Автор: Наталья СОЛОМЯНКО

11:13, 27 июля 2012

Общество

remove_red_eye 79

Рыцари против огня

Огненная стихия. Она всегда безжалостна и разрушительна. Но есть люди, профессия которых –  усмирять эту стихию, люди, которые были, есть и остаются последней надеждой попавших в беду граждан – это пожарные. Сегодня, в День пожарной службы, отмечаемый в нашей стране 25 июля, рассказ «IP» о них, а вернее,  о семье Войткевич, которая дала нашему региону пожарных уже в трех поколениях.

Чин герою не помеха

Родоначальником семейной династии пожарных стал Эдуард Юльянович Войткевич, который в далеком 1966 году пришел в отделение пожарной службы БПХО (в то время хлопчатобумажного комбината), где 26 лет и проработал командиром отделения. «Тогда пожарная служба не была военизирована, так что на пенсию я отправился, как положено, в 60 лет», – вспоминает Эдуард Юльянович.

Четверть века пожарной службы вместились в девять почетных грамот, многочисленные знаки отличия за отвагу и мужество и, конечно же, бесценные воспоминания, нестираемые годами.

РЕКЛАМА

«Это сейчас начальники и командиры вряд ли «прыгают» в огонь вместе с подчиненными, идут в горящие подвалы, не глядя на чины, – рассуждает Эдуард Войткевич. –  А у нас все это было. Сколько раз я, хоть и был командиром отделения, вместе с начальником отряда – должность еще выше моей – плечо к плечу шли и в пламя, и в дым!»

Эдуард Юльянович вспоминает, как однажды восемь часов они тушили страшный пожар в подвале многоквартирного дома, а когда победа над стихией была одержана и пожарные вышли на улицу, они не смогли сказать друг другу ни слова. «Зима была, на улице страшный мороз, мы тогда так замерзли, обледенели все, что даже язык во рту от холода не поворачивался», – рассказывает Эдуард Юльянович.

Часто, по словам Эдуарда Войткевича, ему приходилось спасать жизни не только самих погорельцев, но и своих сослуживцев. «Однажды приехали дом в деревне тушить, а водитель наш хотел нам помочь и все рвался в дом, я кричу: «Стой, ты куда? Там же баллон с газом!» Едва успел оттащить его в сторону, и тут же – взрыв!»

По словам пожарного, он без сомнений снова бы выбрал эту работу, будь у него такая возможность. «Знаете, время тогда сложное было, я дом начал строить, детей надо было воспитывать, на ноги ставить, а тут график такой удобный был: сутки через трое. А то, что профессия опасная, так где тогда легко было? Страшные мысли прочь – и в огонь. Просто работа такая».

Когда пожарные плачут

Два старших сына Эдуарда Юльяновича – Вячеслав и Виктор – работали водителями в пожарной службе. Казалось бы, должность вполне рядовая и с риском не ассоциирующаяся, однако подвергать жизнь опасности приходилось и им. «Однажды загорелся склад на заводе строительных деталей. Пламя было настолько сильным, что бойцы не могли даже подойти к зданию и начать его тушить. Сбить пламя можно было только с моей спецмашины. Все бы ничего, но сзади у машины  – цистерна с бензином. Пришлось рисковать. Хотя все обошлось и огонь мы потушили, но тревожное ощущение, что могло и «рвануть», еще долго меня преследовало. Да и мало ли таких случаев было еще, – вспоминает Вячеслав Войткевич.

А Виктор Войткевич, который в свое время отработал 14 лет водителем в пожарной части на птицефабрике «Дружба», признался, что ему никогда не хватало совести отсиживаться в кабине, пока его сослуживцы рисковали жизнью в борьбе с огненной стихией. «Старался помогать, чем мог. Никогда не забуду, как в одной деревне сгорел дом, а в нем погибли двое детей. От них осталась только маленькая кучка пепла да несколько углей. Тогда я первый раз в своей жизни заплакал», – вспоминает Виктор Войткевич.

Кстати, жена Виктора, Светлана, в свое время отработала 14 лет пожарным инспектором на хлопчатобумажном комбинате.  Светлана контролировала  состояние пожарной безопасности на комбинате, помогала устанавливать причины возгораний. Часто приходилось спускаться в горящие подвальные помещения. Горели они нередко. «Подвигов, конечно, никаких я не совершала, но для женщины даже один спуск в этот темный страшный подвал уже граничит с героизмом»,  – с улыбкой признается  Светлана Войткевич.  

