Автор: Алесь ГИЗУН

15:27, 15 марта 2012

Общество

remove_red_eye 2622

Это моя работа. Ветеринарный врач

«Мне приходилось видеть, как огромный мужик плакал, стоя на коленях перед своим умирающим псом. Этот человек плакал так, как плакал бы по любому члену своей семьи. Вот это для меня норма».

О животных «полезных» и «бесполезных»

Олег Колонцов называет себя потомственным ветеринаром. Правда, с небольшой оговоркой: его мать, хотя и не была практикующим врачом, зато преподавала в Витебской государственной академии ветеринарной медицины. Из стен этого же учреждения с дипломом ветеринарного врача в 2004 году вышел и ее сын. «До  академии я окончил школу с биологическим уклоном, поэтому эта тема была близкой мне с детства», – признается Олег Колонцов.

Вскоре после окончания учебы судьба привела его в Барановичи. По приезде в наш город молодому ветврачу из Витебска пришлось сначала полгода поработать по специальности на агрокомбинате в Снове. «Там «доктор Айболит» был не нужен, – вспоминает Олег Колонцов. – На агрокомбинате я, прежде всего, стоял на защите продовольственных интересов людей. Моя обязанность заключалась в том, чтобы набравшее нужный вес животное живым и более-менее здоровым доехало до места убоя».

РЕКЛАМА

Через полгода Олег нашел работу по душе, устроившись ветврачом в частном ветеринарном пункте. «Сегодня я занимаюсь лечением так называемых непродуктивных видов животных, то есть совершенно бесполезных с точки зрения кулинарии (смеется. – Авт.). Здесь я могу относиться к моим пациентам, как к людям: я лечу им суставы, спасаю их от сердечной недостаточности…»

О фантастике и реальности

Ветеринария в подлинном смысле этого слова, полагает Олег Колонцов, стала появляться в Беларуси относительно недавно. «В советское время судьба серьезно больного животного обычно решалась просто: в лучшем случае ему делали укол – и в пакет. Тогда чуть ли не все коты умирали от «чумки», хотя на самом деле причиной гибели могло быть  отравление, гепатит или онкология… Сегодня новых «звериных» болезней не появилось. Просто ветеринарные врачи стали, наконец, лечить давно известные болезни».

Как уверяет Олег Колонцов, возможности современной мировой ветеринарии практически не ограничены и почти не уступают возможностям медицины «человеческой». Однако Беларусь в этом плане сегодня значительно отстает даже от соседей – России и Украины. «В той же России при крупных онкологических центрах есть клиники, которые занимаются сугубо проблемами онкологии у животных: им выполняют операции, проводят химиотерапию, облучение, – рассказывает Олег Колонцов. – Для Беларуси это пока что-то из рода фантастики».

К сожалению, возможности ветеринарии в Барановичах еще более скромны. «В нашем городе, к примеру, до сих пор нет возможности сделать рентгеновский снимок животному, хотя с этого начинается лечение любой травмы, – признается Олег Колонцов. – И мне жаль всех котов и собак нашего города, которые падают, попадают в ДТП или получают другие увечья. Все они вынуждены ехать в столицу ради одного лишь снимка…»

И тем не менее, по словам Олега Колонцова, в наше время стала доступна зарубежная литература, в Интернете созданы специализированные форумы ветврачей по обмену опытом. Стали возможны вэб-семинары, где ветврачи из разных стран могут воочию следить, как, к примеру, их американские коллеги осваивают новый вид операций. А современные наркозы позволяют выполнять различные по продолжительности операции, о которых еще недавно белорусские ветврачи даже не мечтали.

«По-моему, главный профессиональный принцип любого врача – самообразование, – делится мнением Олег Колонцов. – Наверное, поэтому я каждый месяц стараюсь осваивать какой-нибудь новый прием или вид операций, которые до сих пор в Барановичах не делал никто. К сожалению, здесь у меня нет учителя, у которого я мог бы что-то перенять, поэтому порой приходится заново изобретать колесо».

Об Интернете и менталитете

С новыми возможностями современной ветеринарии, по словам Олега Колонцова, изменились и требования людей: «Общество тоже становится грамотным. На прием, как правило, сегодня приходят, предварительно   подковавшись знаниями из Интернета. И когда я ставлю диагноз чьим-то питомцам, мне нередко говорят, мол, вот действительно – мы то же самое прочли и в Интернете».

Как утверждает Олег Колонцов, отношение к домашнему животному сугубо как к полезной или бесполезной вещи сегодня тоже стало меняться. «К сожалению, встречаются еще типы, которые спрашивают, сколько будет стоить операция для их четвероногого друга, а сколько – эвтаназия, и потом «голосуют» за эвтаназию, потому что она на 50 тысяч дешевле, – рассказывает Олег Колонцов. – Но для меня такой расчетный способ мышления неприемлем и в подобных случаях я отказываюсь усыплять животное».

Однажды к Олегу на эвтаназию привели восьмилетнего американского стаффордширского терьера. Хозяева собаки просто пожелали обзавестись новой породой, а старого четвероногого друга усыпить. Олег пожалел собаку и забрал ее себе. «Это была самая лучшая собака, которую я встречал – красивая, умная, благородная, – вспоминает Олег Колонцов. – Можно было положить ей в рот пряник и забрать его в любое время. Мы могли с ней вместе выпить 50 граммов: я выпью, а она закусит за меня (смеется. – Авт.)… У меня было ощущение, что Мона ждала меня всю жизнь».

