Новости / Общество

Как я была водолазом

3.05.2012, 13:41 / remove_red_eye 103 / chat_bubble

Слово «водолаз» лично у меня всегда ассоциировалось с мужеством и бесстрашием. Ведь именно такими качествами, на мой взгляд, характеризуется эта профессия. Поэтому не случайно в канун Дня водолаза, который отмечается 5 мая, а также в год 140-летия службы спасения на воде, которое отмечается 25 апреля, корреспондент «IP» решила на себе испытать все прелести подводной работы.

Сомненья прочь…

Первые сомнения в необходимости предстоящего эксперимента начали закрадываться в душу, когда я узнала, что под воду пойду одна и опытного сопровождающего водолаза, который возьмет меня за руку, и мы вместе пойдем по подводным глубинам, не будет. Предательский страх и нерешительность еще более усилились, когда я слушала инструктаж перед погружением. «Главное – не паниковать, что бы ни случилось: паника для водолаза равносильна смерти.

Обязательно выполнять все сигналы страхующего на берегу водолаза», – серьезным голосом говорил Александр Мудров, начальник спасательной станции ОСВОД. Однако, что называется, с ходу запомнить все сигналы никак не получалось, ну уж очень их, всяких комбинаций из подергиваний и потрясываний каната, которым тебя обматывают перед погружением, было много. Все же самый главный – «дернуть за веревку три раза, чтобы вывели из воды», был мною усвоен сразу и, как мне сегодня представляется, на всю оставшуюся жизнь.

РЕКЛАМА

В общем, попробовать все-таки хотелось: во-первых, как-то стыдно было оказаться слабее своих страхов, а во-вторых, не хотелось разочаровывать коллег, которые знали о моем намерении и с нетерпением ждали рассказа о подводных приключениях. Поэтому первые сомнения, которые, как впоследствии оказалось, были лишь цветочками, отброшены. Все. Иду под воду.

Как меня не было, или Такой тяжелый кислород

Как только меня «засунули» в водолазный костюм (это делали два(!!!) человека, хоть я и старалась одеваться сама), я в буквальном смысле перестала чувствовать свое тело. Как будто меня в этом костюме и не было вовсе. Двигаться, конечно, было можно, и делать это было совсем нетрудно, но вот ощущения, к которым привыкла при передвижении в обычной жизни, отсутствовали напрочь. Никогда не была в невесомости, но рискну предположить, что космонавты испытывают примерно такие же чувства.

Когда разобрались с костюмом, пришла очередь кислородных баллонов, вес которых примерно 20 килограммов. «Нормально, осилю, – подумала я. – В воде вес не чувствуется». О том, что до воды еще нужно как-то дойти, как-то в тот момент не думала, а надо было. Ведь если бы на берегу, когда баллоны оказались на спине, меня вовремя не подхватили под руки, то перед погружением в воду я бы просто упала от их тяжести. Да, это уж действительно необычно: сначала я перестала чувствовать свои ноги, а потом они меня еще и держать перестали. И вот на этих «полусогнутых» все же кое-как (не без посторонней помощи) начала уходить под воду.

О соблазнах и их преодолении

Сказать, что, как только вода подступила к шее, у меня появился соблазн выскочить обратно на берег и убежать, – ничего не сказать. Это был не соблазн, а настолько дикое желание, что даже мои непослушные ноги готовы были нести меня далеко-далеко от озера.

Но на высоту своего роста я все же опустилась под воду. Погрузилась, страх, хоть и стал постепенно уходить, но все же не отпускал.

Казалось бы, нечего бояться: запас кислорода на два часа у тебя с собой, на берегу трое опытных работников ОСВОДА, водолазов первого класса, за плечами которых тысячи часов, проведенных под водой, готовых в любой момент после сигнала – три подергивания за веревку – достать меня из воды, но предательский холодок страха, то и дело пробегавший по спине, не давал расслабиться.

