Автор: Наталья СЕМЕНОВИЧ

14:20, 1 декабря 2011

Общество

remove_red_eye 891

Это моя работа. Адвокат

«У нас нет хороших и плохих подзащитных. Все они нуждаются в помощи, и обязанность адвоката – ее оказать, не важно – нравится тебе это, или нет».

«Зачем тебе юридический?»

Зоя Гавдей уже более 30 лет защищает граждан в суде

РЕКЛАМА

Зоя Гавдей уже более 30 лет защищает граждан в суде

В юридическую консультацию Барановичского района и г. Барановичи в качестве адвоката Зоя Гавдей пришла в 1980 году, сразу после окончания юридического факультета БГУ.

Главную роль в выборе будущей профессии, по признанию Зои Ивановны, сыграл очень популярный в советские времена фильм – «Следствие ведут знатоки». «Я смотрела его несколько раз и просто влюбилась и в самих главных героев, и в их работу, – вспоминает адвокат. – Сразу мечтала пойти в милицию. А в выпускном классе твердо решила поступать на юридический факультет».

От этого выбора успевающую выпускницу долго отговаривал директор школы. «Зачем тебе такая профессия? Ведь постоянно придется сталкиваться с неприглядными сторонами человеческой жизни. Зачем тебе эта грязь? Ты же отлично учишься, выбери что-то другое», – убеждал он меня, когда я пришла за необходимыми для поступления документами, – с улыбкой говорит Зоя Гавдей. – Но я его не послушала и сделала по-своему».

Родители, по признанию адвоката, также поначалу попытались отговорить ее от поступления на юридический. Правда, долго и сильно не настаивали. «Думаю, как любые мама с папой, они хотели, чтобы мечта их дочери осуществилась, – говорит Зоя Ивановна. – А когда я поступила на очень престижный по тем временам – единственный в республике – юридический факультет БГУ, родители очень гордились мной».

К концу обучения девушка хотела попасть на работу в прокуратуру, но даже предположить не могла, что судьба распорядится по-своему и забросит ее в адвокатуру. «Сегодня я даже не могу вспомнить, почему мне так хотелось попасть в прокуратуру. Наверное, потому что о профессии адвоката в то время мало знали. На первых ролях всегда были работники прокуратуры, – объясняет Зоя Ивановна. – Но если бы сейчас мне пришлось выбирать, я все равно бы выбрала профессию адвоката».

Самые трудные – дела о «разделе» детей

Одна из самых главных трудностей работы адвоката – психологическая. По признанию Зои Гавдей, эмоционально тяжелее всего вести гражданские дела о передаче детей на воспитание. «Тяжелее из-за того, что здесь присутствует ребенок. Поэтому я всегда очень внимательно читаю заключения специалистов-психологов, – объясняет адвокат. – И в своих рисунках, как правило, ребенок всегда рисует маму, папу и себя в центре, держась за руки родителей, потому что он любит их обоих и хочет жить вместе с мамой и папой».

По мнению Зои Ивановны, в таком деле, по большому счету, нет и не может быть победителей: «Здесь в проигрыше все. И родители, не сумевшие сохранить свои чувства, и вместо того, чтобы подумать о ребенке и в создавшейся ситуации найти компромисс, стремятся сделать друг другу больнее, используя при этом ребенка. И суд, потому что суд должен решить спор, как того требует Закон, т.е. исходя из интересов детей, а интерес ребенка – жить в полной семье, чего решением суда обеспечить нельзя. Поэтому такие дела с психологической точки зрения тяжелы для всех сторон».

Бывает страшно, бывает смешно

Адвокат, как и врач, не выбирает себе клиентов. Именно поэтому эти две профессии схожи. Как и врач, адвокат не вправе отказать в оказании помощи и обязан хранить адвокатскую тайну. Поэтому, по словам Зои Гавдей, у них нет хороших или плохих подзащитных и доверителей. Все они нуждаются в помощи, и обязанность адвоката – ее оказать, не важно – нравится тебе клиент или нет.

Как признается Зоя Ивановна, в ее многолетней практике были два случая, когда подзащитные были ей неприятны. В обоих случаях мужчины обвинялись в убийстве собственных матерей. В соответствии с Законом участие адвоката по таким делам обязательно, и адвокат назначается по требованию органа, осуществляющего предварительное расследование, если родственниками подозреваемого не заключено соглашение на осуществление защиты с конкретным адвокатом.

«Первое убийство было совершено с особой жестокостью: на теле погибшей было более 70 травм. Подзащитный был изначально мне неприятен: человек так жестоко обошелся с матерью. Да еще соседи рассказали, что мужчина на их глазах убил собственную собаку, – вспоминает адвокат. – Когда я пришла к нему в СИЗО, между делом поинтересовалась и о собаке: действительно ли он ее убил? На что последовал спокойный ответ: «Да я посмотрел, что гулять с ней некому, что она сидит в квартире, воет, и решил, что надо ее убить». И мне настолько страшно стало от его слов, что это чувство страха я помню до сих пор, хотя этот случай был в начале карьеры».

Бывают в практике адвокатов и веселые случаи. Вот только один из последних.

Заходит в кабинет мужчина и говорит:

РЕКЛАМА

– Здравствуйте, меня к вам из суда направили составить исковое заявление о разделе дома… по понятиям.

Смотрю, человек вроде серьезный с виду. Что он имеет в виду? Первое, что пришло в голову – мужчина отбывал наказание в местах не столь отдаленных. Поэтому спрашиваю:

– Простите, вы были в местах лишения свободы?