В наше время эвтаназия проводится лишь в строго определенных случаях: при неизлечимых болезнях животного либо при тяжелых травмах, несовместимых с жизнью. «Хотя недавно я узнал, что в США уже используются специальные инвалидные коляски для собак и котов с проблемами опорно-двигательного аппарата, – говорит Олег Колонцов. – Но мне кажется, к такому уровню отношений наш менталитет пока не готов».

Тем не менее, по наблюдениям Олега Колонцова, теперь люди стали гуманнее в отношении к животным, они готовы вкладывать деньги в здоровье своих питомцев. «Собирать деньги на операцию себе или своим детям – сегодня обычное дело. И если это норма для людей, так почему это не должно быть нормой в отношении тех, кого мы приручили?» – рассуждает Олег Колонцов. По словам ветврача, на Западе это уже теперь норма. Известен случай, когда девочка в США устроила распродажу своих игрушек, чтобы собрать деньги на операцию четвероногому другу.

«В моей практике были случаи, когда больная хромая старушка садилась на электричку и везла такую же, как она сама, собаку в Минск на рентген, – вспоминает Олег Колонцов. – А одна семья возила свою собаку в Москву делать томографию мозга. Эти люди потратили немалые деньги только ради того, чтобы снять последние сомнения в том, что их питомец может выжить. И когда после этого я слышу, что у кого-то нет времени, например, чтобы отвезти своего слепнущего любимца на консультацию к офтальмологу в Минск, я просто не верю. Ведь если бы заболели вы сами, у вас нашлось бы время поехать. Чего вы, спрашивается, тогда вообще хотите от врача?»

О норме отношений и о пределах любви

В понимании Олега Колонцова отношение владельца животного к своему питомцу должно быть, как к полноправному члену семьи.

«Гуманные люди, наверное, гуманны во всем, – рассуждает Олег Колонцов. – Мне приходилось видеть, как огромный мужик плакал, стоя на коленях перед своим умирающим псом. И я уверен, что он плакал так, как плакал бы по любому члену своей семьи. Вот это для меня норма». Однако, по мнению ветеринарного врача, бывает, что любовь хозяев к собственному животному зашкаливает: «Иногда мне самому приходится уговаривать владельцев, которые любой ценой желают продлить жизнь своим питомцам, сделать эвтаназию. Это те случаи, когда моя обязанность как врача – сказать хозяевам: все, нельзя дальше мучить животное».

РЕКЛАМА

Некоторые владельцы домашних животных не только не хотят лечить своих питомцев, но и сами вгоняют их в болезни. «Однажды ко мне привели старого пуделя, у которого была сердечная недостаточность, – приводит пример Олег Колонцов. – Оказалось, хозяева сами сделали из своей собаки наркомана и пассивного курильщика, приучив каждый день пить кофе и  курить вместе с ними на балконе».

Как признается Олег Колонцов, заветная мечта всех ветеринаров – чтобы питомцы приходили без своих владельцев, поскольку те в большинстве случаев только мешают врачам. Но если владелец животного настаивает, ему могут разрешить присутствовать при операции. В таких случаях хозяевам дают ватку с нашатырем, усаживают в углу и просят не мешать, а если станет плохо – не падать, а аккуратно сползать. «Однажды полковник вызвался помочь подержать свою кошку, – вспоминает Олег Колонцов. – Мы сделали первый разрез, и полковник пополз вниз по стенке…»

Как бы это ни звучало, но причинять боль животным, полагает Олег Колонцов, – одна из составляющих специфики его профессии: «Любые мои манипуляции, так или иначе, связаны с болью, с насилием над животным. Конечно, оно на меня обижается. Не зря   даже за мою недолгую практику меня уже «попробовали» все, включая хомяков и черепах. Но если я стану охать и ахать вместе с их хозяевами, то ничего путного из этого не выйдет».

О двух мобильниках и о своем месте в жизни

Рассуждая о специфике своей работы, Олег Колонцов признается: «В понедельник я с радостью иду на работу, в среду – с пониманием отношусь к ней, как к рутине, а в пятницу – с радостью бросаю… до следующего понедельника».

Официально рабочий день Олега Колонцова длится до 19.00, хотя раньше 21.00 семья видит его редко. Многие находят время принести своего заболевшего питомца к врачу только после работы, не думая, что здесь тоже есть рабочий график и других тоже ждет семья. «Мне трудно отказать человеку, если я понимаю, что животное действительно требует помощи, а завтра утром хозяин не сможет его принести, – рассказывает Олег Колонцов. – Может, для мужчины такой график и приемлем, но женщине выдержать такие условия сложно. Я знаю, что у моих коллег-женщин были трудности с воспитанием детей, поскольку те просто редко их видели».

Чтобы пересчитать всех практикующих ветврачей в Барановичах, достаточно пальцев двух рук. Видимо, поэтому их популярность в обществе порой переходит все грани разумного. «На отдыхе или в незнакомой компании я всегда стараюсь не афишировать, кто я по профессии, иначе мой отдых закончится тут же, – рассказывает Олег Колонцов. – По этой же причине ветеринарные врачи, как правило, редко дают номер своего телефона, а многим приходится носить по два мобильника…»

Тем не менее, заверяет Олег Колонцов, он ни за что не поменял бы свою профессию ни на какую другую.

«Однажды мне пришлось оперировать кошку врача-хирурга, который, я  уверен, сделал бы это не хуже меня, – вспоминает Олег Колонцов. – Но он тогда сказал, что это должен выполнить профессионал. Наверное, это было лучшее признание моих способностей. Кстати, позже мне самому пришлось лечиться у этого хирурга. Действительно, в жизни каждый должен заниматься своим делом».

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up