Автор: Наталья СОЛОМЯНКО

10:48, 8 июня 2012

Происшествия

remove_red_eye 96

Пять лет до помилования

Президент России, «руководствуясь принципами гуманности»,  30 мая  помиловал жителей города Барановичи   Александра Чечурова и Сергея Лагуна, отбывающих наказание за «контрабанду наркотиков»  в колониях строгого режима Российской Федерации.

Вместо ста долларов – четырнадцать… лет

Это конец истории, а началась она весной 2007 года, когда некий Андрей, с которым Александр Чечуров познакомился в Интернете,  предложил парню заработать. Он попросил привезти в Москву 1000 таблеток от кашля  «Туссал»  для частной аптеки брата.  Переписка с заказчиком длилась довольно долго, и все это время он настаивал, чтобы парень именно лично приехал в Москву и привез лекарство. «Саша предложил своему другу Сергею Лагуну поехать вместе  с ним, тот не отказался подзаработать, вместе они и повезли таблетки в Москву», – рассказала  мама Саши Светлана Чечурова.

Однако впоследствии Андрей оказался вовсе не братом аптекаря, а сотрудником управления Федеральной  службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков. И прямо на вокзале 7 марта 2007 года сотрудники управления Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков  Центрального округа Москвы задержали парней.  Оказалось,  что в России «Туссал» входит в перечень запрещенных препаратов из-за содержащегося в нем психотропного вещества. В 1000 таблетках, заказанных белорусам,  содержится 15 граммов «психотропа», что  Госнаркоконтролем России приравнивается к «особо крупному размеру».

РЕКЛАМА

«Смешно сказать, но им предложили за это всего по 100 долларов. Быть может, крупная сумма их насторожила бы, а так они смело ехали продавать таблетки от кашля, которые в Беларуси свободно продавались в аптеках, и врачи их назначали даже маленьким детям», – вспоминает Светлана Ярославовна.

Пять лет борьбы

В суде адвокаты заявляли, что парней судят за контрабанду безосновательно. Юристы утверждали, что  предъявить в этом случае можно лишь обвинение в нарушении правил фармацевтической деятельности, за что предусматривается административная, но не уголовная ответственность. Правозащитники также заявляли, что сотрудники российских спецслужб  посредством интернет-переписки  с белорусами  проводили оперативные действия на территории соседней страны, что является  нарушением межгосударственных соглашений, ведь об оперативных мероприятиях в отношении своих граждан белорусская сторона уведомлена не была.

Однако, несмотря на это, белорусов приговорили к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колониях строго режима – Александр Чечуров попал в одну из колоний Мордовии, Сергей Лагун отбывал наказание в Саратовской области. Немного позже  адвокаты добились уменьшения срока до 9 лет.

«Невозможно нормально жить и спокойно спать, когда твой единственный сын отбывает наказание за то, что стал «пешкой» в чьей-то большой серьезной игре, – говорит Светлана Ярославовна. – Наше горе просто помогло кому-то поставить лишнюю «птичку» в отчете о раскрываемости преступлений».

На протяжении пяти лет родители Александра  не прекращали бороться за освобождение своего сына: продали однокомнатную квартиру, чтобы оплатить услуги адвокатов,  обращались и в прессу, и в правозащитные организации, писали письма членам правительства Беларуси и России.  Везде им отвечали одно и то же:  «дело передано в генпрокуратуру», откуда родителям приходили ответы о закономерности приговора в отношении их сына. Через адвоката обращались даже в Страсбургский суд. «Но то ли обращение не дошло, либо адвокатом не совсем честно была выполнена работа, но ответа оттуда мы так и не получили».

Светлана  и Петр Чечуровы отметили, что за освобождение сына благодарны консулу посольства Беларуси в Москве Сергею Бобову, который на протяжении пяти лет лично занимался их делом. «Он помогал нам  готовить все документы, консультировал и просто по- человечески поддерживал, когда мы уже готовы были потерять надежду, – говорит Светлана Ярославовна. – Думаю, счастливый финал нашей истории – во многом именно его заслуга».

В заброшенный  край

 «После первого визита в колонию к сыну я отходила целый месяц, – вспоминает Светлана. – У нас было такое чувство, что мы попали в 40-е   годы. Там, в Мордовии,  время словно остановилось: нет ни нормальных домов, ни магазинов, только тюрьмы, пески, низенькие  дома с маленькими окошками. И проволока, проволока кругом».

Родители навещали сына несколько раз, возили ему еду, жили в колонии два-три дня. «Сложно передать словами радость встречи, но перед отъездом я старалась не смотреть сыну в глаза: невыносимо больно видеть, как гаснет в них огонек от понимания предстоящей разлуки, – говорит Светлана Чечурова. – Я видела, как он казнит себя за то, что заставил нас страдать так сильно. Кстати, в июле снова собирались к нему ехать, продукты  уже закупали. Но, к счастью, есть их он будет уже дома».

Женщина призналась, ей было страшно, что жизнь в колонии наложит на сына свой отпечаток и он ожесточится. Но, по ее словам, Саша остался таким же открытым, добродушным и жизнерадостным, хотя, конечно, сильно повзрослел и многое понял.

Родители  не скрывают своей тревоги за будущее сына после возвращения в родной город, ведь история, которая с ним произошла, имела большой общественный резонанс. Теперь  широко обсуждается помилование белорусов. «Иногда я просто хочу все бросить и уехать в другую страну, туда, где нас никто не знает,  и начать новую жизнь.

Знаю, что такие мысли посещают и Сашу, – говорит  Светлана Чечурова. – Сейчас я жду, когда смогу наконец  обнять моего сына, крепко прижать его к себе.  Как любая мать,  я хочу, чтобы он женился,  мечтаю о внуках. Надеюсь, что все же смогу забыть весь этот пятилетний ужас навсегда».

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up