 «Сладковатый» запах смерти и спасение котят

Младшего сына Эдуарда Юльяновича Геннадия и внука Дмитрия,   тоже ставших  пожарными, в семье относят к младшему поколению огнеборцев.

Геннадию Войтовичу по долгу службы приходилось всегда первому забегать в горящий дом. Нужно было вынести баллон с газом, обрезать проводку, чтобы остальные пожарные могли безбоязненно начинать тушить огонь. Поэтому его работа всегда была связана с повышенной опасностью. «Однажды я уже хотел выбегать на улицу, но решил вернуться, чтобы убедиться, что в доме не осталось людей. Никого не найдя, я  выбежал  на улицу, и вслед за мной  рухнул горящий потолок. Еще мгновение – и не разговаривал бы сейчас  с вами, – рассказывает  Геннадий, снова переживая события минувших лет. – И таких случаев было столько, что если бы каждый считать новым днем рождения, то праздновать сегодня можно было бы, наверно, уже каждый месяц».

Но самое страшное, по его словам, это войти в горящий дом и ощутить в запахе дыма сладковатую примесь сгоревшего человека. «Я часто вспоминаю то время, о многом тогда не задумывался, ведь  это была моя работа. Но если бы пришлось вернуться назад, не стал бы снова пожарным. Выбрал бы что-то менее опасное, чтобы мои близкие могли спать спокойно и не волноваться за меня каждое дежурство», – признается Геннадий.

Но только внуку Дмитрию – самому младшему представителю пожарной династии и пока единственному из семьи – удалось стать спасателем МЧС.  Сейчас он работает инспектором химической и радиационной разведки в ПАСЧ № 1 Барановичского ГРОЧС.  «Мне доводится не только из огня людей доставать, но и из попавших в ДТП автомобилей,  и ртуть из разбитых градусников собирать, и осиные гнезда снимать, – рассказывает Дмитрий.

–  Бывает, что вызывают старушки, чтобы котенка с дерева снять или провалившуюся в колодец собаку вытащить. А однажды вообще позвонила бабушка и кричит: «Приезжайте, спасайте, меня кот за ноги кусает!» Поехали, конечно, мы же – спасатели», – смеется Дмитрий.    

Но чаще, конечно,  пожарным не до смеха. Особенно страшно, когда огонь забирает детские жизни. «До сих пор помню, как кричал отец двух мальчиков, которые угорели в своей квартире, пока он был на работе, а жена куда-то отлучилась, – рассказывает Дмитрий. – Он просто выл, как раненый зверь, я закрывал уши руками, чтобы этого не слышать».  

Счастливый сон пожарных

Мужчины семьи  Войткевич  признались, что за все  годы,  проведенные в пожарной службе, каждому из них  приходилось слышать в свой адрес много разных слов, иногда благодарных, а порой и обидных. Но время научило ко всему относиться по-философски.  «Поэтому теперь на чьи-то саркастические замечания типа: любишь спать – иди в пожарные, я не обижаюсь и родственникам  советую не обращать внимания. Ведь, если пожарные «спят», значит, все вокруг спокойно, а когда им приходится работать, значит,  кто-то страдает и ему нужна срочная помощь», – подводит итог разговора Вячеслав Войткевич.

РЕКЛАМА

Справка «IP»

25 июля  1853 года Минское губернское правление и Минская городская дума, рассмотрев вопрос «О создании пожарной части в Минске», утвердила смету расходов на содержание пожарной части в составе 51 человека. Именно с этого момента начинается история профессиональной пожарной службы Беларуси. Тогда же были организованы пожарные части практически во всех белорусских городах. В 1998 году президентом подписан указ, на основании которого военизированная пожарная служба была выведена из состава МВД РБ  и присоединена к МЧС. 

В настоящее время в МЧС Беларуси созданы и функционируют 17 специальных служб, в том числе службы пожаротушения и аварийно-спасательных работ, химической и радиационной безопасности, инженерных работ, водолазная, медицинская, взрывотехническая, авиационная, поисково-спасательная, парашютно-десантная, понтонная, кинологическая.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up