– Ой, что вы, я никогда не сидел, ни за что не привлекался, даже не судился ни с кем, – опешив, отвечает он.

– Тогда давайте по порядку. Расскажите, какая вам нужна помощь.

Последовал подробный рассказ о проблеме, и выяснилось, что мужчина получил по наследству часть жилого дома и хотел ее отделить от остальных совладельцев-наследников. Такой раздел у юристов называется «разделом в натуре». Видимо, пока мужчина шел из суда, забыл, как правильно это называется, и слово «в натуре» заменил «по понятиям». Услышав, как звучит то, что ему необходимо, мужчина признался: «А я думаю, неужели суд пользуется бандитской терминологией?».

«Надо сказать так, чтобы тебя услышали»

По мнению Зои Ивановны, легких профессий не бывает, потому что каждая профессия – это в первую очередь труд. «Когда вам кажется, что человек легко справляется со своей работой, то это совсем не потому, что она у него легкая. Просто этот человек – профессионал. Только он знает, какой нелегкий, порой титанический труд скрывается за этой внешне кажущейся легкостью», – считает она.

Профессия адвоката, которая на первый взгляд кажется легкой, на самом деле требует много времени, сил и внимания. «Люди даже не понимают, насколько это непросто – встать и сказать что-то в защиту человека, который обвиняется в совершении преступления. Но ты должен! Должен встать и, несмотря на то, что сидящие в зале суда люди буквально готовы растерзать тебя, сказать слова в защиту своего клиента. Ведь от того, насколько юридически грамотно и проникновенно ты выступишь, зависит судьба человека, – поясняет Зоя Ивановна. – И сказать надо так, чтобы тебя услышали».

Ведь ситуации бывают разные: люди нередко совершают проступки просто потому, что запутались в жизни: «Представьте, в зале две мамы. У одной – погиб единственный сын. У другой – тоже единственный – сидит в клетке. «Казните!» – требует одна. Другая просит: «Простите! Это единственный мой ребенок». И как вот быть в этой ситуации?.. Сложно…»

Быть рядом в самые трудные минуты

Адвокаты представляют интересы клиента по любым спорам – будь то жилищные, трудовые, брачно-семейные, а также выступают в роли защитника по уголовным и административным делам.

В эти не лучшие минуты жизни людей сопровождает адвокат, который зачастую видит своих клиентов не в самом приглядном свете. Наверное, поэтому некоторые подзащитные, по словам Зои Гавдей, выходят из зала суда и от счастья, что все кончилось, тут же забывают о тех, кто их защищал. «Бывает, идут навстречу и не поздороваются. Но я не обижаюсь – понимаю, что со мной у них связана какая-то боль, им тяжело, видя меня, все это снова вспоминать и переживать, – поясняет Зоя Гавдей. – Наверное, это такая самозащита человека – «закрыть глаза»: прошел мимо, будто незнакомы. Потому что воспоминания эти, как правило, тяжелы и, мягко говоря, неприятны».

Но таких – единицы, большинство все-таки помнят своих защитников. «Как-то в новогоднюю ночь мне позвонил человек, которого я защищала пять лет назад, и поздравил меня с праздником. На мой вопрос: «Неужели вы еще помните, как меня зовут?», он серьезно ответил: «Как я могу вас забыть, если вы были рядом со мной в самое трудное время в моей жизни – когда я был в тюрьме», – вспоминает Зоя Ивановна. – И вот в такие минуты ты понимаешь, что все, что ты делаешь, – ты делаешь не зря!»

О бойцовской реакции и суде

И гособвинитель, и адвокат на суде обладают равными процессуальными правами, но цели и задачи у каждой из сторон разные. «Мне лично неприятно, когда представитель гособвинения смотрит на меня «свысока», – признается женщина. – Мы оба специалисты в своей сфере, у каждого из нас свое мнение. Поэтому это мнение должно учитываться и восприниматься. Каждый из нас должен выслушать оппонента и достойно ответить».
Но последнюю точку в уголовном или гражданском деле ставит суд.

Адвокаты делают свою работу, делают ее насколько возможно хорошо: в подробностях изучают материалы дела, посещают своих подзащитных, волнуются, не спят ночами и держатся позиции подзащитного: если он утверждает, что не виновен, адвокат не имеет права думать иначе. «Нашу работу люди оценивают по приговору суда, по тому, какое решение принято. Но ведь бывает, что работа адвоката выполнена блестяще, а суд не оценил. Бывает по-всякому.

Но самое главное, на мой взгляд, чего не должно быть в суде, так это расправы над человеком, – рассуждает Зоя Ивановна. – У Короткевича есть такие строки: «Да самай глыбіні чалавечай душы і да таго, што прымусіла яе зрабіць той ці іншы ўчынак, ніколі не зможа дакапацца ніводзін суд. Ні на тое людзі суд выдумалі. Суд – гэта расправа, і гаспадары суда хочуць, каб яна была хуткай і не вельмі дарагой». Вот этого быть не должно! И немалую роль в этом, на мой взгляд, выполняем мы – адвокаты».

Профессиональные приметы адвокатов

– Уходя в суд, не говорят «Удачи». Считается, что пожелание удачи отпугивает ее. Поэтому, отправляясь на судебное заседание, Зоя Гавдей и ее коллега говорят друг другу «пока».

– Раньше, когда заявления о расторжении брака писали в юридической консультации и адвокаты работали на печатных машинках, 100%-но срабатывала примета: если заложенный в машинку лист не пошел и его пришлось менять – люди помирятся и все у них будет хорошо.

– Если подзащитный не оплатил услуги адвоката, у него снова будут проблемы, которые потребуют помощи юриста.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up