Автор: Людмила СТЕЦКО

15:16, 31 мая 2012

Общество

remove_red_eye 127

Мама по профессии

«Если бы мне не напоминали, что я приемная мама, я бы и не помнила об этом. Я себя приемным родителем не считаю, хотя официально это так. У нас обычная семья, такая же, как у всех, просто есть такое приложение в формулировке – приемная».

Стать мамой, наверное, мечтает каждая женщина. Заменить кому-то маму – не то, о чем думают и к чему стремятся юные девушки. Вот и Жанна Левая, попав после окончания барановичского тогда еще педучилища по распределению в школу в д. Дивин Кобринского района, и представить не могла, что этот переезд навсегда изменит ее жизнь, заставит сменить работу обычной сельской учительницы на профессию приемной мамы.

«Я никогда не думала, что буду приемным родителем. И если бы я не попала в Дивин, я бы вообще, наверное, с детьми-сиротами не общалась», – говорит Жанна Левая.

Впервые Жанна стала «мамой», когда ей было всего 28 лет. Хотя, как говорит сама Жанна Михайловна, отношения с ее первыми детьми были скорее дружеские, сестринские, нежели отношения матери и дочерей. Ее подруги, которые работали в интернате, часто забирали детей к себе, и она решила последовать их примеру.

РЕКЛАМА

Взяла двух девочек-третьеклассниц – Таню и Кристину – на зимние каникулы и… решила, что больше никогда не будет брать к себе детей-сирот.

«Было очень сложно. Научить детей, которые никогда не жили в семье, каким-то элементарным правилам поведения, отучить от интернатовских привычек оказалось непросто, тем более что своих детей у меня не было. У девочек все время шла дележка, борьба за мое внимание, они часто ссорились, а я к такому шуму не привыкла. И я решила, что больше не буду брать детей из интерната, – вспоминает Жанна Левая. –  Но потом случайно встретила девочек. Эти глазки… «А вы нас возьмете»? Ну что я скажу? Конечно».
Вскоре она оформила опеку на Таню и ее сестру Иру, с которыми прожила одной, тогда еще опекунской, семьей шесть лет.

Две сестры

Историй девочек, которые первыми попали на воспитание к Жанне Левой, – тысячи. Отец погиб, мать не смогла смириться с его смертью и стала пить. Вскоре ее лишили родительских прав, а девочек отправили в интернат.

«Когда детей забирают из семьи, они считают, что виноваты в этом не родители, а органы опеки и милиции. Ира, когда попала ко мне, сказала: «Мама у нас хорошая. А я, когда вырасту, убью эту тетку». – «Какую тетку?» – спрашиваю. – «Ту, что нас от мамы забрала», – вспоминает Жанна.

В интернате девочки продолжали общаться с матерью, хранили ее письма, которые приходили очень редко – примерно раз в полгода. Но когда Жанна забрала сестер к себе, мама словно исчезла. Ни писем, ни телефонных звонков. Оказалось, женщина попала в ЛТП, у нее не было документов, а денег не хватало даже на конверт. Но она сумела вылечиться от зависимости, восстановиться и написала девочкам письмо, а вскоре приехала сама.

«Первый визит матери был для Тани и Иры шоком. Она их родила поздно, а когда приехала, ей было уже ближе к 50-ти. Вся седая, без зубов, одета с гуманитарки. Они даже не вышли ее провожать, настолько стеснялись ее. У меня внутри тогда все кипело.

Как вам не стыдно, говорила я, это же ваша мама. Как бы то ни было, она любит вас, – вспоминает Жанна. – Но надо отдать должное маме, ее терпению и желанию наладить отношения с детьми. Она привела себя в порядок, и в следующий приезд это была совсем другая женщина. Человек задался целью. Она и по сей день не пьет, общается с девочками, Ира живет у нее, и хотя мама уже на пенсии, помогает обеим дочерям». Но, отмечает Жанна, эта история была скорее исключением, нежели правилом.

Полные противоположности

Первой же приемной дочерью Жанны официально стала Галя. Скромная, спокойная, способная девочка. Хорошо учится, занимается в хореографической школе, помогает маме по дому. Одним словом, почти беспроблемный ребенок. Девочка называет Жанну мамой. О том, что эта мама не родная, предпочитает не говорить.

«Все знают, что Галя – не родной ребенок. Но она об этом не говорит. Когда спрашивают, отвечает, что у нее есть мама Жанна и брат Женя, хотя у нее есть родители, есть братья и сестра, с которыми она хорошо общается, – рассказывает Жанна Михайловна. – Попытка скрыть свое прошлое, отгородиться от него – проблема не только Гали. Думаю, такие дети не стесняются того, что воспитываются в приемной семье. Они боятся сказать, что у них мама – алкоголик, что семья неблагополучная. Хотя дети в этом не виноваты.

Это проблема не только сирот, но и всех подростков, в чьих семьях есть проблемы. Просто дети хотят быть, как все».
Некоторое время Жанна и Галя жили вдвоем. Девочка просила маму, чтобы она еще взяла кого-нибудь, чтобы ей не было скучно. И Жанна попросила подобрать ей в приюте девочку такого же возраста. Девочек не было. Но был мальчик Женя, который очень хотел в семью. И Жанна взяла его сначала на неделю, а потом   насовсем.

«Помню, в первый день приехали домой, он заходит на кухню и говорит: «Вау! Мне нравится. Я буду здесь жить. Он тогда решил все за меня», – с улыбкой вспоминает Жанна.

