом доме». – Каждая семья решается хотя бы на одну покупку. Еще заметно подрастает спрос накануне свадебного бума, молодоженам любят дарить мебель».

«…такой дорогой кухни не нашла»

Кстати, 90-миллионная кухня, которую привел как пример дороговизны мебели председатель горисполкома на последнем совещании торговли, заинтриговала почти всех продавцов.

«Я специально объездила пару магазинов, но такой кухни не нашла, – рассказала директор мебельного магазина. – У нас самая дорогая едва дотягивает до 10 миллионов, и у других подобные цены». «По таким ценам кухонь у нас нет, – сообщили, услышав цену, в фирменном магазине пинского предприятия. – Самое дорогое у нас – это уголки. Есть модели по цене больше 30 миллионов рублей».

«Может быть, такая кухня полностью из натурального дерева, – предположили в другом мебельном магазине. – Но мы такие не предлагаем покупателю. У нас кухни бюджетные. Мы удивляем спальнями – у нас можно найти, наверное, самые дорогие – по 18 миллионов».

Не удивились 90-миллионной кухне в мебельном салоне. «У нас кухни в среднем стоят в три раза меньше. Но можно довести цену и до такого уровня, все зависит от размеров и «наворотов», – отметили в фирменном магазине «Тимбер». – И это не предел. В Минске в некоторых мебельных салонах есть кухонные гарнитуры и по 30 тысяч евро».

Справка «IP»

По данным Национального статистического комитета, в Беларуси цены на мебель в 2011 году по отношению к предыдущему выросли на 48%. За 6 месяцев 2012 года по отношению к такому же периоду прошлого года мебель выросла в цене на 70%.

РЕКЛАМА

История горожанина Александра Досты:

«Расхваленный продавцом диван развалился через год»

– Год назад я заказал мебель в одном из крупнейших мебельных предприятий города. Купился на громкую рекламу. Цена была достойной – около шести миллионов, и диван был славным, продавец о нем отзывался очень хорошо. А недавно диван развалился. Обратился я на предприятие, мне сделали новую основу, новое сиденье. А когда привезли домой, оказалось, сидушка шире на 6 сантиметров. Снова переделали. Но не могут завезти – говорят, людей нет. Так, глядишь, и гарантийный срок – полтора года – пройдет. Говорю специалистам: у моей мамы старый диван стоит уже больше двадцати лет и в отличном состоянии, а ваш и года не выдержал. А мне ответили: так то раньше, сейчас технологии другие. Вот не знаю, как им технологии помочь улучшить – то ли в суд обратиться, то ли мирным путем все-таки дело уладить…


Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up