Новости / Общество

Как я получал права до 1 апреля

30.03.2012, 14:12 / remove_red_eye 447 / chat_bubble

То, что творилось в поликлинике и в МРЭО в последние дни марта, иначе как безумием не назвать. Водители торопились сменить удостоверение до повышения базовой величины и часами стояли в очередях ради выигрыша в 32,5 тысячи рублей. А инстанции, атакованные сразу сотнями водителей, предлагали каждому самостоятельно осваивать лабиринты кабинетов и окон. Случайно в этом водовороте оказался и я, с истекающим в конце марта сроком действия медицинской справки и прав…

Почему окно не одно?

То, что принцип одного окна по белорусским понятиям означает получение справок в разных окошках и сдачу их в одно, меня просветил товарищ. Хотя я по наивности думал, что одно окно – это сбор государством нужной информации по уже имеющимся базам данных и выдача мне конечного результата. Ведь вся информация обо мне в госучреждении есть! Но оказалось, что за каждую справку, в которой не сообщается ничего нового обо мне, нужно отстоять очередь, растрачивая рабочее время свое и тех людей, которые занимались не больными, а подготовкой справок для сотен таких, как я…

Кто, где и с кем

РЕКЛАМА

В поликлинику для прохождения водительской комиссии я явился к восьми утра в будний день. Думал, пройду медкомиссию за день без проблем. Не тут-то было. До врачей каждого водителя проверяли на прочность… очереди. В регистратуру – первый пункт для получения направления на медкомиссию – уже вилась змейка из 50–60 человек. Тут были и мужчины, и женщины и молодые, и пенсионеры.

Стояние в очереди оказалось испытанием для всех. Дело в том, что многие занимали очереди сразу в разные кабинеты, забывали показываться соседям на глаза и в итоге благополучно терялись. А потом у окна проходили жаркие споры: кто, где и за кем стоял.

Очереди… из детей

Были и такие, которые падали духом. Например, женщина лет пятидесяти, отстояв за мной час(!), покинула очередь по-английски, выдохнув: «Нет, я больше не могу». Потом я ее несколько раз видел в очереди в регистратуре, но надолго ее не хватало, до следующего окошка при мне женщина так и не дошла – видимо, закалка не та.
Были, правда, и смекалистые – они приходили в очереди с родственниками, даже с детьми, стоявшими за них в разные кабинеты и привыкавшими к суровому принципу одного окна. Может, еще пригодится в будущем.

Отстояв полтора часа и получив в регистратуре квитанцию на оплату услуг (62 тысячи рублей), которую могли бы для ускорения и удобства положить рядом с регистратурой, снова отправился в очередь в кассу еще на полтора часа.
А после оплаты… снова в регистратуру. Уже за направлением на прохождение медкомиссии. Там отстоявшие две очереди превращались в едва двигающиеся статуи – даже у знакомых беседы не клеились. В очереди зевали, терли воспаленные глаза, изредка уточняли, кто за кем стоит, и снова впадали в ступор.

В тот день меня хватило только на сдачу крови и прохождение кардиограммы. Слава Богу, без анализа крови врачи не принимают. Выжатый как лимон, отправился на работу.

А на следующий день снова в очередь. На сей раз в городскую поликлинику за талоном к участковому терапевту и талоном на флюорографию. На последнюю процедуру талонов уже не было. Пришлось объяснять ситуацию и просить, чтобы приняли без талона. В мое положение вошли и успешно облучили. Затем отправили за печатями к участковому, заведующему, в регистратуру, и я, наконец, свободен.

Но самочувствие стало ухудшаться, как только я приблизился к зданию на Комсомольской, где предстояло проходить медкомиссию. Интуиция подсказывала, что проведение в очереди хотя бы час сильно подкосит мое психологическое состояние. Но, слава Богу, в кабинетах невропатолога, нарколога, психиатра, хирурга меня не задерживали, веря мне на слово: «Переломов нет? Жалоб нет? На учете не состоите? Свободны».