Не знаю, то ли я такой трус, то ли это действительно так страшно, но я боялась. Пугала неизвестность того, что дальше, ведь под водой на расстоянии руки ничего не было видно, боялась провалиться в яму и потом, вопреки инструктажу, «запаниковать», боялась, что канат, вопреки здравому смыслу, развяжется.

Да и под водой выполнять команды с берега не так-то просто: подергивания не сильно отличаются от потряхиваний, а значения всех многочисленных комбинаций начинают путаться в голове.

Может, все дело в пресловутом инстинкте самосохранения и природном животном страхе – не знаю, но непрерывно под водой я пробыла всего около двух с половиной минут – на большее меня не хватило.

Итог

И хоть не все мои ожидания оправдались: подводный мир Мышанки не похож на кадры из «Одиссеи команды Кусто», да и не успела я там ничего рассмотреть, потому как ничего не было видно, о том, что сделала, я не жалею. Столько адреналина я не получала уже давно.

Кроме этого, теперь, обсуждая с кем-то ответственность и опасность работы спасателей-подводников и их мужество, могу с чистой совестью добавить «я это не понаслышке знаю».

Хотя, как отметил Александр Мудров, их команда не могла позволить мне в моем эксперименте даже на миллиметр приблизиться к тем опасностям, с которыми водолазы сталкиваются в своей повседневной работе.

Справка «IP»

В штате Барановичской спасательной станции работают два водолаза первого класса – Юрий Синкевич, Дмитрий Богдан (недавно награжден грамотой городского Совета депутатов), водолаз второго класса Артур Ревинский и два водолаза третьего класса – Владимир Атяшев и Вадим Лашук. Начальник спасательной станции – водолаз 1 класса Александр Мудров. В копилке каждого из спасателей – множество грамот, благодарственных писем за ответственную и опасную работу.

РЕКЛАМА

Кстати

По итогам прошлого года Барановичская спасательная станция ОСВОД заняла первое место среди спасательных станций второго разряда республики. В 2010 году Барановичская станция ОСВОД была также признана лучшей.

Немного о главном

О своей деятельности и работе своих водолазов рассказал начальник Барановичской спасательной станции ОСВОД Александр Мудров:

– Работа как работа. Возможно, в ней чуть больше печального, страшного и грустного. Хотя не обходится и без «смешного»: однажды помочь водолазу искать труп вызвался нетрезвый друг погибшего. Он зашел в воду и поплыл к месту трагедии, где в это время ходил водолаз. Нетрудно догадаться, что было, когда ноги «помощника» спасатель принял за ноги утонувшего человека. Хмель из добровольца тут же выветрился, и мужчина быстро уплыл.

А однажды, когда мы спасли маленькую девочку, ее мама, которая до этого даже не видела, что малышка тонула, бросилась к нам со словами: «Отдайте мне моего ребенка!», словно боясь, что мы причиним вред ее ненаглядной, а вернее, на тот момент безнадзорной.

Порой поражает, насколько же человек, особенно нетрезвый, не ценит свою жизнь. Однажды раза три мы вытаскивали из воды пьяного мужчину, а он снова и снова «лез» купаться да еще и на крепкие слова в наш адрес не скупился. Был случай, когда мы «откачали» утонувшую девушку, «скорая» увезла ее в больницу, а через три часа мы увидели ее на противоположном берегу вместе с выпивающей компанией.

Может быть, именно потому, что люди не дорожат своей жизнью, они никогда и не благодарят нас за ее спасение. Слова благодарности я услышал только один раз от жены пьяного любителя поплавать, которого мы не пустили в воду. А так все чаще маты, брань, крики, попытки помахать кулаками…

Эмоциям в нашей работе не место, чувствам тоже нельзя давать волю. Я сам так работаю и своих людей учу: спасли человека или нашли утопленника – забудьте о нем. Если помнить и переживать за каждого, быстро «поедет крыша» и профессионального выжигания не избежать. Но тем не менее забыть всех утонувших детей, которых искал под водой, никак не получается… Когда только начинал работать, вытащил из озера тело восьмилетнего мальчика. Прошло больше 15 лет, а до сих пор помню ощущение прикосновения к руке того ребенка.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up