Женя оказался полной противоположностью Гали. Шустрый, непоседливый, гиперактивный, его всегда и везде было много. Помимо его чрезмерной подвижности, была и еще одна проблема. Мальчик должен был идти во второй класс, но он не то что не умел читать и писать, даже ручку не умел в руках держать.

«Если Галя пришла ко мне и многое умела, ее не нужно было контролировать, то Женя – полностью мое достижение. За полгода мы научились читать и писать, и вскоре из коррекционного класса перешли в обычную школу. Конечно, во многом мне помогли работники нашего социально-педагогического центра, психолог Светлана Васильевна, которая никогда нам не отказывает в помощи, за что им огромное спасибо, – говорит Жанна. – И хотя преподаватели коррекционного центра говорили, что он не будет успешным учеником, Женя справился».

Женя оказался поистине удивительным ребенком. Помимо того, что оценки у него к школе хорошие, так еще он ходит в музыкальную школу (играет на скрипке), занимается танцами и спортом.

Несмотря на то, что дети по характеру абсолютно разные, они сразу сдружились и считают друг друга братом и сестрой.

РЕКЛАМА

Зовите меня «тетя Жанна»

От своих первых детей Жанна Левая слово «мама» не слышала. Да она и не требовала.

«Я на этом моменте не зацикливалась, мне было все равно, как бы они меня называли. Я им предлагала любые варианты. Называть меня мамой не предлагала, потому что все-таки это приемная семья. Дети прекрасно понимают, что сегодня я воспитываю одних, а завтра они вырастут и на их место придут другие. Это моя работа», – рассказывает Жанна.

Но когда заветное слово все-таки прозвучало в ее доме – нынешние приемные дети Галя и Женя называют Жанну Михайловну исключительно мамой, по словам женщины, ее сердце не стало биться чаще от радости. Наоборот, поначалу она почувствовала себя неловко.

«Может, если бы я сама была мамой, у меня что-то и екнуло бы, а так ничего. Поначалу даже было чувство стеснения или какого-то неудобства. Все-таки, когда ребенок называет тебя мамой, это очень ответственно. Это не просто приемная семья – выросли, и до свидания, детки. Это значит, что детки поступили, что они официально уже не детки, но остаются твоими детьми. Это ко многому обязывает, – рассуждает Жанна Михайловна.

– Тем не менее я себя приемным родителем не считаю, хотя официально это так. Если бы мне не напоминали, что я приемная мама, я бы и не помнила об этом. У нас обычная семья, такая же, как у всех, просто есть такое приложение в формулировке – приемная».

Все делить поровну

Как бы непривычно не звучало, но по документам Жанна Михайловна просто работает мамой. Ей платят зарплату, отдельно выделяют деньги на содержание детей, у нее есть отпуск, во время которого она может отдавать детей в другую приемную семью или отправлять в детский лагерь, санаторий.

В реальной же жизни эти договоры, контракты, финансовая отчетность – не более чем формальность.

«Официально у меня 40-часовая рабочая неделя, хотя на самом деле я нахожусь с детьми круглосуточно, 7 дней в неделю. Мне выделяют на каждого ребенка порядка 900 тысяч, но это не значит, что свою зарплату я трачу исключительно на себя, а на детей только то, что дает государство, – рассказывает Жанна Левая. – Одно время, когда зарплаты и социальные выплаты поднимали, а цены стояли на месте, пособия нам хватало. А сегодня только на сапоги для Гали нужно половину этого пособия отдать. Но кто на это смотрит. А я ведь не выпущу своего ребенка голым на улицу, все, что нужно, идем и покупаем. У нас в семье все общее».
Делить все поровну Жанна Михайловна учит и своих детей.

Буду мамой до пенсии

Менять профессию Жанна пока не собирается.

«Буду приемной мамой до пенсии, – смеется она. – Я так посчитала, что если даже я маленьких деток возьму, то мне до пенсии нужно вырастить как минимум еще двоих».

По словам Жанны Михайловны, ей бы очень хотелось взять в семью маленькую девочку. Возможно, она даже когда-нибудь захочет усыновить ребенка. Но пока на этот серьезный шаг не решается.

«Я не против усыновления. Но я боюсь сразу маленького брать и усыновлять или удочерять. Может быть, это неуверенность в себе. Но я бы хотела посмотреть, какой ребенок. Вдруг я не найду к нему подход, – говорит Жанна. – Но больше всего боюсь, а будет ли ребенок рад, узнав, что он усыновлен. Что, усыновив его, я лишила его льгот на поступление, на строительство жилья? Не станет ли потом меня обвинять, что я лишила его всего этого. Очень страшно».

Жанна Михайловна отметила, что, если бы государство больше поддерживало семьи усыновителей, ну или хотя бы не отменяло для таких детей льготы, усыновленных детей было бы больше.

Пока же она живет жизнью своих нынешних детей. В мыслях о том, как они устроятся в жизни, кем станут.
«Благодарности я не жду даже от этих деток. Какая может быть благодарность? Они что, ко мне просились?  Нет, я их сама взяла, – говорит Жанна. – Я им всегда говорю: вы меня любить не обязаны, но уважать друг друга мы в семье должны все».

Справка «IP»

Первые приемные семьи в Беларуси появились в 1999 году. По данным на 25 мая 2012 года, в Барановичах работает 51 приемная семья, в которой воспитывается 62  ребенка. Помимо этого, в городе есть один детский дом семейного типа, в котором на воспитании находится 6 приемных детей.

В 2007 году в социально-педагогическом центре был создан клуб приемных семей «Моя семья», который занимается организацией различных праздников, поездок, других мероприятий для детей, воспитывающихся в приемных семьях.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up