Приступ очередефобии у меня начался перед последним кабинетом терапевта, где сидели и стояли десятки людей. Ноги сами собой тянули обратно в малолюдный кабинет психиатра. Дело усложняло то, что у некоторых водителей общение с терапевтом затягивалось на минут пять-десять. А в очереди человек 50–60. Мысленно распрощался с коллегами и морально готовил себя к стоянию до конца рабочего дня. Часа в четыре дошла очередь и до меня.

Терапевт молча поставила мне печать, и я уже протянул руку к справке, но тут она задержала ее: «А разрешение на тракторы вам не нужно?» Я удивленно покачал головой. «Точно нет? А проблем у вас потом не будет?» – женщина почему-то тревожно на меня смотрела и не выпускала справки из рук. Видимо, такой поток бесполезной работы сказался и на ее состоянии. Пришлось многократно заверять, что с тракторами я не связан. Вышел, посмотрел на часы – оказалось, мы почти десять минут спорили… о тракторах.

Больше людей, меньше окон

Три дня в поликлиниках не прошли для меня даром – спал я плохо, меня стали потихоньку забывать на работе. А я еще не прошел главной процедуры – обмена прав. По наводнившим город слухам, в МРЭО было не легче, чем на медкомиссии. Плохой сон сослужил мне дурную службу – к открытию нужного заведения я опоздал на полчаса.

А когда зашел внутрь – ужаснулся. Во все открытые окна стояли и шумели очереди. Оправившись от подкатившей к горлу тошноты, я занял очередь сразу в два окошка – за заявлением и в кассу. В кассу очередь двигалась так медленно, что многие водители не выдерживали и ехали в ближайший банк, чтобы заплатить пошлину там. Выходило действительно быстрее. Может быть, потому, что касса, как назло, работала только одна.

И чуть ли не каждый час закрывалась на 15-минутный перерыв. Томившиеся в очереди в это время изучали информацию на стендах о дебюрократизации запросов и процедур, но касса открывалась, и люди возвращались к реальности. Новички, видя закрученных спиралью людей к разным окошкам, от неожиданности сразу срывались на мат. А в очередях обсуждали… очереди. «Неужели все из-за повышения базовой стоят, – оглядывал очередь пожилой водитель, держа под мышкой новенькие номерные знаки. – Ну, было 20 тыщ, ну станет где-то 50–55 тыщ, так что, из-за этого здоровье терять?»

Очередь возроптала, а рядом высказалась пожилая женщина: «С моей пенсией каждая сотня на счету. В магазин раз сходишь – сотня, заправишься – другая, на права – третья. Так миллион и разойдется, а что внукам останется?» Возражений не было.

Отстояв в очередях почти четыре часа и сдав все документы, взмыленный, вышел из очередного кабинета, где меня сфотографировали на права. Состояние было ужасное – организм требовал разрядки за созданные ему нечеловеческие условия. А рядом уже возмущались услышавшие предупреждение по громкоговорителю, чтобы зря не стояли, все равно через пятнадцать минут обед. На людей было жалко смотреть – некоторые, ругаясь, уходили ни с чем, другие пытались пробиться к окошку и выпросить шанс сдать документы до обеда, но большинство покорно стояли и ждали до последнего. Уже привыкли.

Идя на работу, раздумывал, почему бы дебюрократизирующемуся государству не свести процесс прохождения медкомиссии «для справки» или попросту беготню по поликлиникам к обмену данными между врачебными заведениями о том, состою ли я где-нибудь на учете, есть ли у меня врожденные заболевания, и направлению уже готовой справки в МРЭО.

РЕКЛАМА

Почему не предложить населению как вариант на выбор – платить за услуги за прохождение медкомиссии да и за получение любого удостоверения через интернет, через интернет оформлять заявление на обмен прав и приходить уже за готовым документом в назначенное время, чтобы люди не унижали себя многочасовым стоянием в очередях…

Записала Людмила Прокопова

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up