Новости / Общество

Как мы сражались за возвращение очереди на жилье

13.07.2012, 11:23 / remove_red_eye 386 / chat_bubble

В трубке раздавались рыдания: «Дядя Саша! Из  горисполкома пришла бумага,  меня сняли с очереди на жилье!» Почему? На каком основании? В жилотделе услышали лишь одно: «Не нравится – жалуйтесь». Разбираться во всем пришлось через суд.

В редакцию Intex-press обратился горожанин Александр, который рассказал, как на основании «показаний» соседки его знакомую исключили из списка нуждающихся в улучшении жилищных условий и свое право на место в очереди на жилье ей  пришлось отстаивать в суде.

Девушка без жилья

Ольга – дочь моих знакомых из г. Ляховичи, закончив Брестский железнодорожный техникум, попала на работу в наш город. Жилье, где живут родители, – в Ляховичах, работа – в Барановичах: ездить ежедневно туда и обратно – неудобно и накладно. Да и рабочий день у Ольги ненормированный – могут и вечером вызвать, и в выходные. В общем, девушке понадобилось жилье в Барановичах.

РЕКЛАМА

Родителей девушки да и саму Ольгу я знаю как очень порядочных людей. Решил помочь ей с жильем, тем более что дом, оставшийся от матери, пустует. С девушкой был заключен договор, документ зарегистрирован в налоговой – в общем, все было оформлено согласно действующему  законодательству. После этого наша квартиросъемщица собрала необходимые документы и стала в очередь на строительство жилья.

Сразу же скажу, что на выходные Ольга ездила в Ляховичи, чтобы помочь родителям. Иногда навещала их и среди недели. Кроме того, девушка ездила на сессию (она учится заочно). Иными словами, постоянно дома она не находилась, а когда уезжала, всегда предупреждала. В случаях, когда Ольга была в отъезде, за домом приглядывала моя племянница Елена.

«Нас вызывать не надо…»

Летом прошлого года, когда у Ольги был отпуск, а потом сессия, и началась эта неприятная история.

Вечером во двор дома, где в отсутствие Ольги находилась моя племянница, зашли два человека в форме работников милиции. Увидев их, племянница вышла на улицу и сказала, что милицию она не вызывала. «А нас вызывать не надо, мы сами приходим», – услышала в ответ.

Позже племянница рассказала, что милиционеры, ничего не объясняя, задали два вопроса: кто она такая и где Ольга. Елена пояснила, что она приехала присмотреть за домом, а Ольги нет. Почему Ольги нет, где она – никто из сотрудников милиции не интересовался. Нет и нет – развернулись и ушли.

А через какое-то время Елене позвонили из милиции и вновь поинтересовались Ольгой. Племянница перепугалась. Почему интересуются? А может, это и не милиционер, вдруг «зондируют почву» – есть кто дома или нет. Своими тревожными мыслями Елена поделилась со мной.

Чтобы разъяснить ситуацию, я нашел звонившего сотрудника милиции.  На вопрос, зачем им нужна Ольга, сначала услышал довольно туманный ответ: «Понимаете,  девушка – не местная, а у нас сейчас проходят мероприятия по борьбе с терроризмом».

 Я сразу понял, что мне, грубо говоря, лапшу на уши вешают: причем тут Ольга к терроризму? Лишь потом он спросил, живет ли Ольга по указанному адресу. Я пояснил, что живет, но на выходные, а иногда и среди недели она ездит к родителям, а также сдает сессию… На этом вопрос был исчерпан. И мы, в том числе Ольга и ее родители, вздохнули с облегчением.
Однако, как мы позже поняли, все только начиналось…

«Не согласны – жалуйтесь»

Звонок – Ольга. В трубке рыдания: «Дядя Саша! Из горисполкома пришла бумага,  меня сняли с очереди на жилье! Написано, что за предоставление недостоверных сведений».

 Утверждение, что сведения недостоверны, как выяснилось, основывалось на выводах милиционеров: те написали, что была проведена проверка и установлено, что такая-то гражданка по месту регистрации не проживает. Из чего следовало: договор найма жилого помещения  фиктивный, а значит, девушка при постановке на очередь предоставила недостоверные сведения.
За разъяснениями мы с Ольгой пошли в жилищный отдел, к господину Семашко. Я попросил объяснить суть проблемы. В ответ услышал:  – Не согласны – жалуйтесь.

– Что значит жалуйтесь? Вы объясните суть!  – не отставал я.  

– У вас на бумажке все написано: во исполнение протокола поручений президента РБ «О пересмотре списка граждан, состоящих на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий», в целях исключения фактов постановки граждан на такой учет на основании заключенных ими мнимых договоров найма…

– Я могу с этим документом ознакомиться?

– Нет.

Сразу отмечу, что этого документа мы не нашли нигде. Всю документальную базу, которая требовалась, отыскали, распечатали, а вот этого протокола не нашли.  

РЕКЛАМА

Тогда я попросил объяснить, на каком основании принято решение, что Ольга предоставила недостоверные сведения. Мне показали рапорт сотрудников Барановичского ГОВД, из которого следовало, что милиционеры приходили к престарелой соседке, которая живет напротив, и та сказала, что девушка в соседнем (т.е. в нашем) доме не живет.

У меня тут же возникло много вопросов. Дом этой бабушки находится через дорогу, ее окна не выходят на наш дом(!). К тому же из-за высокого забора наблюдать за тем, что происходит не то что в доме, но даже во дворе  невозможно.

И почему сотрудники милиции пошли к этой бабушке, а не к соседям, с которыми у нас дворы смежные?

Попытался все это втолковать начальнику жилотдела, объяснил, что разговаривал с оперативником. Однако в ответ вновь услышал: «Не нравится – жалуйтесь».

Битва и победа

В сложившихся обстоятельствах выход был один – идти за советом к адвокату. Возможно, кто-то на нашем месте просто «опустил руки» (я не исключаю, что в похожей ситуации побывало немало людей), но уж очень мне и Ольге хотелось добиться правды. Пришли, объяснили ситуацию. Адвокат нас сразу предупредила, что придется пройти через суд. Мы решили сражаться.

Собрали все документы, которые могли подтвердить, что Ольга проживает по месту регистрации: это и выписка из поликлиники, где она стоит на учете и где находится ее медицинская карточка, это и подтверждение соседей, которые проживают рядом, а также свидетельство с почты, что девушка получает на этот адрес прессу.

В общем, на войне как на войне.Начался суд. Оперуполномоченный, которого вызывали в суд как свидетеля, пояснил, что ничего не помнит. Бабушка-соседка заявила, что к ней никто не приходил. Было три заседания, и в итоге судья приняла решение: Ольгу восстановить в очереди на жилье.

Кому это надо?

Да, мы победили. Но то, через что нам пришлось пройти! Когда мы сидели в коридоре и ждали решения суда, сотрудница из горисполкома обронила: «Мне жалко ваших денег».  «А человека вам не жалко?» – едва не вскричал я. Человек стал в очередь на строительство жилья, не просит и не требует никаких льгот. Собирается строить за свои(!) деньги. А тут какие-то проверки. Да еще милиционерам поручения дают, а те – ходят и проверяют: живет по месту регистрации или не живет. Кому это надо?..

Все эти нагромождения лжи только еще больше (не в лучшую сторону) повлияли на мое отношение к чиновникам и милиции. Но вместе с тем ситуация, в которую мы попали, заставила нас понять – свои права нужно отстаивать, за них надо бороться до конца.

Кстати

Как сообщили в суде Барановичского района и г. Барановичи, с начала года были рассмотрены два иска о восстановлении граждан в очереди на жилье.

Получить разъяснение в отделе жилищно-коммунального хозяйства Барановичского горисполкома не удалось: разговаривать с корреспондентом «IP» начальник отдела Андрей Семашко не пожелал, сославшись на занятость.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up